ЛитМир - Электронная Библиотека

— Зовите его лучше суперпрофессионалом, — ответил Каларно, выходя из машины. Горячий воздух забил горло.

— Все по домам. И постарайтесь немного отдохнуть, — закончил он.

Проследил за тем, как машина отъехала, свернула за угол и полез в карман за ключем.

Клик-клак!

Каларно замер. Звук передернутого ствола большого калибра.

— My name is Sloan. David Karl Sloan.[10]

На лице Каларно не дрогнул ни один мускул. Он не заметил ничего, абсолютно ничего. Просто тень выросла на раскаленном асфальте. Должно быть, появилась из-под опавших листьев.

— Let’s not do anything stupid, cop.[11]

Тень ловким, как у фокусника, движением вытащила его «беретту» из кобуры.

— Do you speak my language?[12]

Yes… Yes, I do.[13]

Чтобы выдавить эти слова, Каларно пришлось поскрести в глубинах памяти. И секунду спустя другая мысль заполнила сознание: сейчас он умрет…

— Теперь можешь повернуться, полицейский.

Человек закона и человек преступления стояли лицом к лицу. Изучая друг друга. Слоэн сунул «беретту» за пояс. Свой «глок» он держал стволом вниз, но с пальцем на спусковом крючке. Каларно видел насколько бледно его лицо со следами усталости и страдания. На нем были брюки цвета хаки, слишком широкие, и охотничья куртка, слишком узкая в плечах. Явно с чужого плеча…

Девушка! Девушка с рыжими волосами на внедорожнике. У нее он укрывался все это время!

Каларно выдержал взгляд Слоэна. Он не доставит этому парню удовольствия видеть его молящим о пощаде.

— Давай, делай, что должен, и закончим на этом.

Ветер усилился, донося шумы автомобилей, бегущих по кольцевой дороге. Они казались невероятно далекими, словно с другой планеты.

Слоэн медленно сунул свой пистолет в карман куртки и кивнул в сторону площади.

— Пройдемся, коп. Время убивать еще придет.

В ветер встряло ледяное дыхание. Легкое предупреждение, что зима возвращается.

— Ты знаешь своих врагов, Каларно?

— Вот он, передо мной, мой враг.

— Ты в этом уверен?

— В чем?

— Ты абсолютно уверен в том, что твой враг — я?

Каларно вздрогнул.

Уверенность — есть догма.

— А на моем месте ты бы иначе думал?

— Я не на твоем месте.

Там, где кончается догма, начинаются сомнения.

Что ты хочешь от меня, Слоэн?

— Правды.

— Кто-то тебе заплатил за убийство Кармине Апра и ты это сделал. Вот и вся правда.

— Это так. Только не вся.

— Ну так добавь недостающую часть.

— Кто-то пытается морочить тебе голову, Каларно. Обмануть тебя после того, как обманул меня.

Каларно остановился. Слоэн остановился тоже. Они прошли четверть круга площади и теперь стояли метрах в десяти от входа в один из двух коротких туннелей, освещенных яркими галогеновыми фонарями.

— Что ты пытаешься мне сказать, Слоэн?

Странно, но чувство опасности исчезло. Этот человек… Он убийца. Хладнокровный киллер… Пытается что-то донести до него, поделиться с ним…

— Послушай меня, коп. Слушай внимательно. Гнойник в твоей системе…

Система. Опять эта система.

— Крот? — Каларно вопросительно посмотрел на Слоэна.

— Больше: параллельная структура. Кто-то послал меня в этот город. Кто-то снабдил меня подлинным мундиром, подлинным удостоверением личности, подлинными ключами от двери в комнату Д-411…

— И этот кто-то снабдил тебя снайперской винтовкой «хеклер и кох», 72-го калибра… Скажи мне лучше то, чего я не знаю.

— Скажу, — Слоэн коротко кивнул. — Но хочу, чтобы ты кое-что для меня сделал.

— Я не вступаю в сговор с преступниками.

— Зеркально, — засмеялся Слоэн, — а я не вступаю в сговор с полицейскими.

Каларно пытался держать суровое выражение лица. Ему это не удалось, более того, его губы расползлись в улыбке.

— Тогда валяй дальше.

— Я прошу тебя установить идентичность, настоящую идентичность одного человека.

— Назови мне хотя бы одну серьезную причину, почему я должен сделать это.

