ЛитМир - Электронная Библиотека

– Куда? – Она посмотрела на него с удивлением.

– Мы посетим тех троих таинственных торговцев и проверим, существуют ли они на самом деле.

– Мы?.. Что ж, согласна. – Куинси встала из-за стола и собрала все необходимые расписки.

Синклер позвал Харпера, и тот принес ему шляпу, перчатки и трость.

– Если моя мать будет спрашивать, можете сказать ей, что я ушел, но вернусь... – он взглянул на Куинси, – к ужину. Да, мы должны вернуться к ужину. Идемте, мистер Куинси.

Они вышли на залитую солнцем улицу, и Синклер сделал глубокий вдох.

– Ах, какое, чудесное утро! Миссис Хаммонд была права, как всегда. – Граф похлопал Куинси по плечу, и они медленно пошли по улице.

Минуту спустя Куинси с тревогой посмотрела на своего спутника и спросила:

– Но почему вы не взяли карету, милорд? Граф долго молчал, наконец, ответил:

– Если я буду больше ходить, то, возможно, со временем, смогу обходиться без трости. А у вас запасная пара очков?

Куинси в смущении кивнула и дотронулась до бабушкиных очков. Из-за линз у нее болели глаза, но она терпела.

Синклер сунул руку в карман и протянул ей сломанную пару.

– Не забудьте починить эти. Счет пришлите мне.

Куинси поблагодарила и убрала очки в карман. Затем они стали обсуждать, как будут говорить с торговцами, если те действительно обнаружатся. Однако все три адреса оказались фиктивными, и Куинси со вздохом пробормотала:

– Что ж, ничего не поделаешь... Пойдемте обратно. Милорд, куда же вы?..

– Обедать, разумеется, – ответил Синклер, шагая в сторону, противоположную дому.

– Я спросила, куда мы идем, а не зачем. Синклер внимательно посмотрел на нее и вдруг рассмеялся.

– Скажите, вы когда-нибудь были у Гантера?

– Это кондитер, известный своим мороженым?

– Он самый. И еще там подают наивкуснейшие сандвичи.

– А вы часто водите своих секретарей обедать? – спросила Куинси с улыбкой.

– Только тех, на которых совершено нападение. Простите, но вы уверены, что с вами все в порядке? Никакой новой боли и синяков на ребрах?

– Только шишка на виске. – Она снова улыбнулась.

Тут Синклер вдруг положил руку ей на плечо и тихо проговорил:

– Приятель, вам приходится иногда совершать поступки, о которых мисс Куинси и подумать не могла бы, но я надеюсь, что вы не пойдете на необдуманный риск. – Он сжал ее плечо и добавил: – В каком-то смысле мистер Куинси даже в большей опасности...

Она судорожно сглотнула.

– Поверьте, милорд, я никогда не отличалась легкомысленным поведением. Так что не беспокойтесь за меня. К тому же...

– Синклер, какая встреча! – раздался чей-то голос.

– О, Лиланд, Палмер, – приветствовал Синклер двух джентльменов (у одного из них не было правой руки, левый глаз другого закрывала черная повязка).

– Какая замечательная встреча! – продолжал однорукий джентльмен. – А мы как раз собирались пообедать.

– Мы тоже, – кивнул Синклер.

– Значит, пообедаем вместе! – воскликнул одноглазый. – Идем же! – Он положил руку на плечо Синклера. – Знаешь, я не видел тебя тысячу лет! Что, нога все еще беспокоит?

– Нет-нет, ничего подобного, – пробормотал Синклер. – Просто я был немного... занят.

– Занят? – переспросил однорукий и вдруг покосился на Куинси.

Синклер в смущении откашлялся.

– Джентльмены, прошу познакомиться. Это лорд Палмер и сэр Лиланд. А это Куинси, мой новый секретарь.

Куинси обменялась с мужчинами рукопожатиями, и однорукий лорд Палмер с ухмылкой заметил:

– Теперь понятно, чем Синклер занимался в последнее время.

– Чем же? – поинтересовался Лиланд.

– Видел бы ты тот кошмар, в который превратилась библиотека Синклера вскоре после ухода Джонсона, – сказал Палмер. – Просто чудо, что бедняга не исчез навеки в ворохе бумаг.

Синклер вскинул голову:

– Тебе кажется, что в моей библиотеке беспорядок?

– Нет, сэр, мне ничего не кажется. Мои слова – чистейшая правда.

