ЛитМир - Электронная Библиотека

Гильзы звякнули в третий раз.

— …Опссс!

— Куда ты метишь, Каларно? — спросил в лоб Гало.

— Дон Франческо Деллакроче.

— Что Дон Франческо Деллакроче?

— Может быть, в эту минуту вам не удается вспомнить с ясностью, кто это такой. Но эти три мерзавца являлись его черными мантиями, регулярно выпускаемыми им на сцену…

— Вы оскорбляете суд, Каларно! — возмутился Ловати.

— С чего вы взяли? Я лишь констатирую факт: Агнус, Абрамова и Н’Гума являются, простите, являлись, солдатами клана Деллакроче.

Повисла тяжелая тишина. Каларно смотрел, как санитары упаковывают тело Н’Гума в пластиковый мешок.

— Если послушать первые путаные показания великого журналиста Сандро Белотти…

— Вот, кстати, — перебил Гало, — по поводу Белотти я хотел тебе сказать…

— Белотти арестован и изолирован как подозреваемый в убийстве Кармине Апра, — отрезал Каларно.

— Ты сам прекрасно знаешь, что это абсурд, Андреа.

— Не ходи по тропе абсурда, Пьетро, — сказал назидательно Каларно, оглядев его с головы до ног. — А то в конце ее окажется то, что тебе может не понравиться. Этот совет я услышал, когда внимал начальнику полиции Милана.

— При чем тут начальник полиции? — возмутился Ловати.

— Позвольте проинформировать вас, господин судья: начальник полиции города — мой непосредственный начальник.

— Уж не собираешься ли ты игнорировать судебное ведомство? — озабоченно спросил Гало.

— Ни в коем случае! Я только выполняю свои обязанности полицейского. — Каларно обвел взглядом обоих. — Нравится вам это или нет. Так вот, возвращаясь к великому журналисту Белотти, в кровь разбил ему физиономию все тот же человек в форме капитана карабинеров. — Каларно весело хмыкнул, словно вспомнил что-то забавное. — А сейчас мы с вами проиграем немного в гипотезы, которые на самом деле и не гипотезы вовсе, а самая, что ни на есть, реальность: а) Кармине Апра был киллером номер раз у Дона Франческо Деллакроче и по приказу Дона Франческо Деллкроче убил Карло Варци:..

Гало открыл рот, собираясь что-то сказать, но Каларно остановил его, подняв указательный палец.

— …Давай не будем терять время на все эти требуется доказать; б) Апра был арестован, очень раскаялся, в кавычках, разумеется, и готов был раскрыть коробку с компроматом. По крайней мере, так вы мне рассказывали; в) при сообщничестве кого-то изнутри суда, повторяю, изнутри суда, Дон Франческо Деллакроче посылает второго киллера в форме капитана карабинеров, чтобы вывести Апра из игры;

Каларно вновь повернулся, ткнув пальцем в черный «бмв» бандитов;

— … г) группа огневой поддержки изучает место предстоящей операции. Я своими глазами видел эту машину, номер БД 451 НФ, зарегистрированную на некую луганскую фирму, когда они вчера вечером объезжали вокруг Дворца Правосудия; д) сегодня Апра был отправлен в ад, где ему давно надо было оказаться. Но после этого и киллер киллера становится слишком большой помехой. И господа Агнус, Н’Гума и Абрамова получают приказ от Дона Франческо убрать и его тоже; е) однако, с ними случилось несчастье. Очень большое несчастье. — Каларно в четвертый раз звякнул гильзами в прозрачном пакете. — Невосполнимая утрата для нашей прекрасной страны!

Новая тихая пауза. Ловати несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул. Гало наблюдал, как санитары грузили трупы в один из фургонов. Повернулся к Каларно.

— Что нам известно об этом втором киллере?

— Лет около сорока, рост 185, плотное сложение, седые волосы. Один из моих ребят работает сейчас со свидетелями, пытаются составить фоторобот. По словам некоторых из них, он тоже был ранен во время перестрелки.

— Как же ему удалось уйти?

— Кажется, он сел в автомобиль, большой внедорожник с девушкой за рулем.

— Сообщница? — предположил Ловати.

— Нет, вряд ли. — Каларно покачал головой. — Думаю, он вынудил ее увезти его отсюда, сунув ей под нос свою пушку.

— Номер автомобиля?

— Всего две цифры. Остальные были заляпаны грязью.

— Отлично! Нам только похищения и заложника не хватает.

