ЛитМир - Электронная Библиотека

Полиция и судебное ведомство отбивались от сыпавшихся градом вопросов. Как стало возможно, чтобы киллер, вооруженный снайперской винтовкой, проник в здание Дворца Правосудия, превращенного в бункер? Сообщники? Несомненно, и не один, и на очень высоком уровне — отвечали на свои вопросы сами журналисты. Впервые Каларно был с ними согласен. Именно это он сказал Ловати и Гало, стоя на залитом кровью асфальте площади.

Конечно, сообщники. Глубокая Глотка? Может быть, а может быть, и что-то иное. Журналисты бурлили, словно карнавал. Устроив мясорубку, киллер, в прямом смысле, испарился. Растворился без следа. Как это стало возможно? Еще как возможно, ребята. И это единственное, что имеет смысл. Этот человек — профессионал высшего уровня. Умеет убивать, умеет исчезать. Тень, фантом.

Кто-то постучал в запертую на ключ дверь. Каларно поставил на стол опустошенную бутылку и пошел открывать.

— Мне надо поговорить с тобой, Андреа.

На пороге стоял Пьетро Гало. Воротник рубашки расстегнут, узел галстука распущен, лицо, как у человека, спавшего не больше пары часов. Каларно предпочел не задумываться над тем, какое лицо у него самого.

— Входи, раз пришел.

Каларно вернулся к столу. Поднял трубку, набрал три цифры. Ему ответил дежурный по отделу.

— Палмьери? Это я. Есть ли новости о видеокассетах, которые должны были прислать из суда?.. — Каларно слушал ответ.

Гало был не один.

Вслед за ним в кабинет зашел еще человек. Лет тридцати, темные волосы, бесцветное лицо, серый костюм. В руке профессиональный аллюминевый чемоданчик с кодовым замком, пристегнутый стальной цепочкой к левому запястью.

Гало и пришелец остановились на пороге, ожидая, когда Каларно закончит говорить по телефону.

— Я тебе говорил уже дважды, Палмьери, — сказал в трубку Каларно, — я имею в виду видеокассеты, на которые записывалось изображение четвертого этажа с телекамеры службы безопасности… Значит, еще не принесли… Ну ладно. Позвони, если будут новости.

Каларно положил трубку.

Человек сделал шаг вперед, ему руку:

— Комиссар, очень приятно познакомиться с вами лично.

Его итальянский был безукоризнен, с легким, едва уловимым англосаксонским акцентом. В его улыбке не было никакого тепла, простое сокращение лицевых мускулов. Темные его глаза оставались холодными, как два куска сухого льда.

— А вы?…

Человек протянул ему кожаные корочки, с вложеным в них удостоверением и значком, которых Каларно никогда прежде не видел.

— Валайн. Роберт Валайн. Бюро по борьбе с организованной преступностью.

— Поздравляю.

— Вы, надеюсь, в курсе деятельности и целей нашей организации, комиссар?

Каларно кивнул. Да, разумеется, в курсе. Бюро по борьбе с организованной преступностью — ББОП, самая эффективная организация среди себе подобных. С тех пор, как несколько десятилетий назад правительство США в лице самых опытных и закаленных специалистов решилось бросить вызов мировому гангстеризму. Известно, что эта организация настолько засекречена, что ни одна попытка инфильтрации в нее не увенчалась успехом. Известно также, что ББОП нанесла целый ряд ощутимых ударов по русской мафии, китайским триадам и японской якудзе.

— Чем могу быть вам полезен, мистер Валайн?

— Я думаю, могу обратить этот вопрос в вашу сторону, комиссар. — Валайн натянул на лицо очередную улыбку-маску. — То есть, не чем вы можете быть полезным мне, а чем я могу быть полезным вам в вашем расследовании.

— Ричард прилетел из Нью-Йорка сегодня утром, Андреа, — сказал Гало. — Он начал действовать сразу же, как только информация об убийстве Апра стала известна на другом берегу Атлантики.

Вошел Палмьери, принес три чашечки «капуччино» и бриоши. Каларно придвинул одну чашку, ложечкой снял пену с кофе.

— Стало быть, слава о чудесных делах Кармине Апра достигла и ваших краев, — констатировал он.

— Вы правы, комиссар Каларно, — ответил американец, — нам известно много о том, что он делает, то есть, делал.

