ЛитМир - Электронная Библиотека

– Чтоб мне провалиться, ты убил ее! – раздался чей-то голос.

Куинси откинула в сторону юбки и прокричала:

– Дэйви, не беспокойся, ничего страшного!

– Простите, мисс Куинси. – Дэйви выглянул из-за конька крыши. – Веревка на последней вязанке оборвалась. Вы в порядке?

– В порядке, Дэйви. – Заметив, что работники глазеют на нее, она добавила: – Все хорошо, вы можете возвращаться к работе. Я сама спущусь отсюда.

– Вам там удобно? – послышался поблизости знакомый голос.

В следующую секунду Куинси увидела графа.

– Синклер? – пробормотала она. – Но почему вы... Что-то случилось с бабушкой?..

– И с ней, и с вашей сестрой все в порядке, – с улыбкой ответил граф. – Обе здоровы. Правда, я беспокоился за вас, но теперь вижу, что у вас... все под контролем. – Он снова улыбнулся и добавил: – Хотя мне все-таки кажется, что вам так не очень удобно. Давайте я помогу вам спуститься, мисс Куинси.

Из-за угла вышел Дэйви, но, увидев Синклера, остановился.

– Если вы не против, я спущу ее, – сказал Синклер, протягивая руки к Куинси. – Идите сюда, любовь моя.

Подхватив Куинси на руки, Синклер прижал ее к груди и заглянул ей в глаза. Почувствовав, как бьется его сердце, она затаила дыхание; ей казалось, что она могла бы вечно оставаться в объятиях Синклера. Работники смотрели на них во все глаза, но к черту работников! Ведь Синклер назвал ее своей любовью! Она попрощалась с ним, и все же вот он, здесь, и он крепко обнимает ее и прижимает к сердцу.

Кто-то кашлянул, и Куинси с улыбкой пробормотала:

– Теперь вы должны... э-э... должны поставить меня на землю.

– Должен? – Он тихонько рассмеялся, и его смех показался ей нежнейшей лаской. – Что ж, миледи, если вы так считаете...

Он опустил ее на землю и отступил на шаг. Она дрожащими руками расправила юбки поверх брюк. На ней было старое платье Мелинды, все заляпанное краской; это платье со множеством дырок и разрезов казалось совершенно неприличным.

– Мисс Куинси, вы... – Дэйви по-прежнему стоял рядом с ними.

– Не беспокойся, все в порядке, – сказала Куинси. Заметив подошедших к ним работников, она добавила: – Познакомьтесь, это граф Синклер, мой... бывший хозяин.

– А теперь жених, – заявил Синклер.

Куинси с удивлением посмотрела на него. Может, она ослышалась? Они же решили, что у них ничего не получится. Кроме того, она уже купила коттедж и начала ремонт. Дом был почти готов к переезду.

– Хозяин? – переспросил Дэйви.

– Она была моим секретарем, – пояснил граф. – И чертовски хорошим к тому же. Но это был наш общий секрет. Когда я попросил ее стать моей женой, она почувствовала, что ее долг защитить меня от скандала в случае, если кто-то раскроет этот секрет. Поэтому она оставила меня.

Куинси судорожно сглотнула.

– Защитить и вашу матушку тоже, – прошептала она.

Синклер покачал головой:

– Матери не нужна ваша защита. Она предпочитает ваше присутствие. И мне ваша защита тоже не требуется. – Он выпятил грудь и посмотрел на нее сверху вниз. – Вы думаете, граф Синклер и вдовствующая графиня не могут противостоять оскорбительным сплетням?

Куинси пожала плечами:

– Но вы же согласились со мной, не так ли? Когда я сказала...

– Нет, я не согласился. Ни в коем случае. Вы нечестно воспользовались моим... тогдашним состоянием и уехали до того, как мы завершили нашу дискуссию.

Он взял ее за руки и внимательно посмотрел ей в глаза:

– Видите ли, дорогая, я недавно получил очень ценный урок от моего друга Палмера. Некоторые избегают его, как будто человек с одной рукой заразный. Но ему нет до этого дела, потому что они с женой любят друг друга.

– Но ведь даже Палмер сказал...

– Он изменит свое мнение, когда увидит, как мы счастливы вместе. – Все еще держа ее за руки, он опустился на одно колено.

Глаза Куинси затуманили слезы. Сердце же ее гулко колотилось.

