ЛитМир - Электронная Библиотека

Тут герцогиню отвлек какой-то джентльмен, и Синклер с Куинси поспешно удалились. В карете они несколько минут молчали. Наконец Синклер спросил:

– Вы уже нашли инвалидное кресло для вашей бабушки?

Куинси кивнула:

– Да, в пятницу я нашла одно кресло по приемлемой цене. Теперь бабушка может передвигаться по квартире и даже выезжать на лестничную площадку. Хотя, конечно, ей очень хотелось бы выехать на улицу.

– Может быть, вам лучше перебраться в квартиру на первом этаже?

– Да, наверное. Когда в прошлом году мы приехали в Лондон, я искала именно такую. Но оказалось, что там выше арендная плата, и мы решили поселиться повыше. Видите ли, мы копим деньга на собственный коттедж.

– Да, понимаю, – кивнул граф.

Он надолго замолчал. Когда же Элиот остановил карету перед домом Куинси, Синклер сказал:

– Я как-нибудь устрою вам встречу с мисс Прескотт и, возможно, с некоторыми другими.

– Замечательно! – Куинси заставила себя улыбнуться. – Благодарю вас за приятный вечер, милорд.

В этот момент кучер открыл дверцу, и Куинси поднялась на ноги. В следующее мгновение лошади захрапели, очевидно, испугались чего-то, и карета покатилась. Куинси громко вскрикнула. Она наверняка упала бы, если бы Синклер не удержал ее, обхватив за талию. К счастью, карета почти сразу же остановилась. По-прежнему обнимая Куинси за талию, граф прошептал ей в ухо:

– Вы не ушиблись?

– О... Нет, милорд. – Наслаждаясь близостью Синклера, Куинси заглянула в его глаза. Ушиблась? Конечно же, нет. Но она уже никогда не станет прежней...

Внезапно Куинси почувствовала, как граф шевельнулся. О Боже, его нога! Ведь она сидела у него на колене и, должно быть, причиняла ему ужасную боль. Поспешно поднявшись, Куинси выскочила из кареты на тротуар. Одернув сюртук и поправив на носу очки, она в смущении проговорила:

– Еще раз благодарю вас, милорд, за приятный вечер.

Синклер кивнул:

– Что ж, идите. До завтра.

Куинси помахала графу рукой и стала подниматься по лестнице, подготавливая себя к буре вопросов о прошедшем вечере и лелея воспоминание об объятьях Синклера. «Увы, такое никогда больше не повторится», – думала она с сожалением.

Карета снова покатилась по улице, и Синклер со вздохом откинулся на спинку сиденья. Господи, как же он глуп! Ну почему он привлек Куинси к себе и усадил на колени? И вообще, наверное, он напрасно привез ее в театр. Что же, не удивительно, что его мать и друзья смотрели на нее сегодня вечером с таким удивлением. Разумеется, он мог бы объяснить им свое поведение... например, эксцентричностью или просто капризом, но ведь дело вовсе не в этом. Да, ему было приятно находиться рядом с Куинси. Когда они сидели в театральной ложе, ему ужасно хотелось поцеловать ее в щеку, и он с трудом сдержатся. А в карете, когда она сидела у него на коленях...

О Боже, какой скандал разразился бы, если бы он поцеловал ее и кто-нибудь увидел, как он целует «мистера» Куинси! Впредь ему придется держать себя в руках. И больше никаких прикосновений.

– Мы должны как можно быстрее посетить ваше поместье в Брентвуде, – сообщила Куинси наследующее утро.

При мысли о том, что он останется с Куинси наедине в загородном доме, у графа перехватило дыхание. Он представил, как они, сидя у камина, будут играть в шахматы, как будут обедать одни... Возможно, он научит ее играть на бильярде. И может, они будут читать друг другу вслух, сидя рядышком на диване. А когда они пойдут спать... Нет-нет, нельзя об этом думать. Ни в коем случае.

Усевшись в кожаное кресло, граф закинул, ноги на стол и проговорил:

– Но зачем нам туда ехать?

Куинси поправила очки.

– Не исключено, что Джонсон проделывал какие-нибудь фокусы с бухгалтерскими книгами и в Брентвуде. Например, выписывал жалованье людям, которых он на самом деле не нанимал.

Синклер кивнул:

– Да, возможно. А что с моими светскими обязательствами на ближайшие несколько дней? Что-нибудь может удержать меня от этой поездки?

Куинси хотела ответить, но тут раздался стук в дверь, и на пороге появился Харпер.

