ЛитМир - Электронная Библиотека

Заметив Синклера, Куинси извинилась перед собеседниками и пошла ему навстречу.

– Ваша мать, похоже, наслаждается жизнью, – сказала она, кивнув в сторону пары, сидевшей за фортепьяно.

Мимо прошел Гримшо с шампанским. Взяв у него два бокала, Синклер протянул один Куинси.

– Интересно, для кого мать задумала этот вечер – для меня или для себя? – проворчал Синклер. – Я даже не знаю имени этого джентльмена.

– Маркиз Коддингтон, вдовец с пятьюдесятью тысячами фунтов годового дохода.

– Кажется, вы уже знаете все, что происходит в этом доме.

Куинси покачала головой:

– Просто я недавно услышала разговор двух старых сплетниц. Леди Стэнхоуп, похоже, всерьез ревнует.

– Ах, вот как... – Синклер осмотрелся. – Не хотите ли немного пройтись?

– Да, конечно. – Куинси взяла его под руку.

В этот момент раздался звон стекла, а затем пронзительный женский крик; оказалось, что Томпсон, разносивший шампанское, наткнулся на леди Стэнхоуп. В гостиной воцарилась тишина; все смотрели наледи Стэнхоуп, залитую шампанским, и один лишь Томпсон, раскрыв рот, таращился на Куинси.

– В чем дело, Томпсон? – спросил Синклер.

– Это... Ведь это же... Прошу прощения, милорд. Я ужасно неловкий. – Слуга нагнулся и принялся собирать осколки; при этом он то и дело поглядывал на Куинси.

Несколько дам поспешили увести леди Стэнхоуп в соседнюю комнату, и все снова оживились. Синклер же с Куинси приблизились к стеклянной двери, и вышли на балкон.

– Я никогда раньше не видел, чтобы Томпсон споткнулся перед женщиной, – сказал граф с усмешкой. – Вы ошеломили его своей красотой.

Куинси в ответ рассмеялась:

– Как возвышенно!.. Он просто испугался, вот и все.

Граф заглянул ей в глаза:

– Скажите, вы уже со многими познакомились? С вами хорошо обращались? Ваши страхи рассеялись? Женщины будут ревновать, а мужчины завидовать мне, из-за того, что я завладел вашей рукой. – Он поднес к губам вышеупомянутую руку.

Куинси сделала глубокий вдох и прошептала:

– Нет, мы не можем....

Тут кто-то еще вышел на балкон, и Синклер тотчас же почувствовал резкий запах духов. О Господи, Серена, герцогиня Уорик!

– Какая же вы хитрая, Джозефина. – Герцогиня похлопала Куинси веером по плечу. – Уверена, вы выбрали самую лучшую партию из всех возможных. Но мы ведь всегда делились, не так ли, дорогая? – Она взяла графа под руку и захлопала своими накрашенными ресницами. – Надеюсь, вы полностью оправились от болезни, милорд. Вы прекрасно выглядите.

Синклер покосился на Куинси:

– Я не знал, что вы с герцогиней знакомы.

– Мы с Сереной когда-то жили по соседству, – ответила Куинси.

– Да, верно. Но мы очень давно не виделись. – Серена вцепилась и второй рукой в руку Синклера. – Как поживает ваш новый секретарь, милорд? Я слышала, он обворожителен.

Граф нахмурился и проворчал:

– Он уехал. Он больше не служит у меня.

Серена округлила глаза:

– Уехал? Но, наверное, он уехал не слишком далеко. Да, я уверена, что он вернется. – Герцогиня придвинулась к Синклеру еще ближе. – Почему бы нам не встретиться завтра, чтобы обсудить это, а? Только вы и я. – Она провела языком по верхней губе, потом по нижней.

Граф невольно поморщился.

– Вы уверены, что ваш муж не будет скучать без вас? – Куинси с невозмутимым видом смотрела на герцогиню. – Прошу прощения, миледи, – она взяла графа за другую руку, – но леди Синклер зовет нас. Нам придется продолжить этот разговор попозже.

Кивнув Серене, Синклер последовал за Куинси обратно в гостиную. Едва они переступили порог, Куинси выпустила руку графа и, нырнув под поднос в руках Гримшо, исчезла в толпе гостей.

Синклер обошел гостиную, но так и не нашел Куинси. Признав свое поражение, он направился к фортепьяно.

– Мама, – прошептал он, садясь рядом с ней, как ты могла пригласить эту... эту герцогиню в наш дом?

Леди Синклер опустила крышку фортепьяно.