– Я был совершенно убит горем, когда вы ушли. Думаю, теперь ваш долг облегчить мои страдания. Я куплю вам все коттеджи, какие захотите, если только вы будете жить в одном из них со мной.

– Но вот этот... – Она указала на коттедж позади нее.

– Станет прекрасным свадебным подарком вашей сестре. Думаю, они с Лиландом будут здесь счастливы.

Мел и Лиланд? Она кивнула. Что ж, хорошая пара.

– Поверьте, дорогая, я могу вынести все, что угодно, если рядом со мной будет женщина, которую я люблю. Вы делаете меня счастливым, Куинси. Вы нужны мне, потому что я люблю вас. Вы выйдете за меня?

Она хотела сказать «да», хотела стать женой Синклера, но еще больше она хотела, чтобы он был счастлив. А разве мог он стать счастливым с женой, которой сопутствует скандал?

Она заставила его подняться, и он, прикоснувшись ладонью к ее щеке, прошептал:

– Так что же, Джо?

На глаза ее навернулись слезы, и она с дрожью в голосе прошептала в ответ:

– Но ведь ничего не изменилось, неужели вы не понимаете? Как только моя тайна будет раскрыта, разразится скандал, и вы с вашей матерью... О, я не могу заставить вас пройти через это.

Граф тяжко вздохнул и чуть отстранился. Потом вдруг схватил ее за плечи обеими руками и проговорил:

– Что ж, хорошо, мы забудем про этот разговор. Но вам все же нужно вернуться в Лондон. Я был... не совсем правдив вначале. – Он опустил глаза и уставился на свои сапоги.

Куинси почувствовала, что сердце ее на мгновение остановилось.

– Что?.. Кто?..

– Моя мать. Видите ли, она...

– Что с ней? Неужели она снова...

– Нет-нет, ей гораздо лучше, и у нее даже есть поклонник. Она нанимает и обучает сирот, но я боюсь... – Он снова отвел глаза.

– Что?.. Что случилось, Бенджамин? – вырвалось у нее, но Синклер, казалось, не заметил, что она назвала его по имени.

– Боюсь, она взвалила на себя гораздо больше, чем может выдержать при таком хрупком здоровье. – Обняв ее за плечи, он продолжал: – Видите ли, она удвоила свои усилия, ваши усилия... и теперь создает благотворительный фонд для бездомных солдат и сирот. Мать собирается устроить бал, чтобы положить начало этой деятельности. Она полна решимости, но боюсь, это слишком тяжело для нее. А если бал не будет успешным, если благотворительный фонд будет плохо принят, то это может подкосить ее. Я не хочу, чтобы она вернулась к прошлому и снова стала затворницей.

– Я понимаю вашу тревогу, но я не вижу, как я...

– Вы могли бы помочь ей с этим балом.

– Но я никогда не устраивала ничего, кроме карточных вечеринок. Полагаю, ей нужно...

– Ей нужны вы. Она любит вас. Она примет вашу помощь там, где отказала бы любому другому. И вы самая энергичная женщина, какую я знаю. Вы могли бы спланировать за Веллингтона нападение на Витторию. А бал для вас просто мелочь.

Щеки Куинси порозовели.

– Так что же, дорогая? Вы согласны помочь моей матери?

Куинси медлила с ответом. Ведь помочь – значит вернуться в Лондон в обществе Синклера и снова проводить время в его доме. Быть рядом с ним, но не иметь возможности остаться с ним навсегда? Изощренная пытка. Мучительное удовольствие. Куинси закрыла глаза – и вдруг прильнула к его груди и обвила руками его шею.

– Да, согласна, – прошептала она.

Издав радостный возглас, Синклер подхватил ее на руки и закружил, так что юбка ее затрепетала на ветру.

Опустив Куинси на землю, он поцеловал ее в лоб, затем, не обращая внимания на толпившихся вокруг мужчин, обнял за плечи.

Куинси откашлялась и, взглянув на работников, хлопнула в ладоши:

– Эй, за дело! Мы теряем время, скоро стемнеет! – Понизив голос, она подозвала к себе Дэйви. – Мне надо вернуться в Лондон из-за одного незаконченного дела. Я рассчитываю на вас и надеюсь, что все будет закончено, как и планировалось, то есть в рамках бюджета.

– Да, мисс Куинси, все будет в порядке. – Перед тем как уйти, Дэйви взглянул на графа и доверительным тоном сообщил: – Она довольно необычная женщина, но это даже лучше.

50
{"b":"13314","o":1}