— ББОП знает также о Франческо Деллакроче, Андреа, — добавил Гало.

— Нам известно, что Деллакроче расширил свое влияние далеко на восток: в бывшую Югославию, Черногорию, Косово, Румынию… А также работает в противоположном направлении земного шара.

— В смысле?

— Установил связи с одним из самых мощных кланов на восточном побережье Соединенных Штатов. Может быть, самым могущественным в этой системе.

— Системе, мистер Валайн? — Каларно сделал глоток. Молоко в кофе было кислым.

— Под системой, комиссар, мы в ББОП понимаем организованную международную преступность.

— Смотри-ка, система. Система хороша при игре в лото.

На лице Валайна не дрогнул ни один мускул.

— У вас довольно своеобразное чувство юмора, комиссар.

— То же самое мне говорит моя тетя Аделина, — Каларно откусил сразу половину бриоши, — когда я приезжаю навестить ее в Кротоне и выпиваю все ее горькую настойку.

Гало округлил глаза.

— Ричард здесь, чтобы помочь тебе!

— Замечательно, тогда для начала попытаемся договориться о терминологии. Для уровня ББОП речь, может, и идет о системе, у которой суперкомпьютеры, частный флот и авиация, армия лучших шлюх. У нас же под носом другая реальность: банда мерзких убийц. Повторяю, убийц, война банд. Можете сказать по этому поводу что-нибудь оригинальное, Валайн?

— Никаких проблем. Мерзкий убийца Деллакроче расползается до берегов Америки и в этой экспансии ищет новых друзей. И друзей друзей.

— Типа?

— Типа Франческо Винсента Ардженто, босса всех боссов Нью-Йорка. Вам понятно, о чем я говорю, комиссар?

— Абсолютно. — Каларно повернулся к Гало. — Ты не хочешь задать ему вопрос, Пьетро?

— Какой вопрос?

— Как какой? Твой коронный. — Каларно пристально посмотрел на американца. — У вас есть доказательства, мистер Валайн?

— Еще нет, но очень скоро будут. — Валайн выдержал его взгляд. — Вы не можете мне рассказать о киллере, который убрал Апра, комиссар Каларно?

— Насколько Гало ввел вас в курс дела?

— Я ему рассказал о свидетельствах, совпавших в том, что человек был в форме капитана карабинеров. — Гало сделал глоток «капуччино», сморщился, отставил чашку. — Я ему также рассказал о бойне перед зданием суда. И о том, что в течение двадцати четырех часов с момента преступления охота на этого человека не дала результата.

— Мне еще рассказали о женщине с рыжими волосами, — добавил американец.

— Пока мы не получали никаких заявлений об исчезновении какой-либо женщины с рыжими волосами в возрасте от двадцати до тридцати лет.

— Соучастница?

— Возможно, но мало вероятно. Судя по свидетельствам, киллер ранен. У него не было иной возможности скрыться, как с помощью первого попавшегося человека, оказавшегося под рукой.

— Это значит, что рано или поздно, он будет вынужден вынырнуть на поверхность.

— Не исключено. А, может быть, и нет.

— Что известно о машине?

— Внедорожник. Марка не идентифицирована, скорее всего, японский. Цвет белый или серый металлик. Нам известны две цифры номера. Пара моих людей трясет компьютер Инспектората дорожной полиции.

— Результат?

— На эту минуту — ноль.

— Что у вас по оружию, из которого стреляли в Апра?

— Солидная штука. Военная снайперская винтовка. «Хеклер и кох», калибр 7, 62, укороченный ствол, облегченный спуск, оптика, глушитель с пламегасителем. Принадлежит к партии оружия, украденной около трех месяцев назад из арсенала миротворческих сил в Косово.

— Отпечатки пальцев?

Каларно сунул в рот вторую половину бриоши.

— Дурацкий вопрос, Валайн.

Федеральный агент скривился, но быстро взял себя в руки.

— Мы хотели бы поговорить с Белотти, Андреа, — вступил Гало.

Каларно повернулся к нему.

— Ты меня разочаровываешь, Пьетро. Очень разочаровываешь.

— Что ты имеешь в виду? — оскорбился тот.

— Два слова: тайна следствия.

— Андреа, Ричард из наших…

30
{"b":"1331","o":1}