ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты не против компании? – спросил он, усаживаясь рядом.

Лиланд осушил бокал, который держал в руке, и тут же налил себе еще вина.

– Рад тебя видеть, дружище Синклер.

Граф прищурился:

– Сколько бокалов ты уже выпил?

– Это... очередной. – Лиланд снова приложился к бокалу и добавил: – Мы ведь с тобой старые друзья, верно?

– Да, разумеется. – Граф попросил слугу, чтобы тот принес еще один бокал.

– Дружище, я хотел бы перебраться к тебе, – продолжал Лиланд. – Не пугайся, только до тех пор, пока моя мать не умрет... или пока я не найду богатую наследницу, которая согласится выйти за меня.

Синклер улыбнулся:

– Неужели все так плохо?

Лиланд тяжко вздохнул:

– Поверь, я многое могу вытерпеть, но на сей раз мать зашла слишком далеко со своей бережливостью. Проклятие, слишком далеко! – Сделав еще один глоток, он понизил голос до шепота: – Представляешь, она сдает комнаты в нашем доме.

– Она взяла квартирантов? Какая находчивость!

– Находчивость?! Теперь под моей крышей живут трое незнакомцев!

– Ты хотел сказать: трое незнакомцев, которые платят ренту. Будь практичным, приятель. У тебя появился источник дохода, и теперь тебе не надо заниматься коммерцией.

– Бывшая гувернантка с лицом как слива, благочестивый пастор и одноногий лейтенант, – проворчал Лиланд.

– Что ж, весьма уважаемые люди, – заметил Синклер.

Лиланд несколько мгновений смотрел на свой бокал. Затем поправил повязку на глазу и с ухмылкой пробормотал:

– Нам с тобой больше повезло, чем этому лейтенанту, верно? Мы с матерью выставляем ему счет вдвое меньше, чем другим. Ведь любой из нас мог бы оказаться на его месте.

– Не стоит вспоминать о прошлом. – Граф поднял свой бокал: – За Бродерика и Мод. И за их супружеское счастье.

Друзья чокнулись и выпили.

– А кто такая Мод? – спросил Лиланд.

– Горничная. – Синклер вздохнул. – Ты что, смеешься?

– Прости, я не могу... просто не могу ничего с собой поделать. – Лиланд с трудом удерживался от смеха. – Извини, старина. Ведь это уже второе венчание среди твоих слуг, не так ли? Да ты у нас отличная сваха!

– Ничего смешного, – проворчал граф. – Просто мне не везет со слугами. Зато с новым секретарем очень повезло.

Лиланд кивнул:

– Да, Куинси кажется славным парнем. Во всяком случае, пахнет от него лучше, чем от Джонсона.

– Поверь мне, я слишком дорого заплатил за «работу» Джонсона, – продолжал Синклер. – К счастью, Куинси ничуть на него не похож.

– Но все-таки он очень молод, – заметил Лиланд. – Почему ты нанял его?

«Потому что Куинси разбудила во мне инстинкт защитника, – подумал Синклер. – И потому что при ней я чаще улыбаюсь...»

– Видишь ли, мистер Куинси прекрасно знает свое дело. И мне... мне нравится его общество.

Лиланд с удивлением посмотрел на друга, однако промолчал.

Куинси так и не удалось в этот день как следует поработать. Сразу после ухода графа леди Синклер пригласила ее присоединиться к ней за обедом, а потом попросила принять участие в обсуждении хозяйственных дел. Уже ближе к вечеру Куинси вернулась в библиотеку, чтобы успеть сделать хоть немного из того, что намечала. Она все еще сидела, склонившись над книгами, когда услышала, как Синклер вернулся домой и прохромал наверх, чтобы переодеться для вечера у Стэнхоупов. Несколько минут спустя в библиотеку заглянул Таннер:

– Милорд просит вас принести ему его рубиновую булавку для галстука. Говорит, вы знаете, где он ее оставил.

Куинси кивнула, и Таннер удалился. Булавку? Рубиновую? Когда в первый день Куинси убирала в библиотеке, она видела много вещей Синклера, разбросанных по комнате, но никаких драгоценностей не заметила.

Поднявшись из-за стола, Куинси обвела взглядом комнату и вдруг вспомнила про шкатулку с деньгами. Открыв крышку, она вытащила банкноты и обнаружила среди монет пригоршню золотых запонок, два кольца и дюжину булавок для галстука. Отыскав булавку с рубином, Куинси замерла на несколько мгновений. «Граф собирается на званый вечер и, возможно, будет ухаживать за какой-нибудь молодой леди, – подумала она. – А впрочем, почему это должно меня беспокоить?»

