ЛитМир - Электронная Библиотека

– Куда ты собираешься?

Мел покраснела.

– Лиланд просил меня прогуляться с ним в парке. Ты ведь не против?

Куинси махнула рукой:

– Наслаждайся. За меня не беспокойся. Мне все равно нужно собираться. Наш новый поверенный, мистер Хэтчет, уже нашел несколько коттеджей, которые я должна осмотреть. Я уезжаю рано утром.

Мелинда порывисто обняла сестру и тут же выбежала из комнаты.

– Вы уверены, что хотите этого, мисс? – спросила бабушка.

Куинси вздохнула:

– Я должна так поступить. Бабушка молча кивнула, и Куинси вдруг показалось, что та ужасно постарела.

Глядя на дверь, закрывшуюся за Куинси, Синклер пробормотал:

– Как она могла?.. Кто дал ей право решать за нас обоих?

Тут в комнату вошел Гримшо, и почти тотчас вбежал Томпсон. Не произнося ни слова, слуги подняли Синклера и довели его до спальни. Затем Томпсон помог графу раздеться и надеть халат, после чего достал из столика у кровати банку с мазью.

– Это я сделаю сам, – проворчал Синклер.

– Да, милорд. Вам еще что-нибудь нужно?

– Нет, иди. – Синклер прикрыл ладонью глаза. – Томпсон...

Слуга остановился у двери.

– Спасибо, Томпсон.

– Сегодня был трудный день, милорд. – Слуга вышел и осторожно затворил дверь.

Поморщившись от боли, Синклер принялся втирать в ногу мазь. «Даже если бы ваша нога была здорова», – вспомнились ему вдруг слова Куинси. Синклер уставился на свою ногу. Затем провел пальцами по шраму. Да, теперь все ясно. Ее оттолкнул шрам – именно в этом все дело. Конечно же, ей не хотелось связывать свою жизнь с калекой. Ведь не зря же она сказала, что он стал сильнее хромать...

Убрав банку с мазью, граф достал из столика бутылку виски и наполнил стакан. Осушив его в два глотка, закашлялся.

Да, для всех будет лучше, если Куинси уйдет сейчас, до того, как войдет в его жизнь. До того, как станет ему необходимой.

Он хотел снова наполнить стакан, но тут же передумал и швырнул стакан в камин. Раздался звон, и по полу разлетелись осколки. Граф какое-то время смотрел на бутылку, которую держал в руке, затем приложил горлышко к губам. «Да, будет лучше, если она уйдет сейчас», – думал он, делая глоток за глотком.

Синклер не выходил из своей спальни три дня.

На четвертый день он все-таки спустился вниз, но только потому, что Томпсон, несведущий болван, не мог найти последний ящик бренди. Харпер тоже не мог помочь, так как постоянно запирался у себя в комнате с миссис Хаммонд. Граф нашел ящик в винном погребе и приказал Томпсону отнести его наверх; сам же, прихватив бутылку, направился к лестнице, но наткнулся в холле на мать.

– Бенджамин, будь любезен присоединиться ко мне в столовой, – сказала леди Синклер.

– О, как ты громко говорить, мама, – прошептал он, хватаясь за голову.

– Я не знала, что бороды вошли в моду, – сказала она, как только они сели за стол.

Синклер провел ладонью по заросшему щетиной подбородку и пожал плечами:

– Не было времени побриться.

Леди Синклер взглянула на слугу, поставившего перед ней тарелку.

– Нам понадобится еще один прибор, Гримшо, – сказала она. – Мой сын будет обедать со мной.

– Слушаюсь, миледи, – кивнул слуга. Когда Гримшо удалился, леди Синклер снова посмотрела на сына.

– Ну, а теперь о мисс Куинси... Синклер чуть не уронил бутылку.

– А что с ней?

– Я уже несколько дней не видела никого из них. Мне казалось, что я просила тебя все исправить.

Синклер снова пожал плечами:

– Я пытался исправить, но она отказалась. Сказала, что не хочет всю жизнь жить с калекой.

Леди Синклер поджала губы.

– Мне очень трудно поверить, что Джо могла сказать такое. Я... Да, в чем дело, Дейзи? – Она повернулась к горничной, стоявшей у порога.

– Мне очень жаль, миледи, но мы не можем... – Девушка залилась краской.

– Говори же, моя милая.

– Прошу прощения, миледи, но нет тарелок для еще одного прибора. Я могу достать сахарницу, если хотите.

– А что же случилось с тарелками? – Леди Синклер приподняла брови.