— Это только лишь одна из проблем…

— Опять игра с гипотезами, Каларно?

— Нет, Пьетро, еще одна реальность. С которой нам всем придется считаться. И очень скоро. Этот киллер, кем бы он ни был, высококлассный убийца-профессионал. Меньше трех секунд ему хватило, чтобы всадить в Апра две пули из винтовки большого калибра, а потом исчезнуть без следа из здания, — он кивнул в сторону Дворца Правосудия, — превращенного, практически, в крепость. Затем уже здесь он разделал под орех трех наемных убийц, вооруженных автоматами и лупарой. Он — машина для убийств. Попытавшись уничтожить его, Дон Франческо Деллакроче сыграл против правил. И на этот раз, я уверен, он совершил катастрофическую ошибку, не доведя дело до конца. И можете мне поверить, карманного калькулятора министра внутренних дел будет недостаточно. — Каларно провел рукой по волосам и посмотрел в небо. — Чтобы считать трупы, нам понадобится компьютер.

В очередной раз наступила неестественная тишина.

Звуки города, этого вечно кипящего многонаселенного города, казалось, исчезли.

Это проклятое село продолжало гореть.

Слоэн смотрел на тени, колышущиеся на голых стенах, а может быть, это не стены, а потолок? Реальность ускользала из сознания, искажая видения.

Он чувствовал их клювы, терзавшие его левый бок. Казалось, они не прекращали делать это ни на одну секунду. Боль горячими волнами накатывала все чаще и чаще.

Вороны вернулись.

Память пульсировала фрагментами: стреляющий «глок»; эхо выстрела двуствольного обреза Н’Гума; первый удар вороньего клюва — одна из пуль прошила бок, горячее и липкое потекло по ноге; лицо рыжей девушки, окаменевшее от ужаса; автомобильные дворники, смывающие кровь с лобового стекла; сирены; улицы, улицы; слепящие лампы среди безграничного мрака.

Они жрут меня…

У девушки было имя. Как оно звучало? Луис? Лаура? Линда? Нет, не Линда — Лидия. Точно, ее зовут Лидия. Она говорила на странном английском, грамматически правильном, но с сильным акцентом.

«Дэвид, ты умираешь от потери крови!»

Дэвид? Откуда она узнала, как его зовут? Если это он сам ей сказал, то где и когда?

Память подсказывала, как велел ей остановиться, как попытался выйти из машины и уйти, как упал на асфальт, в горячий воздух, и сухие листья стали красными и липкими.

Это ад?

Лидия поднимала его. «Я не знаю, кто ты есть, Дэвид. Но если бы ты не убил его, то он убил бы меня».

« Я сам тебе скажу, кто я. Убийца. Головорез…»

Вся земля — ад.

«Постарайся взять себя в руки, Дэвид. Ты продолжаешь истекать кровью. Вот так, обопрись на меня. Осторожно, здесь ступеньки».

«Дай мне дезинфектант и бинты. Дай мне пластырь. Я сам перевяжу себя. Я этому обучен…»

«Перевязку? Да ты даже не ногах не стоишь. Убери свой пистолет. Дай-ка я тебе помогу, Дэвид…»

15.

Андреа Каларно не спал.

Он лежал с закрытыми глазами, затылком на подголовнике старого кресла, расслабив руки и ноги, положенные одна на другую. Мозг работал.

Утренний свет проникал в кабинет второго этажа центрального полицейского управления лишь на короткое время. Как раз сейчас треугольный кусочек неба виднелся между крышами над другой стороной внутреннего дворика. Все остальное время комната плавала в полумраке.

Каларно взялся за подлокотники кресла и заставил себя встать. Бутылка минералки стояла на столе, загроможденном горами папок и бумаг. Вода была выдохшейся и теплой, но все равно освежила пересохшее горло.

Каларно провел в управлении последние тридцать шесть часов. Первые двенадцать он и часть его отдела выслушивали толпу свидетелей. На остальные двадцать четыре часа он заперся в кабинете, пытаясь привести в логическую систему эту массу показаний, преувеличений, противоречивых и бредовых. Еще одна причина, державшая его в кабинете: буйство пишущей и снимающей братии. Убийство Кармине Апра и последовавшая за этим бойня стали поводом для настоящей оргии акулпера. Разнузданнее, чем в случае финала Кубка чемпионов или плачущих мадонн. Сандро Белотти, журналист национального уровня, был в эпицентре этого циклона. Канистрой бензина в костер.

29
{"b":"1331","o":1}