ЛитМир - Электронная Библиотека

– Придушить? Полагаю, ему просто очень плохо и он бредит.

Куинси прошла в комнату и замерла, увидев Синклера, Он лежал, распростершись на кровати, и задыхался в приступе ужасного кашля. Наконец приступ прошел, и граф сделал глубокий вдох. Затем со стоном откинулся на подушку.

– Доброе утро, милорд, – сказала Куинси, подходя поближе.

– Для меня это утро не очень-то доброе, – прохрипел Синклер. Он зажмурился и отвернулся, когда она раздвинула шторы.

Куинси снова повернулась к графу. Красно-фиолетовый синяк у него на виске резко контрастировал с бледностью лица. Она положила руку ему на лоб и с нарочитой бодростью в голосе проговорила:

– Так и должно быть. Вы, несомненно, чувствуете себя отвратительно, милорд, но лихорадка у вас легкая. Ничего серьезного.

Синклер фыркнул:

– Конечно, ничего серьезного. Я в полном порядке. – Он приподнялся и спустил ноги на пол.

Ее взгляд задержался на бугристых шрамах, начинавшихся сразу над правым коленом Синклера и исчезавших под смятой ночной рубашкой. Эти шрамы свидетельствовали о том, что он побывал в аду, но вернулся и выжил... К этим шрамам она прикасалась совсем недавно.

– Вы меня не поняли, милорд. Я хочу сказать: пока ничего серьезного. И если вы останетесь в постели на несколько дней, то действительно будете в полном порядке.

– Я уже достаточно времени провел в постели, – проворчал граф.

Он попытался встать, но Куинси толкнула его на кровать.

– Не будьте глупцом, милорд. Если ваша простуда перейдет в пневмонию... Я могу в деталях описать, какие страдания вам придется вытерпеть.

– Но почему... – Синклер в очередной раз закашлялся. Когда приступ прошел, он молча улегся обратно в постель.

– Вот и хорошо, – кивнула Куинси.

Порывшись в карманах, она вытащила пакет, который дала ей бабушка. Передав пакет стоявшему у двери Томпсону, она сказала:

– Пожалуйста, попросите Джилл, чтобы она заварила это. И проследите, чтобы с отваром принесли и сахар.

– Да, сэр. – Томпсон вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

Почти тотчас же дверь снова отворилась, и вошла леди Синклер.

– О, мой бедный милый малыш! – воскликнула она, всплеснув руками.

– За доктором уже послали? – спросила Куинси, отступая от кровати.

– Да, он вот-вот появится, – ответила леди Синклер, подходя поближе. – Бенджамин, но как же ты...

– Значит, решили искупаться, а, милорд? На пороге появился доктор Кимбалл.

Куинси и леди Синклер тут же удалились, и доктор начал осмотр. Куинси направилась к лестнице, но леди Синклер пригласила ее выпить чаю в гостиной.

– Я еще не поблагодарила вас за то, что вы были с моим сыном, – сказала графиня, когда они расположились на диване.

Куинси вздрогнула и едва не расплескала чай.

– Вы о чем, миледи?

– Ведь это вы помогли Бенджамину добраться до хижины и оставались с ним всю ночь. Или я неправильно истолковала его бред?

«О Господи, что же он еще говорил в бреду?» – подумала Куинси. Пожав плечами, она ответила:

– Я просто присоединился к поискам и нашел лорда Синклера, а потом помог ему добраться до хижины, и нам пришлось провести там ночь. Вот и все, – Куинси снова пожала плечами.

Леди Синклер пристально посмотрела на нее и с улыбкой сказала:

– Не преуменьшайте свои заслуги, мистер Куинси. Я прекрасно знаю, что вы сделали для моего сына, и я очень вам благодарна.

Куинси потупилась. Леди Синклер похлопала ее по руке.

Тут в комнату заглянула экономка:

– Доктор закончил осмотр и теперь хочет поговорить с вами, миледи.

– Спасибо, миссис Хаммонд.

Леди Синклер встала и направилась к двери. Куинси последовала за ней. Доктора они встретили в холле.

– Неделя в постели – и милорд должен поправиться, – сказал он, протягивая Куинси пузырек с настойкой Годфри. – Давайте ему вот это, если кашель усилится, и лауданум, если нога будет беспокоить. И пошлите за мной, если вдруг станет хуже. – Поклонившись графине, доктор ушел.

