ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не могу не согласиться, – ответил Синклер.

Куинси нахмурилась: она не знала, обидеться ей или рассмеяться. Решив, что слова Дэйви – это комплимент, она промолчала.

– Сегодня уже слишком поздно ехать в город, – сказал Синклер. – Не желаете показать мне ваши достижения?

Куинси кивнула и повела графа осматривать коттедж.

В Лондоне Синклер проводил Куинси до двери их комнаты в доме Лиланда и ушел только после того, как она пообещала, что посетит его мать на следующее утро. Встретившись с матерью через некоторое время, граф с улыбкой спросил:

– Скажи, тебе не приходило в голову создать благотворительный фонд для сирот? Ты могла бы устроить бал для этой цели.

На следующее утро Куинси, как и обещала, появилась в доме графа. Томпсон тотчас же провел ее наверх, в салон леди Синклер.

– О, как я рада, дорогая! – воскликнула графиня. – Как хорошо, что вы согласились вернуться и помочь мне! – Она обняла Куинси, затем подвела ее к секретеру и достала бумаги из верхнего ящика. – Вот что я успела сделать.

Куинси просмотрела заметки. Господи, сделано так мало – можно подумать, что бал задумали только вчера. Взглянув на леди Синклер, она сказала:

– Что ж, думаю, бал будет иметь грандиозный успех.

Леди Синклер ослепительно улыбнулась и снова обняла ее. Затем достала из ящика чистую бумагу, а также перо с чернильницей, и они начали составлять списки всего необходимого. Они трудились весь день и продолжили на следующее утро. С леди Синклер было приятно общаться – она была очень мила и дружелюбна, – но Куинси мучительно хотелось находиться... в другом месте и с другим человеком.

Глава 26

Эта разлука, в конце концов, убьет его. После того как он привез Куинси в Лондон, ему было позволено видеть ее только во время утренних визитов, не больше двадцати минут и никогда наедине, так решило «энергичное трио».

Но все же он видел Куинси каждую ночь. Его сны были живыми и яркими, и после них ему по утрам приходилось выливать себе на голову кувшин холодной воды. О, осталось продержаться всего несколько дней.

А потом что? Куинси уже дважды отклоняла его предложение. «Ничего не изменилось», – сказала она. Так что же делать? Непременно нужно что-нибудь придумать.

Синклер отправился на долгую прогулку. Подразумевалось, что для «разработки ноги», но в основном потому, что он не мог находиться в библиотеке без Куинси. Он явно сходил с ума. Она была везде – и в то же время нигде. Он не мог даже навестить ее в гостиной, когда она помогала его матери, – это было одно из условий леди Синклер.

– ...Вернулась в город?

Подняв голову, граф обнаружил, что рядом с ним по тротуару шагает Палмер.

– Прошу прощения, ты о чем?

– Я спросил: ты знаешь, что Серена вернулась в город?

Синклер остановился.

– А я думал, герцог убил ее.

– Надеялся, ты хотел сказать. – Палмер рассмеялся, но тут же стал серьезным. – Ты знаешь, она может устроить неприятности.

Синклер кивнул и мысленно проклял тот день, когда встретил Серену.

Друзья направились в клуб, и ни один из них не произнес ни слова, пока официант не принес им напитки.

– Скажи, ты уверен, что мисс Куинси стоит того, чтобы ее добиваться? – проговорил, наконец, Палмер.

Синклер представил Куинси, какой видел ее на лестнице у коттеджа, и с улыбкой ответил:

– Довольно странная особа, но... – он прижал руку к сердцу, – я не могу представить свою жизнь без нее.

Палмер кивнул и усмехнулся:

– Значит, это безнадежно. – Он поднял бокал для тоста. – За очаровательную Джозефину, и долгих вам счастливых лет вместе.

Они выпили.

– Ну, а теперь... Что нам делать с Сереной? Ведь открытое нападение исключается, не так ли? – Граф снова улыбнулся.

– И нельзя просто задушить ее, – добавил Палмер. – Уорик будет возражать.

– Тогда мы нападем с фланга.

– Ты о чем?

– Нам понадобится помощь твоей жены, а еще моей матери и леди Фицуотер. – Синклер объяснил, в чем состоял его план, и следующий час друзья провели, разрабатывая стратегию.

