ЛитМир - Электронная Библиотека

— Господин, эти две девушки увидели что-то ужасное.

— Их выпорют за то, что они беспокоят моих гостей!

Мачеха подошла и проговорила:

— Девушки вне себя от страха. Скажите мне, что случилось? Джейн! Бэт! Что это было?

Те, что кричали, уставились на мачеху круглыми от страха глазами, но понемногу они пришли в себя. Они боялись ее так же, как и отца, хотя и по разным причинам, и иногда я гадала, чего они боятся больше: норки по приказанию отца или того ужаса, который внушала мысль о колдовстве мачехи.

— Мы видели свет, госпожа. На кладбище, он двигался туда-сюда, как… призрак.

— И все? Вы увидели какой-то свет и устроили такой шум?

— Бэт поспорила со мной, что я не пойду с ней, а я сказала, что пойду, а потом мы уже жалели, что пошли, но мы пошли и… о, госпожа, я не смею говорить об этом!

Отец пробормотал:

— Глупые девчонки! Выбить из них эту дурь! Что они там увидели?

Девушки посмотрели друг на друга, казалось, будто они пытались обрести голос и не могли и опять сейчас впадут в истерику.

Я предложила:

— Мы обыщем кладбище и увидим, кто там. Наверное, кто-нибудь шутит?

— Пойдемте сейчас! — воскликнула Сенара с загоревшимися глазами. — Пойдемте и увидим, что это было? Что так испугало этих глупышек?

Гостей это развеселило. Сенара весело говорила сыну сквайра Хогана, которому она очень понравилась:

— Наверное, это чья-то душа. У нас очень много призраков. Мелани, тебе нравятся призраки? Ты их узнаешь, когда будешь жить здесь.

Мелани спокойно улыбнулась и сказала, что сначала должна с ними познакомиться, а потом уж она скажет, нравятся они ей или нет.

Была прекрасная лунная ночь.

— Надо было вывести музыкантов на улицу, — сказала Сенара. — Можно было бы танцевать во дворе.

Она подошла к нам и встала рядом с Фенном. Мы все пошли на кладбище.

— Зачем призраку еще свет? — спросил кто-то. — Ему было бы достаточно лунного света!

Фенн, я и Сенара прошли к месту, которое так хорошо знали. Сенара вскрикнула:

— Смотрите!

На могиле неизвестного моряка лежал камень. На нем было написано большими печатными буквами:

«УБИТ. ОКТЯБРЬ 1590 г.»

Все собрались вокруг, чтобы посмотреть. Отец сжал кулаки:

— Боже мой!

Мачеха вышла вперед, чтобы увидеть.

— Убит, — повторила она. — Что это значит?

— Какой-то шутник! Клянусь, это плохая шутка С него сдерут кожу за это! — воскликнул отец.

Он схватил камень с земли и в порыве ярости отбросил его в сторону. Тот упал с глухим звуком Затем отец повернулся к гостям:

— Это могила моряка, которого волны вынесли на наш берег. Моя жена захотела, чтобы его похоронили, как подобает. Какой-то глупый шутник положил сюда камень, надеясь напугать девушек. Вернемся в зал, обещаю, эти глупые девицы пожалеют, что побеспокоили нас!

В зале он приказал музыкантам играть, но веселье уже пропало. Я заметила, что на Фенна все это произвело особое впечатление. Нам не хотелось танцевать, и мы сели с ним на диван у окна. Я воображала, что сейчас он сделает мне предложение, но поняла, что после того, что мы видели на кладбище, Фенн больше ни о чем не мог думать. Он до такой степени отождествлял этого неизвестного моряка со своим отцом, что был потрясен, увидев надпись на могиле, и она не выходила у него из головы.

На следующий день мы опять говорили об этом — Понимаешь, Тамсин! — воскликнул он. — Ведь мой отец исчез в октябре 1590 года.

— В том году был похоронен этот моряк, и в том же году умерла моя мама. Это было в Рождество.

— Я сегодня ночью не мог заснуть, — произнес Фенн. — Каждый раз, закрывая глаза, я видел тот камень с надписью. Кто положил его туда, Тамсин? Кто мог сделать такое?

Он был потрясен, я тоже. Странный камень сделал невозможными какие-либо другие мысли: Фенн не говорил о помолвке. Он уехал обратно в Тристан Прайори, так ничего и не сказав.

Все же через несколько недель свадьба будет, и мы все поедем в Тристан Прайори, чтобы отпраздновать ее.