– Шарлатан, – пробурчала Куинси, прочитав ярлычок на пузырьке. Это поможет Синклеру не больше, чем его любимое бренди.

Куинси отдала настойку Джилл, взяла у нее поднос с отваром и вошла в спальню графа. Леди Синклер следовала за ней по пятам.

– Я знаю, что вкус не самый лучший, но это поможет вам поправиться. – Куинси налила в чашку отвара ивовой коры и подала ее Синклеру.

Он сделал глоток и поморщился:

– Неужели вы думаете, что я и впрямь буду пить это варево, это...

– Помолчи, дорогой, и пей. – Леди Синклер присела на край кровати и убрала со лба сына прядь волос.

– Но, мама, я...

– Прости, дорогой, но я очень занята. – Леди Синклер встала и, подмигнув Куинси, вышла из комнаты.

Куинси не знала, как понять поведение графини. «Впрочем, сейчас не время об этом размышлять», – сказала она себе. Заставив своего пациента допить отвар, она с улыбкой проговорила:

– Вам нужно пить это по чашке каждые два часа. Я напомню Джилл и Джеку на случай, если вы забудете.

– Куда вы уходите? – прохрипел Синклер, когда Куинси направилась к двери.

– Вниз. У меня много работы, а вам нужно поспать. – Если она останется, то поддастся искушению и тогда... Куинси со вздохом вышла из комнаты.

Она собралась быстро просмотреть корреспонденцию графа, а потом, заняться бухгалтерскими книгами. Но едва она уселась за стол, как в дверь постучал Харпер.

– Вы нужны наверху, – сказал дворецкий. Немного помедлив, добавил: – Полагаю, что милорд хочет дать вам какие-то указания.

Отодвинув стопку писем, Куинси поднялась из-за стола и направилась в спальню графа. Оказалось, что он просто хотел узнать, чем она занимается. Вернувшись в библиотеку, Куинси снова занялась корреспонденцией, но через несколько минут появился Джек, сообщивший, что Синклер опять ее зовет. Тяжко вздохнув, Куинси отшвырнула ручку. Вызвав Харпера, она попросила, чтобы ей помогли перенести бухгалтерские книги, письма и счеты наверх, в гостиную графа.

Харпер и Джек помогли ей передвинуть письменный стол от окна к дальней стене – чтобы она, открыв дверь, видела лежащего в постели Синклера.

– Что там происходит? – донесся из соседней комнаты голос Синклера.

– В интересах дела я несколько дней буду работать тут, – объявила она, раскладывая перед собой бумаги и письменные принадлежности. – Бегать целый день с этажа на этаж – это работа Селии, а не моя.

– Дерзкий мальчишка, – пробурчал Синклер.

– Возможно. А теперь, милорд, постарайтесь заснуть. Харпер с Джеком переглянулись и вышли из комнаты.

Час спустя Куинси встала из-за стола, чтобы налить Синклеру еще одну чашку ивового отвара.

– Через некоторое время вы привыкнете к вкусу, – Сказала она, подавая ему чашку.

Граф зажмурился и поднес чашку к губам. Выпив отвар, он передал чашку Куинси и, поморщившись, проворчал:

– Лучше пить это быстро, желательно одним глотком.

Куинси кивнула и вернулась к столу.

Через несколько часов в спальне графа появилась леди Синклер.

– Мама, что случилось? – спросил он.

– Ничего, дорогой. Я просто зашла узнать, как у тебя дела.

«Слишком уж она жизнерадостная... – подумала Куинси. – Наверняка что-то скрывает».

– Нет, мама, тебя что-то расстроило, – сказал граф. Леди Синклер долго молчала. Наконец со вздохом проговорила:

– Видишь ли, я была у леди Барбоур. И в это время приехала вдовствующая леди Туитчелл. Она по-прежнему утверждает, что это ты убил ее мужа.

Синклер закашлялся.

– Туитчелл действительно умер в то время, как я держал его за лацканы сюртука, когда обвинил в игре краплеными картами. Но при этом были свидетели.

Куинси выронила ручку. Она знала об этом скандале еще до того, как появилась у Синклера. «Хорошо, что хоть дверь в спальню сейчас закрыта», – промелькнуло у нее в голове. Но, конечно же, она прекрасно все слышала.

– Дорогой, но ты ведь не убивал Туитчелла...

– Разумеется, нет. Хотя этот ублюдок обманул отца...

33
{"b":"13314","o":1}