ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я видела, как смотрел на тебя сын миссис Линли, когда ты набирала воду у насоса. Он повсюду ходит за тобой, и мне кажется, он должен был предложить свою помощь, когда ты несла ведро по лестнице.

Мелинда покраснела.

– Он иногда помогает. Иногда он идет за мной по лестнице... чтобы поймать меня, если я упаду.

Куинси с бабушкой переглянулись.

– Смотри, чтобы он не «поймал» тебя до того, как ты упадешь, мисс, – сказала бабушка.

Мелинда в смущении потупилась, и Куинси вновь заговорила:

– С моим жалованьем и деньгами, которые вы получаете от мадам Шантель, мы этим летом начнем копить на покупку коттеджа. – «Только для этого мне придется доказать графу, что он не сможет без меня обойтись», – добавила она мысленно.

Однако Куинси прекрасно понимала, что они не сумеют накопить на коттедж, даже если она останется на службе у графа. Нет, ей надо скопить на службе у графа достаточно денег, чтобы затем вернуться на биржу. Игра на бирже – ее единственный шанс. Она собрала монеты обратно в банку и положила сверху кулек с чаем.

– Неужели мы сможем купить собственный коттедж? Ты, правда, так думаешь, Джо? – Сестра смотрела на нее с недоверием.

Куинси кивнула:

– Полагаю, что сможем, Мел. – При условии, конечно, что бывший секретарь не разорил графа.

Куинси очень надеялась, что ей не придется искать нового хозяина. Бабушка приняла ее план только после того, как минувшей зимой Мелинда едва не умерла от воспаления легких. Они никогда об этом не говорили, но им не верилось, что Мел сможет пережить еще одну зиму в Лондоне. Увы, расходы на доктора и лекарства так истощили их скудные сбережения, что Куинси пришлось продать последнюю серебряную тарелку бабушки, чтобы купить уголь. А до этого она продала на бирже все акции по самой низкой цене – из-за слухов о поражении Веллингтона при Ватерлоо. На самом деле Веллингтон победил, и если бы она придержала свои акции хотя бы на несколько дней, то разбогатела бы, так как биржевые цены после победы над французами взлетели до небес.

В прошлом месяце они с бабушкой целыми днями листали газеты и Книгу пэров. Бабушка пыталась вспомнить что-нибудь о своих бывших знакомых, чтобы помочь Куинси выбрать того, кто, скорее всего, не станет устраивать скандал, если узнает, что Джозеф Куинси на самом деле Джозефина.

Что ж, в этом смысле они сделали правильный выбор. Теперь оставалось лишь доказать графу, что она, Куинси, ему необходима. Ей придется сделать это ради сестры.

Глава 4

Прежде чем переступить порог библиотеки, Куинси сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться.

– Доброе утро, мистер Куинси, – сказал Синклер; он сидел на диване, среди вороха папок и бумаг. Но ее бумаги – те, что она вчера сложила на стол, – там же и оставались.

– Доброе утро, милорд. – Куинси передала проводившему ее Харперу плащ и шляпу, затем одернула сюртук и поправила галстук. Не слишком ли туго она его завязала? Нет-нет, ни в коем случае нельзя нервничать!

Харпер вышел и закрыл за собой дверь, оставив Куинси наедине с Синклером.

– Хорошо спали, мисс Куинси? – Синклер встал, жестом предлагая ей сесть за письменный стол.

– Да, благодарю вас, милорд. А вы? – Дерзкие слова вырвались невольно.

Синклер внимательно на нее посмотрел, потом с усмешкой ответил:

– Я спал как младенец. Благодарю вас, мисс Куинси. Она попыталась сесть за маленький откидной столик у окна, но граф покачал головой:

– Нет-нет, ведь ваши бумаги там не поместятся. Вы же не хотите провести еще один день на полу? – Куинси густо покраснела, но Синклер, казалось, не заметил этого. Указав на кожаное кресло за своим письменным столом, он сказал: – Садитесь.

– Но...

– Садитесь.

Куинси повиновалась. Кресло было мягкое и очень удобное – она еще вчера это почувствовала. Вот если бы только ноги доставали до пола...

– Нам придется с самого начала прояснить кое-что, мисс Куинси, – сказал Синклер.

– Да, милорд. Вы должны выбрать, не так ли?

