ЛитМир - Электронная Библиотека

Синклер усмехнулся:

– Могу представить... Не так-то просто привыкнуть к платью после стольких лет в рубашках, галстуках и сюртуках.

– И жилетах.

– Да, и жилетах. – Они остановились под вязом и вновь посмотрели друг на друга. – Вы и представить себе не можете, как мне хочется поцеловать вас, – прошептал он.

Со стороны дома послышались голоса; очевидно, некоторые из гостей, решив последовать их примеру, тоже вышли в сад.

– Думаю, пожилые леди не одобрили бы этого. – Куинси снова улыбнулась. – Во всяком случае, не следует целоваться на публике.

Синклер поднес к губам ее руку.

– Поверьте, я никогда не запятнаю вашу репутацию. Я могу сдерживать себя еще... еще три недели. Да, три недели и четыре дня. Вы можем объявить о помолвке в это воскресенье, а обвенчаться можно будет в церкви Святого Георгия. Или вы предпочитаете менее помпезную свадьбу... в Брентвуд-Холле, например?

– Бенджамин, а вы уверены...

– Ах вот вы где! – раздался голос Палмера. – Знакомитесь поближе, как я вижу.

Синклер повернулся к другу:

– Присоединяйся к нам, Палмер. Мисс Куинси только что рассказывала мне о Челмсфорде. Надо как-нибудь туда съездить.

– Рассказывала о Челмсфорде? Очень интересно... – Палмер внимательно посмотрел на Куинси: – Когда же вы ожидаете возвращения вашего кузена? Когда он здесь появится?

– Ах, не могу сказать... – Куинси пожала плечами.

– Очень жаль, – сказал Палмер. – Мистер Куинси – весьма интригующий персонаж, правда, Синклер?

– Вы, кажется, ужасно заинтересовались им, – заметила Куинси.

Палмер кивнул:

– Совершенно верно, мисс Куинси. Я всегда интересуюсь тем, что касается моих друзей.

Граф обнял Куинси за плечи и привлек к себе.

– Тебе не о чем беспокоиться, Палмер. Мистер Куинси уехал. Он оставался здесь ровно столько, сколько требовалось.

– Понятно, – пробормотал Палмер. Он внимательно посмотрел на друга и добавил: – Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Синклер. Всего хорошего, мисс Куинси. – Поклонившись, он пошел обратно к дому.

Синклер посмотрел вслед другу, потом снова повернулся к Куинси. Она закрыла лицо ладонями и прошептала:

– Ах, что вы наделали?..

– Дорогая, в чем дело?

– Я знала, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой. – Она подняла на него глаза, блестевшие от непролившихся слез, и медленно покачала головой.

Граф взглянул на нее с удивлением:

– Но в чем же дело? Я не понимаю, что вас беспокоит.

Она указала на Палмера, уже приближавшегося к террасе.

– Ведь он, наверное, все понял. Потому что вы, в сущности, выдали мой секрет. И теперь... О Господи... – Отстранив его протянутую руку, она зашагала прочь по дорожке в сторону дома.

Синклер догнал ее и, взяв за плечи, развернул лицом к себе.

– Я просто дал ему понять, что мои дела – это мои дела. И мне все равно, что он о нас подумает. Она снова покачала головой:

– Неужели вы не понимаете? Ведь скоро весь Лондон узнает... Сплетни распространяются ужасно быстро. И теперь мы не сможем пожениться.

– Дорогая, но почему? И какое нам дело... Тут на террасе появилась леди Фицуотер.

– Мисс Куинси! – прощебетала она. – Пожалуйста, идите сюда! Тут несколько джентльменов желают с вами познакомиться!

– Но мы еще не закончили, – проворчал граф.

– Не заставляйте ждать нашу хозяйку, милорд. – Куинси направилась к террасе, где ее ждала леди Фицуотер.

Когда дверь за ними закрылась, Синклер уселся на ближайшую скамейку и тяжко вздохнул. Что же означают слова Куинси? Действительно, почему они не могут пожениться? И почему по Лондону распространятся сплетни, если они поженятся? Из-за того, что она связала себя с ущербным калекой? Ведь одно дело целовать его и совсем другое – связать с ним жизнь. Именно так думала Серена. Но неужели и Куинси думает так же? Нет, такого просто быть не может. Куинси совсем другая.