В НОЧЬ ХЭЛЛОУИНА

Приготовления к свадьбе вызвали большое волнение. Коннеллу нравилось быть в центре внимания, но мне казалось, что он не любил Мелани. Сенара сказала:

— Как он мог полюбить? Он любит только себя. Нельзя любить двоих, а я уверена в этом: Коннелл всегда будет предан… себе.

Но что бы Коннелл ни чувствовал, ему нравилась мысль о предстоящем браке.

Мы так и не узнали, кто положил камень на могилу неизвестного моряка. Странно, но отец не стал доискиваться истины, как я ожидала, только допросили служанок, устроивших переполох во время обеда, но ничего нового они не сказали. Отец пожал плечами и сказал, что это была чья-то шутка, и он все равно узнает, кто был виновником. Может быть, волнение предстоящей свадьбы заставило людей на время забыть об этом, но потом и кладбище включили в те части замка, где ходят призраки.

Сенара, Мэри, портниха и я опять хлопотали по поводу новых платьев. Я очень волновалась, думая о предстоящей встрече с Фенном. Сенара, зная об этом, дразнила меня, когда мы оставались в спальне одни.

— Я знаю, о чем ты думаешь, Тамсин. Ты думаешь, что на этот раз он сделает тебе предложение? Может быть, все будет так удачно, не так ли? Мелани приезжает сюда, ты уезжаешь в Тристан Прайори — отличное решение проблемы, подумают все. А я не хочу, чтобы здесь было это глупое скучное создание.

— Ты и меня считаешь скучной.

— В другом смысле, как контраст моей веселости. А она другая, я не хочу, чтобы она жила здесь. Подумай только, когда мы вернемся, она уже будет с нами.

— Я думаю, что Мелани будет приятным дополнением к нашей семье.

— Я не буду замечать ее!

— Бедняжка, она будет так расстроена!

— Не смейся, но меня действительно беспокоит, что твой неповоротливый Фенн наконец-то отважится сделать тебе предложение и ты его примешь. Я не знаю ни одной девушки, которая так бросалась бы в объятия молодого человека, как ты.

— Это не правда!

— Ты не замечаешь: вся обожание и покорность. Все время хочешь, чтобы он женился на тебе.

— Если мы хотим завтра хорошо выглядеть, мы должны поспать. До Тристан Прайори очень далеко.

— У тебя даже голос меняется, когда ты говоришь об этом доме. Признайся, ты не можешь дождаться, когда будешь его хозяйкой? Слушай меня, Тамсин Касвеллин! Ты не выйдешь за Фенна замуж, скорее я выйду за него. Вот будет смешно, не так ли, если я выйду за него вместо тебя? Я поеду в Тристан Прайори, я буду там хозяйкой, а бедная Тамсин останется в замке Пейлинг, пока не состарится. Она станет раздражительной и полной горькой зависти, потому что ее сестра Сенара вышла замуж за героя ее мечты и живет счастливо в Тристан Прайори с десятью детьми и красивым мужем, которого она превратила в самого неотразимого мужчину на земле, потому что она — ведьма, не забывай.

— Спокойной ночи, Сенара! Продолжай молоть вздор, а я иду спать.

Она продолжала говорить, я сделала вид, что не слушаю ее, и скоро она затихла.

Рано утром вьючных лошадей нагрузили багажом, в котором были наряды к свадебным торжествам, и большой группой, во главе которой ехали отец с мачехой, мы отправились в Тристан Прайори.

Какие печальные новости ждали меня там: Фенна вызвали в Плимут, на корабль. Он хотел остаться на свадьбу сестры, но это было уже невозможно. Он должен был отправиться в плавание на полгода.

Сенара озорно посмотрела на меня. Я отвернулась — Когда наша королева приехала из Дании, — заметила она, — ведьмы Шотландии и Норвегии подняли такую бурю, что она чуть не утонула. Если они могли сделать это, почему нельзя кого-то послать в море?

— Ты говоришь ерунду! — резко ответила я.

— Разве колдовство — ерунда?

— Почему ты постоянно твердишь о колдовстве, Сенара? Разве ты не понимаешь, что это — игра с огнем?

— Самая волнующая вещь в мире, моя хорошая сестра это — игра с огнем!

— Если тебя не сожгут! — не выдержала я. Разочарование из-за отсутствия Фенна лишило меня обычного спокойствия.

63
{"b":"13311","o":1}