Взяв на всякий случай еще несколько булавок, Куинси отставила шкатулку и направилась в спальню лорда Синклера. У двери она замедлила шаги. Сердце ее гулко колотилось в груди. Собравшись с духом, она постучалась и вошла.

– Куинси? – Синклер посмотрел на нее с удивлением. – Но я просил Таннера принести... Что ж, хорошо, что вы нашли ее.

Она собиралась оставить булавку и побыстрее уйти, но, увидев графа, стоявшего перед зеркалом, словно забыла обо всем на свете. Синклер был в батистовой рубашке, и мускулы на его спине напрягались и перекатывались, когда он завязывал галстук. Да, у него была великолепная фигура! Что же касается ног...

– Почему вы молчите, Куинси? Вы ведь нашли рубиновую булавку, не так ли? – Граф надел жилет из черного шелка. Томпсон подошел, чтобы помочь ему надеть черный бархатный сюртук, затем снова отступил. Брюки Синклера тоже были черными, как и башмаки. Только белая рубашка и галстук вносили некоторое разнообразие.

– Да, вот ваш рубин. Но почему вы во всем черном? Так неоригинально... – пробормотала Куинси.

Синклер внимательно на нее посмотрел:

– Вы теперь законодатель мод?

– Разумеется, нет. Но я подумал, что вы могли бы... Что ж, наденьте, по крайней мере, изумруд вместо рубина. – Куинси высыпала все булавки, кроме изумрудной, на туалетный столик. И вдруг, не в силах воспротивиться желанию – ей ужасно хотелось дотронуться до графа, – протянула руку и поправила его галстук.

– Куинси, что вы?

– Ох, простите. – Она отступила на шаг и покраснела. Синклер же улыбнулся и проговорил:

– Мне так надоели все эти вечера, обеды, балы... Я устал от всего этого, и если бы не мама... – Граф развязал галстук и снял его. – Спасибо, Томпсон, ты свободен.

Слуга поклонился и вышел из комнаты, оставив дверь открытой.

– Милорд, вы не должны сдаваться, – тихо сказала Куинси. Она взяла другой галстук из стопки на туалетном столике и набросила его ему на шею. – Знаете, у меня есть план.

– Еще один план? – Синклер приподнял подбородок, чтобы Куинси было удобнее завязывать галстук.

– Да, еще один.

– Что ж, расскажите. – Он снова улыбнулся.

– Я бы даже назвала это стратегией. Вы должны регулярно посещать балы. И не только сопровождая вашу матушку.

Синклер застонал:

– Но я не хочу...

– Вы еще не выслушали меня. Скажите, вы уже можете танцевать?

– Думаю, мог бы, – пробормотал Синклер. – А что?

– Вот и хорошо, – кивнула Куинси. – В таком случае танцуйте вальсы, но никогда не танцуйте с одной и той же дамой дважды за один вечер. Причем вы должны танцевать со всеми, а не только с красавицами. Хозяйки балов будут обожать вас за это.

– Но почему только вальсы? Куинси приколола к галстуку изумрудную булавку и вновь заговорила:

– Потому что это выделит вас. Это придаст вам очарования и сделает более загадочным. К тому же вы сможете поговорить с возможными невестами без сопровождающих их матрон.

– Но мне нужна жена, а не собеседница. Куинси пожала плечами:

– Но ведь вам придется общаться с ней... не только в спальне. Полагаю, вы предпочли бы ту, чье общество не будет действовать вам на нервы.

Синклер кивнул:

– Да, пожалуй. – Он вдруг рассмеялся и спросил: – Куинси, а вы не хотели бы занять место Бродерика?

Куинси снова покраснела.

– Не думаю, что у меня хватило бы терпения. – Резко развернувшись, она направилась к двери. – До завтра, милорд.

Глава 9

У Стэнхоупов было ужасно скучно, но Синклер именно этого и ожидал. Во время ужина мать усадила его между двух молоденьких мисс, но говорить с ними было не о чем, если, конечно, не говорить о последних модах. Леди Синклер оживленно беседовала с пожилым виконтом, сидевшим рядом с ней, и, казалось, была очень довольна.

16
{"b":"13314","o":1}