Она решила, что люди будут презирать его за женитьбу на ней. Да, именно этого она опасается. А виноват Найджел «Бывший жених преподал мне хороший урок», – кажется, так она сказала. Из-за этого трусливого ублюдка она все еще считает, что недостойна стать чьей-либо женой.

Синклер ударил кулаком по колену. Господи, он же, черт возьми, граф! Он может жениться на ком захочет. Разумеется, и на Куинси.

Но как переубедить упрямую девчонку?

А может быть, все дело в том, что она слишком долго была «мистером Куинси»? Да, наверное, ей требуется время, чтобы почувствовать себя привлекательной молодой женщиной. Что ж, в таком случае он потерпит немного. И очень кстати, что у матери скоро званый вечер. Приглашения были разосланы неделю назад, но можно будет пригласить еще несколько человек – молодых щеголей, которые будут соперничать друг с другом, чтобы заслужить внимание новой Несравненной. Их восхищение придаст Куинси уверенность в себе и развеет все ее страхи. Да-да, именно так и произойдет, и тогда она все-таки станет его женой.

Весело насвистывая, Синклер направился к дому.

Присоединившись к сестре, Куинси стойко выдержала испытание – леди Фицуотер познакомила ее с вновь прибывшими гостями. Приклеив улыбку к лицу, она обменивалась с новыми знакомыми светскими любезностями, но думала совсем о другом.

Накануне ей казалось, что ее мечта может осуществиться, и они с графом действительно обвенчаются. Но Палмер вернул ее к суровой реальности. О Господи, если даже лучший друг Синклера не одобряет их союз, то что подумают другие?

Вскоре все в доме Синклера узнают, кто такой «мистер Куинси», а затем и всему Лондону станет известно, что граф нанял женщину-секретаря. И если он женится на ней, то непременно станет посмешищем. Возможно, люди начнут его сторониться, и тогда леди Синклер снова станет затворницей. Граф же начнет во всем обвинять ее, Куинси. Нет-нет, она этого не допустит.

В конце концов, Синклер – разумный человек. Как только они смогут улучить момент и остаться наедине, она все ему объяснит. И он наверняка поймет ее и согласится с ней.

Увидев, что граф вошел в гостиную, Куинси приказала себе быть твердой. Избавившись от собеседников, она попыталась приблизиться к Синклеру, чтобы поговорить с ним наедине. Если уж вскрывать нарыв, то лучше сделать это побыстрее. Но никакой нарыв не причинял такой боли.

Глава 22

Синклер расхаживал по библиотеке, то и дело поглядывая на часы, – время тянулось нестерпимо медленно. Прошло уже три дня после приема у леди Фицуотер, три невыносимо мучительных дня. С тех пор он ни разу не видел Куинси, но знал, что Джилл шила для нее платья; самой же Куинси приходилось терпеть походы по магазинам за женскими безделушками и выслушивать наставления «энергичного трио» – так называл он свою мать, леди Фицуотер и леди Брадуэлл.

Наконец часы пробили девять, и почти тотчас же раздался стук дверного молотка, возвещавший о прибытии первых гостей. Еще десять минут, и он сможет присоединиться к группе, собравшейся в гостиной. Присоединиться к Куинси. К своей Джо.

Граф мысленно повторил все, что хотел сказать ей, и еще раз напомнил себе: ему следует быть искренним, но не чрезмерно пылким. И следует помалкивать, когда Куинси будет разговаривать с другими джентльменами. В последний раз взглянув на часы, он вышел из библиотеки и, изобразив вежливую улыбку, вошел в гостиную.

– Синклер, дорогой мой, как хорошо, что вы к нам присоединились! – тут же воскликнула леди Фицуотер.

Граф подошел к матери и поцеловал ее в щеку. Потом склонился над рукой леди Фицуотер. Выпрямившись, он окинул взглядом комнату, стараясь не выдать своего волнения.

– Она вон там, – театральным шепотом произнесла леди Фицуотер, указывая в дальний угол.

Молча кивнув, граф направился к Куинси, окруженной восторженными молодыми людьми. Впрочем, и молодые дамы, чтобы не лишиться мужского общества, тоже к ней присоединились. Тут леди Синклер села за фортепьяно и стала что-то наигрывать, а подсевший к ней седовласый джентльмен – граф видел его рядом с матерью в театре – переворачивал нотные страницы.

43
{"b":"13314","o":1}