Он взглянул на нее с удивлением:

– Выбрать?

Она кивнула:

– Вы должны решить, как ко мне обращаться – «мистер» или «мисс». Вы не сможете говорить одно, когда мы наедине, и другое – на публике. Слишком легко ошибиться, верно?

Синклер скрестил на груди руки.

– Да, я понимаю вас. Не хотелось бы совершить faux pas[1]. – Он пристально посмотрел на нее, потом вдруг спросил: – А может, лучше забыть «мистера» и «мисс»? Просто Куинси – устраивает?

– Это было бы в высшей степени неуместно, милорд.

Их взгляды встретились, и губы Синклера растянулись в усмешке.

Куинси почувствовала, что снова краснеет.

– Видите ли, милорд, подобное обращение подразумевало бы... дружеские отношения, которых на самом деле не существует.

Синклер пожал печами:

– Что ж, пожалуй, вы правы. К тому же я нанимал мистера Куинси, поэтому...

– Я вас поняла. – Куинси надела очки, достала из верхнего ящика карандаш и потянулась за верхним гроссбухом. Как ни странно, решение графа разочаровало ее.

– Я не договорил, мистер Куинси. – Синклер наклонился к ней так близко, что она почувствовала исходивший от него аромат лавровишневой воды. – Имейте в виду, вы останетесь у меня на службе только до тех пор, пока выполняете работу, для которой вас наняли, – то есть вы должны определить, какую сумму присвоил Джонсон.

Куинси хотела заявить, что граф узнал о хищении только после того, как нанял ее, однако в последний момент решила промолчать. Она еще успеет сказать об этом.

Раздался стук в дверь, и в комнате появилась миссис Хаммонд с подносом; экономка принесла чай и лепешки с джемом.

Синклер тут же выпрямился и отступил от стола. Куинси же раскрыла гроссбух и попыталась сосредоточиться. Несколько минут спустя – миссис Хаммонд уже ушла – она услышала, что Синклер к ней обращается, и, подняв голову, взглянула на него вопросительно.

– Вот ваш чай, мистер Куинси. – Синклер поставил перед ней чашку с блюдцем.

– Благодарю вас, милорд.

Он молча кивнул и направился к дивану, к бумагам, которые просматривал до того, как она вошла. «Когда-нибудь я непременно загляну в эти бумаги», – подумала Куинси и снова склонилась над гроссбухом.

– Мистер Куинси...

Она вздрогнула от неожиданности.

– Я слушаю вас, милорд.

– Почему вы все это затеяли? Я имею в виду ваш не совсем женский облик.

Куинси в очередной раз поправила очки.

– У меня не было выхода. Но вы ведь наняли меня не для того, чтобы узнать историю моей жизни?

– Да, разумеется. – Синклер опять уткнулся в свои бумаги, однако Куинси нисколько не сомневалась, что он возобновит этот разговор.

Через некоторое время в дверь снова постучали, и в библиотеку вошла леди Синклер.

– Бенджамин, дорогой!..

– Да, мама. – Граф поднялся с дивана.

Леди Синклер обвела взглядом комнату и улыбнулась Куинси. Затем уселась на диван и, взяв сына за руку, заставила его сесть рядом.

Куинси попыталась сосредоточиться на записях, но она не могла не слышать их разговор.

– У Хукхэма я познакомилась с совершенно очаровательным джентльменом. Это лорд Грэм. О, Бенджамин, не хмурься так. Он знакомый Фитци, и это она нас познакомила. В общем, он придет к нам с визитом... о, через несколько минут, и ты присоединишься к нам за чаем. Он придет со своей дочерью Сесилией. Она дебютирует в этом сезоне.

Что означает этот звук – Синклер застонал? Не поднимая головы, Куинси перевернула страницу.

– А мистер Куинси? – спросил граф.

Она наконец-то подняла голову и увидела, что леди Синклер смотрит на нее с ослепительной улыбкой.

– Леди Сесилия приведет свою компаньонку, мисс Огилви, так что вы тоже присоединитесь к нам, хорошо?

– Миледи, я не думаю...

– Мистер Куинси будет рад присоединиться к нам, – перебил ее граф, и в его взгляде ясно читалось: «Уж если мне придется вытерпеть это, то и вам, мисс, тоже».

вернуться

1

ложный шаг (фр.) 

7
{"b":"13314","o":1}