— «Хеклер и кох» уже был в комнате Д-411.

Каларно посмотрел на него, словно на пришельца с другой планеты.

— Ты хотел услышать причину. Ты ее услышал. Кто-то пронес винтовку в здание суда до выстрела. Намного раньше.

Нет, этого не могло быть. Не имело смысла. Или, наоборот, имело?

Автомобиль с зажженными фарами появился из туннеля. Каларно бросил на него рассеянный взгляд, затем повернулся к Слоэну.

— Нас обманули, — сказал Слоэн. — Обоих. Я тебе это уже сказал.

— Кто, Слоэн. Кто?

— Человек, которого ты знаешь как Ричарда Валайна…

Каларно почувствовал, как ручеек расплавленного свинца медленно потек вниз по позвоночнику.

— … И которого я знаю как Халлера, Майкла Халлера. — Глаза Слоэна переместились на что-то за спиной Каларно. — Это он заказал мне Апра.

Двигатель автомобиля прибавил обороты, шины взвизгнули на асфальте.

В одно мгновение, еще не отдавая себе отчета в происходящем, Каларно перелетел через капот стоящей радом машины и грохнулся спиной на асфальт. С пистолетом в руке радом уже лежал Слоэн.

Кррраааккк!

В пещере туннеля выстрелы автоматов прозвучали, как разряд молнии. Затем послышались удары. Звуки пробиваемого металла, разлетающихся стекол, крошащегося бетона слились в дикую симфонию.

Под дождем осколков Слоэн поднялся с колен из-за сотрясаемой прямыми попаданиями машины. Два огромных лимузина, черных «бмв», вылетели из туннеля. Три, четыре вспышки из открытых боковых окон левого борта. Град свинца прошелся по галогеновым фонарям туннеля, разнеся их вдребезги. Туннель погрузился в темноту. Каларно пополз вперед. Пули просвистели перед самым его носом. Ветер донес звуки новых выстрелов.

— Твои друзья? — Слоэн сжимал рукоятку «глока».

— Или твои.

Одна за другой, словно на автогонках, «бмв» пролетели с дикой скоростью. Хриплый голос с явным славянским акцентом прокричал:

— Пришел твой черед, Каларно!

Каларно кивнул.

— Нет, все-таки мои.

— Это должно было случиться, коп. — Слоэн достал «беретту». — Вот и случилось. — Протянул оружие Каларно. — Пришло время убивать.

Правая ладонь Каларно сжала рукоятку пистолета. Некоторое время полицейский и киллер оставались глаза в глаза, ствол против ствола.

У выхода из тоннеля вновь раздался рев моторов, машины предпринимали очередную попытку.

Слоэн и Каларно среагировали одновременно, бросившись, один к копоту, другой — к багажнику разбитой пулями машины. «БМВ» вылетели из туннеля. Полицейский и киллер открыли перекрестный огонь.

В первом «бмв» сидело трое. Все молодые и очень прыткие. Риго Ясенич, боснийский серб, двадцать один год, три убийства за плечами, набитый наркотиками, высунув «калашников» из переднего окна, строчил в их сторону.

«Гидра-шок» пробила дверцу машины, его и кресло, словно их и не существовало. Двойной удар отбросил тело Ясенича на спинку, брызнувшая кровь заляпала лобовое стекло.

Выпущенная им за мгновение до смерти очередь тучно легла в борт машины, служившей укрытием для Каларно и Слоэна.

Каларно сменил угол стрельбы и выстрелил половину обоймы в переднюю часть «бмв». Залп пуль 9-го калибра пробили заляпанное кровью лобовое стекло, а затем и горло Владе Никшича, ведущего машину, двадцатишестилетнего косовара, тоже обкуренного наркотой. Никшич рухнул на руль, захлебываясь кровью.

Потерявший управление «бмв» волчком закрутился на асфальте, левое колесо налетело на бордюр, и автомобиль влип в стенку туннеля. От удара тела Ясенича и Никшича вылетели сквозь лобовое стекло, словно две торпеды, и рухнули на обломки бетона, в облачко пара, хлещущего из разбитого радиатора.

вернуться

10

— Это Слоэн. ДэвидКарлСлоэн.

вернуться

11

—Толькобезглупостей, коп.

вернуться

12

— Ты говоришь на моем языке?

вернуться

13

— Да… Говорю.

34
{"b":"1331","o":1}