– Ничего не случилось, но они... Они просто грязные, вот и все. Видите ли, Элис, судомойка, три дня назад ушла погулять с одним из конюхов и больше не вернулась.

– И никто с тех пор не мыл посуду? – удивилась графиня.

– Все говорят, что это не их работа.

Синклер опустил голову, уткнувшись лбом в стол.

– Может, с Элис что-то случилось? – спросила леди Синклер, не обращая внимания на сына. – Грум вернулся домой живым и здоровым?

– Он не вернулся. Говорят, что он собирается работать у своего родственника, который держит гостиницу. Мы думаем, они туда и поехали.

Леди Синклер вздохнула.

– Найди Селию, и начинайте мыть вдвоем. Я сейчас же найму новую судомойку.

– Да, миледи. – Дейзи присела в реверансе и вышла из комнаты.

Леди Синклер поставила свои тарелки перед сыном.

– Ешь немедленно. А потом тебе придется принять ванну. Я хочу, чтобы ты выглядел прилично, когда будешь сопровождать меня сегодня на бал у Данфортов.

– Да, мама.

– Бенджамин...

– Да, мама.

– Дорогой, я никогда не думала, что скажу тебе такое, но... – Она вздохнула. – Бенджамин, ты идиот.

– Да, мама.

Пообедав, Синклер прошел на кухню и потребовал горячей воды для ванны. Затем поднялся к себе и, усевшись в кресло, задумался...

«Случилось так, что могут пострадать и другие люди. Люди, которых я очень люблю...» – вспомнились ему слова Куинси.

Он вспомнил, как Куинси ухаживала за ним, когда он болел, и сколько бессонных ночей она провела с ним рядом. Конечно же, она по-настоящему его любила. И, конечно же, она оставила его вовсе не потому, что он хромал.

«Могут пострадать другие люди...» То есть могли пострадать они с матерью и, возможно, леди Фицуотер с сыном. Да, Куинси уехала, чтобы оградить их всех от скандала. Она решила пожертвовать собой, но следовало ли ему принять эту жертву?

Глава 24

Синклер посмотрел в зеркало в холле и в последний раз поправил галстук.

– Сейчас ты выглядишь гораздо лучше, Бенджамин, – сказала леди Синклер, спускавшаяся по лестнице в элегантном зеленом платье.

– А ты сегодня выглядишь просто замечательно, мама. Жаль, что тебя не видит лорд Коддингтон. – Синклер поцеловал матери руку и помог ей сесть в экипаж, ожидавший у ступеней. – Кстати, вы с ним не поссорились?

– Конечно, нет. – Леди Синклер расправила юбки. – Он ждет, что я позволю ему сопровождать меня повсюду, но я не могу этого допустить. Впрочем, я оставила для него два вальса.

Тут экипаж тронулся с места, и, откинувшись на спинку сиденья, Синклер закрыл глаза. Леди Синклер внимательно посмотрела на него, однако промолчала.

Поздоровавшись с хозяевами, граф проводил мать к дивану, где ее уже поджидали знакомые, и принес ей бокал пунша. Затем, извинившись, направился в карточный салон.

– Добрый вечер, лорд Синклер, – приветствовал его рыжеволосый молодой человек, племянник Палмера.

– Добрый вечер, Альфред, – кивнул граф.

– О, да это же граф-сваха. – Сэр Лиланд с широкой улыбкой приблизился к другу. – Устроил еще какой-нибудь брак в последнее время, не так ли?

Синклер криво усмехнулся. В его доме постоянно заключались браки, только сам он никак не мог устроить свою жизнь.

– Рад тебя видеть, приятель. Да, ты прав. Совсем недавно исчезла судомойка и один из конюхов. Полагаю, сейчас они счастливы вместе.

Лиланд расхохотался и, похлопав друга по плечу, начал объяснять шутку Альфреду. Граф же направился к карточному столу.

Через час он покинул карточный салон. Неразумно терять все деньги, которые для него заработала Куинси.

Куинси...

Синклер почувствовал, что ему необходимо выйти на свежий воздух. Черт побери, где же дверь на балкон? Отыскав дверь, он переступил порог, но тут же понял, что в тени уже скрывается какая-то пара. Влюбленные, конечно же, хотели насладиться уединением. В следующее мгновение он узнал в них Палмера и его жену. Но они не целовались и даже не разговаривали – просто стояли, прильнув друг к другу. Однако эта сцена почему-то казалась необычайно интимной, и Синклер, тотчас отвернувшись, покинул балкон и вернулся в бальный зал.

47
{"b":"13314","o":1}