ЛитМир - Электронная Библиотека

– Благодарю вас, милорд, но нет необходимости, чтобы вы... – Она умолкла, когда Таннер объявил о приходе доктора.

– Добрый день, доктор Кимбалл, – поздоровалась леди Синклер. – Дамы, давайте оставим доктора, чтобы он занялся своим делом.

Куинси попыталась встать, но Синклер крепко держал ее за руку.

– В докторе нет необходимости, милорд, – сказала она, стараясь высвободить руку. – Со мной все в порядке. Просто легкий обморок.

– Я должен убедиться, что вы не ранены, – возразил граф. – Доктор Кимбалл, почему бы вам не начать с Томпсона?

– Я не ранена, а доктору не нужно ничего знать, – прошептала Куинси.

– Пожалуйста, успокойтесь, – шепнул Синклер. – Я очень за вас беспокоился и...

– Только синяк под глазом и небольшая шишка, – объявил доктор, похлопав Томпсона по плечу.

Тут Синклер повернулся к доктору, и Куинси, воспользовавшись этим, вскочила с дивана и выбежала из комнаты.

Очутившись в коридоре, она сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Но куда же идти? В библиотеку? Нет, не подходит. В гостиную леди Синклер? Но та наверняка тоже будет настаивать, чтобы доктор осмотрел ее. Может быть, спуститься в кухню? Да, конечно. К тому же чашка чая ей не помешает.

Вскоре кухарка поставила перед ней чайник и чашку.

– Знаете, там, наверху, какая-то заварушка, – сказала кухарка, помешивая суп в кастрюле.

Куинси молча кивнула и сделала глоток чая.

– Так вот где вы прячетесь...

Куинси вздрогнула и вскочила.

– Милорд, я подумал, что доктор Кимбалл будет какое-то время занят с Томпсоном, так что я...

Синклер протянул ей руку:

– Доктор уже осмотрел Томпсона, и теперь ваша очередь.

– Но в этом нет необходимости. Я в полном порядке.

Синклер нахмурился:

– И все-таки позвольте...

– Нет, – решительно заявила Куинси.

Синклер внезапно улыбнулся и, покосившись на кухарку, спросил:

– Неужели вы боитесь осмотра, приятель?

– Видите ли, я... – Куинси расправила плечи и посмотрела Синклеру прямо в глаза. – Я не очень привык к докторам.

Синклер вздохнул и снова улыбнулся:

– Давайте обсудим это в библиотеке, хорошо?

Несколько секунд Куинси медлила. Затем кивнула и последовала за графом.

Харпер тоже вошел в библиотеку; в руках он нес поднос с двумя бокалами и графином бренди.

– Я отпустил Томпсона до завтрашнего утра, милорд, – сообщил дворецкий. – Матильда и Мод обещали присмотреть за ним.

– Только не говори об этом Бродерику, – проворчал Синклер. – И, пожалуйста, закрой дверь, когда будешь уходить.

Как только они остались одни, он налил бокал бренди и протянул его Куинси. Потом налил себе.

– Вы уверены, что с вами действительно все в порядке?

– Абсолютно уверена. – Куинси поставила свой бокал на стол. – Кроме маленькой шишки на виске, никаких последствий.

– Подойдите сюда, к окну, – сказал вдруг Синклер. – Раз уж мы не можем позволить доктору осмотреть вас, позвольте хотя бы мне это сделать.

У нее ёкнуло сердце.

– Но это не...

– Не спорьте.

Она судорожно сглотнула и отступила на шаг.

– Боже мой, Куинси, я же не съем вас! У меня действительно есть в этом кое-какой опыт. В армии у нас не всегда был рядом доктор, и мы научились справляться сами. Элиот служил под моим командованием пять лет, и он прекрасно пережил мое лечение. И я ведь не собираюсь извлекать пулю из вашего плеча. Идите сюда. Немедленно.

Куинси со вздохом повиновалась. Теперь она стояла от графа так близко, что они могли бы танцевать вальс. Синклер осторожно убрал с ее лба волосы и осмотрел шишку на виске. Когда же он выдохнул, и его теплое дыхание коснулось ее уха, по спине Куинси пробежали мурашки. Ей захотелось прильнуть к нему, чтобы стать еще ближе. Хотелось, чтобы его теплые крепкие руки обнимали ее и ласкали.

