ЛитМир - Электронная Библиотека

Синклер в задумчивости прошелся по комнате.

– Что ж, Томпсон, в таком случае ты отвезешь меня туда.

Час спустя Элиот остановил экипаж у двери портного. Томпсон спрыгнул с козел и провел Синклера в контору адвоката.

Хэтчета на месте не оказалось, зато был его помощник, мистер Ангус Лич. Сначала помощник упрямился, но перед щедрым вознаграждением не смог устоять. Спрятав монеты в карман, он показал графу список выставленных на продажу коттеджей. Переписав адреса, Синклер покинул контору. Уже сев в экипаж, он пристально взглянул на слугу и спросил:

– Томпсон, а ты знаешь, что я собираюсь жениться на мисс Куинси?

Слуга расплылся в улыбке:

– Конечно, знаю, милорд. И у нас все с нетерпением ждут этого... Вернее... те, что остались в доме.

– Да, те, что остались... – Криво усмехнувшись, Синклер откинулся на спинку сиденья.

Глава 25

Граф уселся за письменный стол со списком коттеджей и картой. С чего же начать? Какой из этих домов мог приглянуться Куинси?

Блубелл-Коттедж выставлялся на продажу по умеренной цене и находился совсем недалеко от его собственного поместья. Это тот самый коттедж, который они с Куинси видели по дороге в Брентвуд. Нет, не годится. Граф вычеркнул его из списка. Куинси не захотела бы жить рядом с поместьем, которое являлось бы постоянным напоминанием о прошлом...

Кастеллак-Коттедж находился в пригороде Бирмингема, и для сестры Куинси он совсем не подходил – воздух там просто ужасный. Синклер вычеркнул и этот дом. Броксэм-Коттедж – слишком далеко, в Кенте. И по дорогам там невозможно проехать даже в хорошую погоду. Он вычеркнул и этот вариант.

Уэйверли-Коттедж, в Данбери, был самым дешевым из списка, и там вдобавок имелся большой сад. Но в Данбери Куинси жила до переезда в Лондон. Немного подумав, граф вычеркнул и Уэйверли.

Оставался только коттедж в окрестностях Челтенхема, совсем небольшого городка. Что ж, очень удобно, ведь там можно найти работу, ездить туда за покупками... К тому же в тех местах чудесные леса и долины, а также бурные ручьи Котсуолда. Да, там Куинси наверняка понравится.

На следующий день, на рассвете, Синклер уже сидел в седле, и в кармане у него лежала специальная лицензия на брак. Конечно же, Куинси сначала начнет упрямиться, но он не сомневался, что сумеет ее уговорить – достаточно будет лишь обнять ее покрепче и поцеловать.

Ближе к вечеру граф добрался до Челтенхема и почти сразу же нашел Плау-Коттедж. Но в доме было темно, и он, спешившись, прошел по клумбе с увядшими тюльпанами и заглянул в окно. Все полы были покрыты толстым слоем пыли.

Нахмурившись, Синклер сел на лошадь и направился в местную гостиницу.

– Никто не живет там уже много лет, – сказала служанка, когда Синклер стал ее расспрашивать. Она поставила перед ним кружку эля и тарелку с рагу. – С тех пор, как старый Арчибальд Плау повесился там на стропилах.

Думаете купить?

– Нет. – Синклер покачал головой и, отодвинув тарелку, сделал глоток эля. – Но я думал, что мой друг заинтересовался этим домом.

Удалившись в свою комнату, Синклер снова стал изучать список домов. Вероятно, он просто ошибся в расчетах. Да-да, наверное, ему не следовало вычеркивать Данбери. Он слишком поспешил, вычеркнув его из списка. Леди Брадуэлл и Мелинда говорили, что им там очень нравилось. Что же касается Куинси, то она с легкостью одурачит местных жителей, и все будут считать ее кузиной Джозефа.

Синклер выехал еще до рассвета и добрался до Данбери только к полуночи. Увы, ему и на сей раз не повезло. Оказалось, Уэйверли-Коттедж купил на днях какой-то моряк, сын торговца.

Граф снял комнату в ближайшей гостинице и рухнул на кровать. Немного отдохнув, он снова принялся изучать свой список.

– Куинси, любовь моя, – бормотал он, – где же ты спряталась?

Спряталась?.. Ну конечно! А спрятаться лучше всего... где-нибудь подальше. Сытно поужинав, граф выпил полбутылки бренди и улегся спать. Теперь он был почти уверен, что на следующий день найдет Куинси.