– Я думала, это ты пригласил ее. А в чем дело? Я видела, как Джо ушла. И она была чем-то расстроена. Что ты ей сказал?

– О чем вы тут секретничаете?! – воскликнул седовласый джентльмен, склоняясь над леди Синклер. – В чем дело?

– Кодди, дорогой, мой сын оказался ужасно бестолковым. – Леди Синклер взглянула на сына: – Что бы ни случилось, исправь это, ясно?

Синклер застонал и встал.

– Вот именно, исправь, – пробормотал он, выходя из гостиной и направляясь к черной лестнице. Всемилостивый Господь, как же ему исправить все это?

Куинси вернулась в дом леди Фицуотер. Вернулась одна. Не обращая внимания на взгляды других пешеходов, она почти бежала по улице. Как Серена осмелилась?! Как посмела?! Серена всегда получала то, что хотела. И она никогда не делилась с Куинси – просто отбирала, а потом, хлопая своими длинными ресницами, уходила с Добычей.

Но на сей раз у нее ничего не выйдет. Она не получит Синклера.

Злая судьба не позволяет ей остаться с графом, но это не значит, что его получит эта мегера. Куинси вспомнила, какой отвратительной девчонкой была Серена. Вспомнила и о боли, которую та причинила Синклеру, отклонив его предложение и обозвав «калекой». Давно пора проучить мерзавку. И она, Куинси, непременно это сделает.

Направившись в спальню бабушки, Куинси вытащила из-под кровати сундуки. Порывшись в них, нашла перевязанную лентой связку бумаг.

– Прости, бабушка, – пробормотала она, развязывая потускневшую ленту, – но я уверена, что ты поймешь.

Отыскав некролог – строки о ее матери и мертворожденном брате, – она тихонько вздохнула и замерла на несколько мгновений. Затем взяла лежавшие под некрологом письма с соболезнованиями – одно из них прислали граф и графиня Даути и их дочь Серена.

При свете свечи Куинси довольно быстро научилась подделывать подпись и почерк Серены; она надеялась, что почерк за прошедшие годы не слишком изменился. «Белая бумага ни в коем случае не подойдет», – решила Куинси. Еще раз порывшись в сундуках бабушки, она нашла запасы бумаги – лавандовую, желтую, розовую. Лавандовая казалась самой подходящей. И, конечно же, духи! Куинси выбрала из бабушкиных запасов духи с самым экзотическим запахом и написала:

Мой дорогой Синклер! Почему бы нам не встретиться завтра, чтобы продолжить нашу беседу? Только вы и я. Вы знаете, где и когда.

Куинси изобразила подпись Серены с замысловатым росчерком, добавила каплю духов и запечатала письмо воском свечи.

Что ж, неплохо. Но как передать письмо в руки герцога Уорика? Может, попросить мясника Сэма или одного из его сыновей? Нет, Сэм не подходит – ведь «мистер Куинси» уехал из города. В таком случае остается только... Томпсон. Куинси невольно поежилась. Слуга ужасно удивился, увидев ее сегодня вечером, но, к счастью, ничего не сказал. Во всяком случае, ничего вразумительного. И он, видимо, так и не получил свой выигрыш у Гримшо.

Куинси написала записку Томпсону и вложила ее в конверт вместе с письмом герцогу и несколькими монетами. В холле она нашла одного из слуги, протянув ему монету, попросила передать пакет Томпсону.

Весьма довольная собой, Куинси сняла свое новое платье и украшения и, надев ночную рубашку, забралась в постель. Как ни странно, но она тотчас же уснула. Уснула до возвращения Мелинды и бабушки.

На следующее утро, проснувшись с ужасной головной болью, Куинси поняла, что сглупила. Записка наверняка скомпрометирует Синклера. К тому же муж Серены может разозлиться... и вызвать Синклера на дуэль. О Боже, что тогда произойдет? И ведь граф с герцогом ни в чем не виноваты. Конечно, Уорик оказался весьма недальновидным, женившись на Серене, но все же...

Следует забрать записку у Томпсона. И как можно быстрее.

И еще одно... Вчерашняя сцена на балконе лишний раз доказала, что она не в силах противиться очарованию Синклера. Да-да, если он пожелает, она выйдет за него замуж, и тогда произойдет все то, чего она пыталась избежать. Значит, единственный выход – никогда больше не видеть Синклера. К счастью, у нее есть прибыль от инвестиций, и если она будет экономна, то сумеет купить коттедж и обставить его.

44
{"b":"13314","o":1}