Все четверо рассмеялись. Когда они уже вышли на Сент-Джеймс-стрит, граф заявил:

– Поверьте, сейчас моя библиотека в идеальном порядке. Каждая бумажка – на своем месте.

Лиланд и Палмер с удивлением посмотрели на Куинси, и та в смущении потупилась.

– Так вот почему ты ведешь своего секретаря обедать! – воскликнул Лиланд. – Но если парню удалось совершить такое чудо, то он заслуживает большего, чем просто обед в твоем клубе...

– Вообще-то мы направлялись к Гантеру, – перебил приятеля Синклер.

– Думаю, лучше начать у Брука.

– У Брука? Что ж, можно зайти и к Бруку, – кивнул граф.

– Значит, идем? – Лиланд открыл дверь клуба, пропуская вперед Палмера.

Синклер подтолкнул к двери Куинси, и та, пожав плечами, переступила порог. Когда все расселись, граф заказал для них двоих ростбиф и кларет.

– Или вы хотите чего-то другого? – спросил он у Куинси.

– Чай вместо вина, если вы не против. Мне нужно сохранить светлую голову, ведь придется еще работать сегодня.

– Уверен, ваш хозяин будет не против, если вы выпьете стаканчик-другой, – заметил Лиланд. – После его библиотеки любому нужно выпить.

Куинси промолчала. Мужчины же откинулись на спинки кресел и заговорили об общих знакомых, а также о лошадях и боксерских матчах. Вскоре им подали обед, и Куинси, почувствовав, что ужасно проголодалась, тотчас же принялась за еду. Ростбиф и пирожки с джемом оказались не такими вкусными, как у кухарки графа, но Куинси была так голодна, что это не имело значения.

Когда она стала пить чай, друзья графа начали как-то странно на нее поглядывать. Или ей просто показалось?.. «А вдруг они узнают мою тайну? – подумала Куинси. – Тогда Синклер, наверное, меня прогонит».

Тут ей вспомнилось, что и Томпсон стал странно поглядывать на нее, когда никого не было рядом. Может, слуга почувствовал что-то, когда выносил ее из складского помещения?

Внезапно Палмер бросил салфетку на стол и, допив свой кларет, проговорил:

– Что скажете, если мы пойдем к Джентльмену Джексону? Боксировали когда-нибудь, мистер Куинси?

Она сделала еще один глоток чая.

– Нет, милорд, не приходилось.

– Что ж, сейчас самое время начать, – заметил Лиланд. – Провести несколько раундов – это как раз то, что нужно, чтобы на груди начали расти волосы.

Куинси поперхнулась чаем и закашлялась. Синклер похлопал ее по спине.

– Может быть, в другой раз. – Сославшись на дела, граф распрощался с друзьями и направился к выходу. Куинси, с облегчением вздохнув, последовала за ним.

Уже на улице они заметили на противоположной стороне молоденькую девушку-цветочницу. И в тот же миг какой-то проходивший мимо франт обнял ее за талию и что-то сказал ей на ухо. Девушка оттолкнула его и отшатнулась, ее лицо пылало. Щеголь же громко рассмеялся и пошел дальше.

– Негодяй... – проворчал граф, нахмурившись. Куинси взглянула на него с удивлением.

– А ведь с ней такое, наверное, часто происходит, – проговорила она вполголоса.

Синклер еще больше помрачнел.

– Да, наверное, – пробормотал он сквозь зубы. Куинси внимательно посмотрела на него и вдруг выпалила:

– Милорд, вам ведь не хватает одной горничной, верно?

Он кивнул:

– Да, не хватает. И что же? К чему вы клоните? Продолжайте, пожалуйста.

Куинси покосилась на цветочницу:

– Бедняжка не может найти приличную работу. Конечно же, у нее нет рекомендаций и, скорее всего, нет родителей. К тому же она слишком молода, и ей небезопасно выходить на улицу одной.

Синклер снова посмотрел на девушку.

– Хотите, чтобы я взял ее? – спросил он с удивлением.

– Да, милорд. Ее и других таких же. Предоставьте ей безопасное место, и пусть она станет хорошей горничной. А потом, если она вам не подойдет, напишите ей прекрасную рекомендацию, чтобы она смогла найти другого хозяина.

– Вы это серьезно говорите, Куинси? Мы не можем спасти всех лондонских бездомных и сирот.

Она судорожно сглотнула.

14
{"b":"13314","o":1}