Но что же с ней происходит? Откуда у нее вдруг появились такие мысли? Наверное, все дело в том, что здесь, рядом с графом, она чувствовала себя в безопасности. Находясь на том складе, она совершенно не думала об опасности, но сейчас, оказавшись в библиотеке, внезапно подумала о ней. Ведь ее могли убить, а затем бросить ее тело в Темзу, и никто бы об этом не узнал. Что бы тогда стало с Мел и бабушкой?

– Похоже, больше ничего серьезного, – произнес Синклер, делая шаг назад. – Но завтра у вас будет огромная шишка. Хотите сохранить сувениры? – Он протянул ей мелкие кусочки кирпича, блестевшие от макассарового масла, которым она мазала волосы.

Куинси попыталась улыбнуться:

– Думаю, нет.

– Вы дрожите... – Прежде чем она успела отреагировать, Синклер привлек ее к себе и обнял.

Куинси невольно прижалась щекой к груди графа и почувствовала, как билось его сердце. Теперь она уже совершенно успокоилась и, закрыв глаза, наслаждалась новыми для нее ощущениями. Внезапно Синклер склонился над ней, и ей показалось, что он поцеловал ее в висок. Да-да, она могла бы поклясться, что он поцеловал ее.

Поцелуй? Ноги ее подогнулись, и она еще крепче прижалась к графу. Он же вдруг рассмеялся и сказал:

– Знаете, после такого испытания большинство женщин впали бы в истерику.

Сделав над собой усилие, Куинси отстранилась и отступила на шаг.

– Говорите, в истерику? – переспросила она.

– Ну... видите ли, не только женщина, любой человек отреагировал бы... – Синклер в смущении откашлялся и добавил: – Что ж, вернемся к делам. Почему вы оказались в доках?

Куинси пригладила волосы и сделала глубокий вдох. «Правильно, вернемся к делам, вот именно». Усевшись за письменный стол, она с невозмутимым видом проговорила:

– Милорд, у меня есть доказательства, что Джонсон завышал счета и прикарманивал разницу. И я полагаю, что иногда он указывал в отчетах на торговцев, которых в действительности не существует. Тот склад был указан в счете как адрес одного из таких.

Синклер уселся на диван и положил ногу на оттоманку. Халат его распахнулся, но Куинси попыталась не обращать на это внимания.

– Выходит, он довольно глубоко залез в мои карманы? – осведомился граф. – Какова же сумма? Больше десяти тысяч фунтов, о которых вы говорили вначале?

– Боюсь, как минимум вдвое больше.

– Проклятие! – Он помассировал бедро. – Говорите, один из несуществующих торговцев? А сколько их всего?

– Возможно, трое.

Синклер откинул голову на спинку дивана и закрыл глаза. Прошло несколько минут, и Куинси решила, что он заснул. Она уже собиралась вызвать Харпера, когда Синклер вдруг застонал и поднялся. Приблизившись к столу, он сказал:

– Отправляйтесь домой, Куинси. – Он провел по ее щеке костяшками пальцев, и ее глаза сами по себе закрылись. – Пусть Элиот отвезет вас. Миссис Хаммонд говорит, что завтра будет солнце. Если она окажется права, мы с вами снова займемся этим делом. Если же она ошибается, то, что ж... – Он пожал плечами и, прихрамывая, вышел из комнаты.

– Джо, почему ты так рано вернулась? – Мелинда, с корзинкой шелка для вышивания, встретила Куинси на лестнице, ведущей в их квартиру. Она с открытым ртом смотрела на отъезжающий экипаж.

– У нас произошел... несчастный случай, и лорд Синклер отпустил меня пораньше.

– Несчастный случай?!

– Дитя мое, что с тобой случилось?! – воскликнула бабушка, когда Куинси вошла в квартиру.

– С Джо произошел несчастный случай. О, ты порвала сюртук!

Куинси сбросила сюртук и подошла к окну.

– Надеюсь, его можно починить. И я не ранена, Мел, если тебя это интересует.

– Конечно, я знаю, что ты не ранена. Думаешь, я бы беспокоилась о сюртуке, если бы ты пострадала? Ты же единственная, кто может носить его!

Куинси рассмеялась и взяла на руки серого кота, мурлыкавшего у ее ног.

– По крайней мере, Сэр Эмброуз беспокоится за меня, – сказала она, погладив кота по голове. – Правда, Эмброуз? Наверное, ты и сегодня поймал крысу себе на обед?

Кот потерся носом о ее подбородок и снова замурлыкал.

12
{"b":"13314","o":1}