– Не могу поверить, что мы идем на бал, Джо! – воскликнула Мелинда.

– Я тоже не могу поверить, – с улыбкой ответила Куинси. Она расправила юбки и заглянула в зеркало. Джилл с Мелиндой создали для нее очередное чудо; платье было из светло-зеленого шелка с изумрудными лентами, оно добавляло зелени ее глазам и оттеняло ее рыжеватые каштановые волосы. К тому же платье прекрасно подчеркивало ее фигуру, и Синклеру, оно, наверное, очень понравится.

Синклеру?.. О, скоро она будет танцевать с ним на балу, и он снова будет держать ее в объятиях. Увы, это произойдет в последний раз, потому что теперь ее обязательства перед леди Синклер выполнены и... Да, ей придется покинуть графа. Завтра она начнет приготовления к переезду в коттедж.

Но зато сегодня...

– Джо, ты можешь хоть на минутку оторваться от своего отражения в зеркале? Поможешь мне с прической, а?

– Конечно, Мел. – Куинси улыбнулась сестре и занялась ее волосами.

Вскоре сестры с бабушкой вышли в холл, где встретились с сэром Лиландом и леди Фицуотер, после чего все пятеро направились к карете. Чтобы немного отвлечься – она беспокоилась, что может выставить себя на посмешище на балу, – Куинси решила сыграть роль свахи и усадила Мел рядом с сэром Лиландом.

– Нет нужды нервничать, моя дорогая, – сказала леди Фицуотер, похлопывая Куинси по колену. – Ваш кавалер все держит в своих руках.

– Мой... кто? И что он держит в руках?

– Все, что касается герцогини, конечно. У Куинси ёкнуло сердце.

– А что с герцогиней? Ведь она...

– Она уже в Лондоне. Синклер не сказал вам? Ах, несносный мальчишка! – Леди Фицуотер прищелкнула языком.

– Фитци, я займусь этим, – сказала бабушка. Повернувшись к Куинси, она продолжила: – Пока ты сегодня делала последнюю примерку, мы – то есть леди Синклер, леди Палмер, Фитци и я – пустили слушок, когда ездили с утренними визитами.

– Слушок?..

– Даже не совсем слушок, – уточнила леди Фицуотер. – Мы просто рассказали историю о том, как вы с Синклером познакомились.

– Как мы познакомились? – Куинси откинулась на подушки; ей казалось, что она вот-вот лишится чувств.

– Это все часть его плана, – сказала Мелинда. – Граф хочет обезвредить Серену.

Тут кучер остановился, и Куинси не успела выведать подробности. Впрочем, и так было ясно: не посоветовавшись с ней, Синклер начал осуществлять какой-то план против Серены; причем для этого требовалось рассказать, как они на самом деле познакомились. Но как он посмел?!

Тяжко вздохнув, Куинси вошла в дом следом за бабушкой, хотя ей ужасно хотелось развернуться и броситься обратно домой. Когда она поднялась по лестнице, к ней подошел Харпер.

– Мисс Куинси, позвольте мне сказать, что для меня истинное наслаждение снова увидеть вас. – Он низко поклонился.

Куинси заметила блеск золота на его пальце.

– Ах, Харпер, ах, старый плут! – Не обращая внимания на остальных гостей, собравшихся в фойе, у бального зала, она обняла дворецкого, а потом схватила его за левую руку и посмотрела на золотое кольцо, – Так это причина вашего отсутствия? А где же миссис Хамм... миссис Харпер?

– Прямо за вами, моя дорогая.

Куинси обернулась. Экономка выглядела лет на двадцать моложе, и ее глаза сияли. Куинси крепко обняла и ее тоже.

– Поздравляю, миссис Харпер.

– Спасибо. Так много всего переменилось – и так быстро! Когда мы с Харпером вернулись после медового месяца, мы обнаружили, что наняты две новые горничные и судомойка. Все они сироты и...

– Не забудьте про новых слуг, миссис Харпер, – сказал дворецкий.

– Ваша правда, мистер Харпер, – кивнула экономка. – Новые слуги – совсем мальчишки, и я, честно говоря...

Экономка продолжала щебетать, но Куинси ее уже не слушала – она поспешила следом за бабушкой и Мелиндой в бальный зал.

51
{"b":"13314","o":1}