Но ему понадобилось два дня, чтобы добраться до Кента. Кентские дороги, как он и предполагал, оказались в ужасном состоянии. К тому же его кобыла на второй день потеряла подкову, и последнюю милю ему пришлось пройти пешком, увязая по щиколотку в грязи. Грязный и смертельно уставший, он пришел в гостиницу и там узнал, что и Броксэм-Коттедж кто-то недавно купил.

После горячей ванны и обильного ужина его настроение улучшилось, и он снова взялся за список.

Оставалось всего два дома. Возможно, он все-таки знал Куинси не так хорошо, как думал. Но он не мог поверить, что она купит дом в Бирмингеме – воздух там даже хуже, чем в Лондоне. Какой смысл увозить туда сестру?

Оставался только Блубелл, но неужели Куинси решила купить дом рядом с Брентвудом? Ведь жизнь рядом с его поместьем будет постоянным напоминанием о том, от чего она отказалась...

На следующее утро, едва кузнец успел вбить последний гвоздь в подкову его лошади, Синклер вскочил в седло и направился к Блубелл-Коттеджу. Но теперь он уже не был уверен, что найдет Куинси к концу дня. Возможно, она вообще не купила коттедж и вернулась с Хэтчетом в Лондон, чтобы подыскать что-нибудь другое.

После полудня Синклер остановился в придорожной гостинице и приказал подать обед в отдельную комнату. Когда появилась служанка с подносом, он стал расспрашивать ее.

– Да, мистер Хэтчет оставался здесь целую неделю, – сказала служанка. – А уехал в спешке, хотя и заплатил вперед. Мы сто лет так не развлекались. – Она хихикнула.

– Развлекались?.. – Синклер нахмурился. Служанка уселась за стол и, понизив голос, продолжала:

– Мы знали, что дама с ним – вовсе не его жена, хотя он все время пытался сделать вид, что это именно так. Но она не соглашалась ни на что такое, нет-нет, сэр! Настояла на комнатах в разных концах коридора, вот так-то. Однажды утром она спускается к завтраку, вся такая славная, как всегда. А потом он спускается, и его левый глаз так заплыл, что аж не открывается! Он вызывает карету, а она говорит: «До свиданья, мистер Хэтчет. Так приятно вести с вами дела!» Он вылетел отсюда пулей – о, какие вещи он говорил! – и мы больше не видели его. Синклер едва дослушал конец истории. Пытаясь сдержать волнение, он спросил:

– Вы знаете, куда уехала та леди?

– О, она никуда и не уезжала, – ответила служанка, вставая. – Она все еще здесь. Ну, не сейчас, сейчас ее нет. Она уезжает каждое утро и возвращается поздно вечером, а ужинает у себя в комнате. – Она вдруг нахмурилась: – Это приличная гостиница. Мы не хотим никакого беспокойства нашим клиентам.

Синклер улыбнулся и протянул ей несколько монет, которые она тут же убрала в карман фартука.

– Уверяю вас, у меня самые честные намерения. Вы, случайно, не знаете короткий путь отсюда до Блубелл-Коттеджа?

– Да, сэр, конечно. – Она подробно объяснила. Едва служанка вышла из комнаты, граф бросился к двери, так и не притронувшись к еде. Десять минут спустя он перебрался через стену, затем перешел по мосткам через ручей и углубился в густую дубраву. Низкие ветки цеплялись за его одежду и волосы, но Синклер упрямо шел вперед. Наконец деревья расступились, и он оказался перед белым коттеджем, окруженным цветочными клумбами. Да, перед ним был Блубелл-Коттедж.

Затаив дыхание, Синклер смотрел на работников, сновавших перед домом с досками и вязанками соломы. Садовники косили лужайку и обрезали розовые кусты. Куинси же, стоя на приставной лестнице, красила стену. Слышалось визжание пилы и отовсюду доносился стук молотков.

Вдруг раздался какой-то треск, и кто-то крикнул:

– Осторожно, мисс Куинси!

В следующее мгновение с крыши скатилась вязанка соломы, сбившая Куинси с лестницы.

Куинси услышала крик кровельщика – и тут что-то сбило ее с ног. Она соскользнула со ступеньки, но, к счастью, зацепилась ногой за следующую перекладину. Ведро же с краской перевернулось и упало на траву под ней. Сообразив, что висит вниз головой, Куинси тихонько застонала. Перед глазами у нее плясали искры, и юбки закрывали весь обзор.

49
{"b":"13314","o":1}