ЛитМир - Электронная Библиотека

– А граф знает о твоей самоотверженности? – Бабушка зевнула и прикрыла рот ладонью. Секунду спустя она тихонько засопела.

– Как она? – В комнату заглянула Мелинда.

– Спит. – Куинси встала и вышла из спальни. – Расскажи, как это случилось.

– Точно не знаю. – Мелинда вздохнула. – Мы собирались отнести готовую работу мадам Шантель, а потом зайти на рынок. Я спустилась с лестницы первой и остановилась, чтобы поздороваться с Хубертом, сыном миссис Линли. И тут вдруг раздался грохот, затем послышались стоны бабушки. Сначала я подумала, что она... Но потом она...

– Что?

– Она выругалась. Куинси усмехнулась.

– Хуберт и миссис Линли помогли мне отнести ее наверх, потом я побежала позвать аптекаря, а потом тебя.

Куинси взяла сестру за руки:

– Ты все сделала правильно, Мел.

– Я так испугалась! – Мелинда бросилась в объятия Куинси. – Мы уже так много потеряли, я думаю, что не смогла бы вынести, если бы с тобой или с бабушкой что-то случилось.

Куинси обняла всхлипывающую сестру и погладила ее по спине.

– Нет, смогла бы. Ты сильнее, чем тебе кажется. Только бы тебе не пришлось это доказывать...

Наконец Мелинда успокоилась, и сестры, заварив ромашковый чай, сели обсуждать, как им в ближайшие недели обходиться без бабушкиной помощи. В первую очередь им следовало перераспределить домашние обязанности. Обычно бабушка ходила за покупками, но теперь она не могла выходить из дома.

– Конечно, я могу и сама ходить за покупками, – пробормотала Мелинда, – но как же доставлять бабушку в церковь? Ведь она без этого не сможет...

Куинси молча пожала плечами.

– А не купить ли кресло на колесиках? – продолжала Мелинда. – Тогда она хотя бы сможет сама передвигаться по квартире.

– Да, возможно, – кивнула Куинси. Немного помолчав, добавила: – Давай я отнесу твою работу мадам Шантель и зайду на рынок. Заодно поищу кресло.

Когда Куинси вернулась, они поужинали, а затем по очереди сидели с бабушкой, и так прошла почти вся ночь. Уже под утро Куинси, вероятно, задремала, потому что вдруг обнаружила, что бабушка смотрит на нее совершенно ясными глазами.

– Жизнь драгоценна, ma cherie. Я ведь научила тебя этому?

– Да, бабуля. – Она погладила бабушку по руке.

– Драгоценна и иногда слишком коротка, Джо. Поэтому ты должна заполучить столько счастья, сколько сможешь. Да-да, ты должна собирать все крупицы счастья, какие сумеешь найти. Ты понимаешь? – Она дрожащей рукой погладила Куинси по щеке. – И я не буду осуждать тебя, если ты возьмешь то, что тебе нужно.

Куинси в изумлении смотрела на бабушку – что же та имела в виду? Она уже собралась спросить ее об этом, но тут бабушка снова заснула.

– Вот этот, слева, милорд, – сказал Элиот, указывая на трехэтажное строение, накренившееся, точно Пизанская башня. – Я видел, как мистер Куинси поднимался по лестнице, но не знаю, в какой квартире он живет.

Синклер выбрался из кареты и в смятении осмотрелся. Окрестности были ненамного лучше нищенского квартала. Его беспокойство из-за внезапного ухода Куинси возросло в десять раз, когда сегодня утром она не пришла. Выходит, сюда она возвращается каждый вечер? Граф расправил плечи и взмахнул тростью:

– Подожди меня, Элиот. – Не обращая внимания на взгляды детей, играющих на улице, и мужчин, сидящих у дверей, он направился к указанному дому.

На первом этаже неряшливая женщина с корзиной белья объяснила ему, куда идти. Синклер поднялся по лестнице, перескакивая ступеньки там, где были следы от расплескавшихся помоев.

Площадка третьего этажа была чисто выметена. Он постучал в дверь под номером «семь» и нагнулся, чтобы почесать за ухом огромного серого кота, растянувшегося у порога. Кот одобрительно заурчал.

– Вы к нам? – Девушка с темными косами с удивлением посмотрела на него и вдруг побледнела.

– Я хочу видеть мистера Куинси. – Синклер снял шляпу.

Она судорожно сглотнула и присела в реверансе. Потом пригласила графа войти.