– Милорд, к вам лорд Палмер и сэр Ли...

– Синклер, дружище, я ужасно рад тебя видеть, – объявил Палмер, выходя из-за спины дворецкого. Следом за Палмером в библиотеку вошел Лиланд.

– Я тоже рад, – сказал Синклер. – Правда, прошло всего несколько часов после нашей последней встречи, – добавил он с улыбкой.

– Надеюсь, мы вам не помешали, – пробормотал Лиланд, усаживаясь в кресло.

– Я вернусь через некоторое время, милорд, – сказала Куинси, направляясь к двери.

– Нет, останьтесь, – остановил ее Синклер. – Нам с вами еще нужно просмотреть те счета. Они у вас уже готовы?

Куинси отрицательно покачала головой и вернулась за свой стол.

– Я же говорил тебе, что не следует приходить так рано, – сказал Лиланд, повернувшись к Палмеру.

– Не беспокойтесь, – снова улыбнулся Синклер. – Заниматься бумагами – это все равно, что проглотить живую жабу. Уверяю вас, я с удовольствием сделаю перерыв. Ну, так что же привело вас ко мне?

Палмер уселся поудобнее и сказал:

– Я приглядел на «Таттерсоллз» одну кобылку и хотел узнать твое мнение о ней.

Синклер кивнул, и друзья заговорили о лошадях. Минут через десять снова раздался стук в дверь, и вошла миссис Хаммонд с чайным подносом, а следом за ней появилась леди Синклер. Мужчины тут же вскочили и поздоровались с матерью друга. Леди Синклер села и стала разливать чай.

– Лорд Палмер, вы в последнее время прекрасно выглядите, – сказала она, подавая ему чашку.

– Благодарю вас, миледи, – ответил Палмер. – Вы необычайно любезны.

Леди Синклер повернулась к сыну:

– Думаю, женитьба пошла ему на пользу. Ты не согласен, а, Бенджамин?

Синклер едва, не поперхнулся чаем. Куинси уткнулась в гроссбух, но граф успел заметить ее улыбку.

– Сэр Лиланд... – Графиня взглянула на него с улыбкой. – Как ваша матушка? Я еще не видела ее с тех пор, как у вас поселились гости. – Синклеру показалось, что его мать в этот момент украдкой подмигнула Куинси.

– Мама прекрасно себя чувствует, – ответил Лиланд. – Ей, похоже, очень нравится иметь в доме... э-э... гостей.

– Она все еще подумывает о том, чтобы сдать гостиную на первом этаже в задней части дома?

– Полагаю, да. У нас уже трое квартирантов, но мама считает, что есть место для новых.

– Я знаю человека, которому нужна квартира в приличном районе и без необходимости подниматься по лестнице.

– Правда? И кто же это?

– Мистер Куинси.

Синклер с удивлением посмотрел на мать. Неужели она действительно хотела, чтобы Куинси поселилась в доме Лиланда?

– Ваша бабушка сломала ногу, разве не так, мистер Куинси? – продолжала леди Синклер. – И квартира на первом этаже будет вам очень кстати.

– Да, но...

– Думаю, мама не станет возражать, – сказал Лиланд. – Может, устроим вашу встречу с ней сегодня вечером?

Куинси хотела отказаться, но тут леди Синклер воскликнула:

– О, это замечательная идея!

Куинси сделала глубокий вдох и пробормотала:

– Что ж, пожалуй, это мне подходит.

«Куинси, живущая под одной крышей с Лиландом? – нахмурившись, подумал Синклер. – Но сможет ли она изображать мужчину настолько правдоподобно, чтобы не выдать себя? Ей ведь постоянно придется оставаться «в роли»... К тому же мать Лиланда, леди Фицуотер, может что-нибудь заподозрить. Говорят, женщины иногда замечают такие вещи, которых не замечают мужчины».

К счастью, дом Лиланда находился в приличном районе, и Куинси была бы там в большей безопасности, чем в тех трущобах, в которых жила сейчас ее семья. При мысли об этом Синклер успокоился, но уже в следующее мгновение снова нахмурился. Он вдруг сообразил, что Куинси ни в коем случае не следовало сопровождать его в поместье. Ведь если их секрет раскроют, то ее репутация погибнет, а он, Синклер, не мог этого допустить.

Глава 12

– Еще одна свадьба у слуг, – объявил граф в тот же день. Ворвавшись в комнату, он плюхнулся на диван и закинул ноги на стоявший рядом стул.

22
{"b":"13314","o":1}