ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мерзавец, – процедил сквозь зубы.

– А те теперь милорд, – Куинси заставила себя улыбнуться, – будет честно, если и вы в чем-нибудь признаетесь.

Синклер ненадолго задумался, потом вдруг проговорил:

– Наняв вас, я совершил второй самый импульсивный поступок в своей жизни.

– Следовательно, был и первый?

Он кивнул:

– Первый я совершил, когда вступил в армию.

– Меня удивляет, что вы поступили так после того, как унаследовали титул, – заметила Куинси.

Граф пожал плечами:

– Я не мог бороться со сплетнями, поэтому сбежал сражаться с Наполеоном. – Он бросил салфетку на столик.

– Вы не могли бороться со сплетнями? – Она взглянула на него вопросительно.

Синклер тяжко вздохнул:

– Видите ли, это старая история... Был скандал после смерти моего отца. Ходили слухи, что я убил его соперника, старшего лорда Туитчелла.

– Разве сплетники когда-нибудь говорили правду? – тихо сказала Куинси.

Синклер, похоже, был доволен ее ответом. Взглянув на часы, он поднялся со стула.

– Карета будет с минуты на минуту. У вас есть белые перчатки?

– Нет. – Она тоже встала.

– Я так и думал. – Он улыбнулся. – Что ж, я одолжу вам свои. – Граф приложил свою ладонь к ладошке Куинси. – Конечно, они будут вам велики, но так мы соблюдем приличия.

Куинси вдруг почувствовала, как Синклер сжал ее пальцы. Его губы чуть приоткрылись, и в какой-то момент ей показалось, что он вот-вот поцелует ее. Она затаила дыхание...

Внезапно раздался стук в дверь, и они поспешно отошли друг от друга.

– Карета подана, милорд, – доложил Харпер. Синклер кивнул, и дворецкий удалился.

– Вот, – сказал граф, вытаскивая из кармана сюртука пару перчаток. – Вам лучше надеть их сейчас.

Куинси почувствовала его ладонь на своей талии, когда он повел ее к двери. Она не могла видеть его лицо, но была уверена, что ее щеки пылают.

Глава 11

Куинси прошла следом за Синклером к карете, и они поднялись в ее сумрачное нутро. Когда Элиот тронул лошадей, она откинулась на подушки рядом с графом. Вероятно, ей следовало пересесть на другое сиденье, но она не решалась. К тому же было очень приятно сидеть рядом с Синклером – Куинси не могла этого не признать.

Повернувшись, она взглянула в окно. Мимо проезжали кареты, и уличные фонари высвечивали гербы на их дверцах. На дверце кареты Синклера тоже имелся герб. Да-да, она сидела рядом с пэром Англии.

Когда же молчание стало слишком тягостным, Куинси, покосившись на графа, проговорила:

– Что ж, теперь мы можем обсудить ваше дело?

– Вообще-то у меня было две цели, – ответил Синклер с улыбкой. – Во-первых, я хотел устроить для вас угощение. Вы очень много работали и вполне его заслужили. И во-вторых... – Он переложил трость в другую руку.

– Продолжайте, я вас слушаю.

– Как я уже говорил, мне требуется ваша помощь в одном деле. Мне нужен человек, который мог бы откровенно высказать свое мнение...

– Звучит интригующе. Мнение о чем?

– О моем выборе невесты.

Куинси чуть не задохнулась. Неужели он хочет, чтобы она помогла ему выбрать жену?!

– Что с вами, Куинси? – Он внимательно посмотрел на нее. – Похоже, я удивил вас своей просьбой.

Она откашлялась и пробормотала:

– Да, я действительно удивлена. Впрочем, я готова вам помочь.

– Вот и хорошо. Я знал, что могу рассчитывать на вас. Она снова посмотрела в окно.

– Милорд, вы так и не сказали, куда мы едем.

– Это будет сюрприз, – ответил граф, откинувшись на подушки.

Куинси сложила руки на коленях и стиснула зубы. Минут через десять она в очередной раз посмотрела в окно и в изумлении воскликнула:

– Неужели мы на Друри-лейн?! О, милорд, это изумительно!

Синклер усмехнулся:

– Совершенно верно. А вот и театр.

Тут карета остановилась, и они спустились на тротуар.

– Идемте же, – сказал граф.

Куинси молча кивнула и последовала за Синклером. В фойе было множество нарядно одетых дам и сопровождавших их кавалеров. Некоторые из джентльменов были в сюртуках, похожих на ее, и Куинси немного успокоилась – поначалу ей казалось, что она неподобающим образом одета.