– Пожалуйста, садитесь, милорд, – сказала она, указывая на стул. Улыбнувшись графу, девушка приоткрыла дверь спальни. – Джо! – тихо позвала она. – Ты не поверишь, но здесь... – Конец фразы граф не услышал, потому что девушка закрыла за собой дверь спальни.

Синклер окинул взглядом маленькую, но чистую комнатку. У одной из стен стояли массивный шкаф и бюро, почти такие же, как у его матери. Над камином висел портрет в позолоченной раме – молодая пара в свадебных нарядах. Грубо сколоченные деревянные ящики, стоявшие у камина, были заполнены кухонной утварью и продуктами, а у кожаного кресла у окна стояла большая плетеная корзина с шитьем. Граф невольно вздохнул. Теперь он наконец-то понял, что побудило Куинси искать работу.

Наконец дверь отворилась и Куинси вышла из спальни. Увидев графа, она покраснела и пробормотала:

– Доброе утро, милорд. – Украдкой взглянув на часы, стоявшие на каминной полке, она еще больше покраснела. – О, я ужасно сожалею! Не думала, что уже так поздно. Видите ли, моя бабушка упала с лестницы. Поэтому сестра и прибежала за мной, – добавила Куинси, усаживаясь за стол напротив Синклера.

– Но теперь с ней все в порядке?

– Да, слава Богу. Не знаю, как бы мы жили без нее. Правда, она сломала ногу, но аптекарь сказал, что через несколько недель бабушка уже сможет ходить. Сейчас она спит, так что мне надо лишь умыться и переодеться, и я буду готова...

– Вы слишком плохого мнения обо мне, Куинси, если думаете, что я заставлю вас сегодня работать. – Синклер улыбнулся и добавил: – Я приехал сюда из-за ошибки, которую вы сделали в платежной ведомости.

– Из-за ошибки? – Она побледнела.

Синклер вытащил из кармана увесистый кошелек и со звоном опустил его на стол.

– Вы не выплатили себе пятидесятифунтовую прибавку.

Куинси в изумлении уставилась на графа:

– Милорд, но я говорила о прибавке не всерьез. Поверьте, я и не думала, что вы...

– Но я ведь согласился, верно?

– Вы были пьяны, – заметила Куинси.

– Неужели?

Она кивнула:

– Да-да, пьяны.

Синклер пожал плечами:

– За прошедший год я привык к спиртному, поэтому не имеет значения, в каком состоянии я находился.

– И все-таки я не могу это принять, – заявила Куинси. – Ведь эти деньги...

– Вы их заслужили, – перебил ее Синклер. – Прошу вас, примите это если не ради себя, то ради своих близких. И пригласите хирурга, чтобы осмотрел ногу вашей бабушки. Вы ведь приглашали только аптекаря?

Куинси сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

– Да, но я уверена...

– Мы будем рады принять это, – сказала Мелинда, выходя из спальни. Она взяла со стола кошелек и положила его в карман своего фартука: – Благодарю вас, милорд. Вы и представить не можете, как много эти деньги значат для нас. Особенно сейчас, когда нам нужно купить инвалидное кресло.

Куинси вздохнула:

– Что ж, согласна. – Она вдруг вскочила. – Боже, где мои манеры?! Лорд Синклер, познакомьтесь. Моя сестра Мелинда.

Мелинда сделала реверанс, и Синклер кивнул:

– Рад познакомиться с вами, мисс Куинси. Значит, мы договорились, – продолжал он, вставая. – Я жду вас у себя в понедельник. Если только вам не потребуется больше времени для ухода за бабушкой.

– Благодарю вас, милорд. Думаю, что в понедельник я приду, – ответила Куинси, поднимаясь из-за стола, чтобы проводить графа, до двери. – Я очень признательна вам за вашу доброту.

Синклер похлопал ее по плечу:

– Не за что меня благодарить, мистер Куинси. Я добр только тогда, когда мне это выгодно. – Усмехнувшись и подмигнув ей, он вышел из комнаты.

Синклер спускался но лестнице в прекрасном расположении духа. И теперь он твердо решил, что не уволит Джозефину Куинси.

Взглянув на закрывшуюся за графом дверь, Мелинда повернулась к сестре:

– Джо, я думаю, что он знает, кто ты на самом деле. Куинси вздрогнула.

– Что ты имеешь в виду?.. О, Господи, нет! – Она со вздохом опустилась на стул. Было очевидно: если Мел узнает правду, то и бабушка вскоре узнает. И тогда бабушка настоит, чтобы она ушла от Синклера.

19
{"b":"13314","o":1}