Куинси внимательно разглядывала дам, с которыми Синклер здоровался, однако ни одна из них не казалась ей подходящей невестой для графа. Когда же они наконец-то дошли до его ложи, он с удивлением воскликнул:

– Мама, я не знал, что ты сегодня будешь здесь!

– Как видишь, мой дорогой, я здесь. – Леди Синклер улыбнулась сыну и покосилась на сидевшего рядом с ней седовласого джентльмена.

– Синклер, какая встреча! – раздался внезапно чей-то голос.

Граф расплылся в улыбке:

– Рад тебя видеть, Лиланд! Не возражаешь, если мы пройдем в твою ложу?

– Конечно, проходи. Добрый вечер, миледи, – сказал он, кивнув матери друга.

Куинси взглянула на леди Синклер, и та молча кивнула ей и улыбнулась. Куинси, немного помедлив, последовала за графом и его одноглазым приятелем. Оказалось, что в ложе Лиланда уже сидели лорд Палмер и лорд Альфред, тихий рыжеволосый юноша.

Тут занавес поднялся, и вскоре выяснилось, что комедия, на которую они попали, была комедией во всем. Актеры постоянно забывали текст, спотыкались о декорации и натыкались друг на друга. Несколько минут спустя Куинси принялась разглядывать зрителей, сидевших в ложах напротив.

– Видите что-нибудь подходящее? – прошептал Синклер ей на ухо.

Куинси усмехнулась.

– Для вас или для меня? – прошептала она в ответ. Синклер от души рассмеялся. К счастью, в тот же момент рассмеялись и все зрители.

– Видите блондинку в розовом прямо напротив нас? – спросил граф.

– Та, что все время поправляет свои локоны?

– Да. Это леди Луиза. Что вы о ней думаете?

– Слишком тщеславна.

– Вероятно, вы правы. А как насчет брюнетки тремя ложами выше? Это мисс Мэри.

Куинси посмотрела в указанном направлении.

– Полагаю, она слишком робкая. Думаю, не лучший вариант.

– Тогда остается только мисс Прескотт. Вон она, слева.

– Рыжеволосая?

– Совершенно верно. Кстати, мисс Прескотт оказалась в списке только благодаря вам. Застенчивая и не такая уж красавица, как вы и советовали. Вы считаете, она подойдет?

Куинси пожала плечами:

– Не могу сказать. Я ведь с ней не знакома...

– Но вы же с такой уверенностью отвергли двух других, хотя и их не знаете.

– Это другое дело.

– Потише! – воскликнул сэр Лиланд с возмущением.

– Да, конечно, – кивнул Синклер и тотчас же снова повернулся к Куинси.

– Их недостатки были очевидны, – прошептала она ему на ухо. – А с мисс Прескотт мне надо познакомиться, и только после этого я смогу сказать, что о ней думаю. – Тут ее внимание привлекла женщина, сидевшая радом с мисс Прескотт. Причем эта дама показалась ей знакомой. – Скажите, а кто та черноволосая леди в той же ложе? Мне кажется, она то и дело смотрит в нашу сторону.

Синклер внезапно нахмурился:

– Это леди Серена, теперь герцогиня Уорик. Не обращайте на нее внимания. Бог свидетель, я стараюсь этого не делать.

Куинси легонько прикоснулась к руке графа:

– Это та самая «бесстыдная шлюшка», не так ли?

– Она самая, – проворчал Синклер.

Когда представление закончилось, Синклер и Куинси распрощались с джентльменами в ложе и направились к выходу.

– Лорд Синклер, вот мы и встретились! – раздался женский голос.

Граф остановился и, поморщившись, проговорил:

– Добрый вечер, герцогиня.

Собравшись с духом, Куинси выглянула из-за плеча Синклера и, чуть не вскрикнув, тотчас же спряталась за спину графа. Проклятие! Надо же было наткнуться на женщину, знавшую ее как Джозефину Куинси! Да-да, «бесстыдная шлюшка», леди Серена и герцогиня Уорик, для нее когда-то была просто Реной. Эта капризная и заносчивая дочь графа никогда не снисходила до того, чтобы играть с Куинси, так как та была всего лишь дочерью барона. Значит, Рена вышла замуж за старого герцога, а потом пригласила графа к себе в постель? Что ж, ничего удивительного...

21
{"b":"13314","o":1}