ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда он закончил, Маннинг повернулся спиной к сидящим в комнате и экспрессивно распростер руки:

— Вот, пожалуйста, джентльмены, убедитесь сами, как много нам удалось найти к настоящему времени. — Он снова посмотрел на Райнасона. — Тебе случайно не приходило в голову, Ли, что если эти лошадиные морды действительно являются Пришельцами, то, возможно, они обладают знаниями несколько более глубокими, чем мы? Я полагаю, ты сейчас начнешь говорить о том, что вступал в телепатический контакт с одним из них и не обнаружил ничего вызывающего подозрения. Но не забывай при этом, что они пользуются телепатией вот уже тысячи лет, и нельзя быть уверенными в том, что именно они делают, когда ты вступаешь с ними в контакт. Я нисколько не верю им — если они Пришельцы, они, возможно, опередили нас на сотню тысяч лет в своем развитии. И пусть сейчас их только две дюжины, мы все же не знаем, насколько они сильны.

— Это действительно было бы так, если бы они были Пришельцами, — ответил Райнасон.

Маннинг небрежно кивнул:

— Да, именно об этом я и говорю. Если они — действительно Пришельцы, что вполне выглядит как вполне обоснованное научное заключение. Или у тебя есть идея получше?

— Не знаю, получше она или похуже, — ответил Райнасон. — Возможно, она и не такая привлекательная, как ваша. Но почему бы не рассмотреть этот вопрос под иным углом зрения: возможно, когда Пришельцы ушли отсюда, они просто перебрались куда-нибудь в другое место. Мы так привыкли видеть мертвые города, что стали автоматически считать, что Пришельцы тоже вымерли. Именно поэтому, полагаю, вас и беспокоит тот факт, что хирлайцы живы. Но дело может быть даже хуже. Вся империя могла просто перебраться на данный край Вселенной. Возможно, мы сейчас как раз находимся на самой границе и вот-вот столкнемся с сотнями планет, заселенных Пришельцами.

Маннинг пристально смотрел на Райнасона, и выражение на его лице было очень похожим на гнев. Почти что гнев, но не совсем.

— Здания, руины которых мы обнаружили здесь, построены хирлайцами, — продолжал Райнасон. — Я видел, как они их строили, когда был соединен с Хорнгом, и это были точно такие же здания. Но архитектура точно копировала более старые здания, и я не знаю, насколько мне следовало еще углубиться в память Хорнга, чтобы выяснить, откуда появился изначальный прототип.

Возможно, задолго до того, как у них развилась телепатия. Но просто эта раса не такая старая, как раса Пришельцев; они вышли из состояния варварства через тысячи лет после того, как Пришельцы покинули эти мертвые города, которые мы исследуем. Не исключено, что если хирлайцы и подверглись какому-то влиянию со стороны Пришельцев, то это было примерно тридцать тысяч лет назад… что свидетельствует о том, что Пришельцы шли этим путем, когда покидали города. Это означало бы, что мы следуем за ними, и что мы можем в любой момент их нагнать.

Он сделал небольшую паузу и продолжил:

— Мы продвигаемся вперед быстрее, чем двигались они, и у нас нет никаких данных о том, где они могли поселиться снова. Возможно, уже следующий звездный перелет за пределы Края выведет нас на один из их действующих форпостов. Но только не на этой планете. Это еще не форпост.

Маннинг все так же пристально смотрел на Маннинга, но это был взгляд, не предвещавший ничего хорошего.

— Ты совершенно уверен в том, что то, что тебе удалось извлечь из головы этой лошадиной морды, действительно правда? — спросил он ровным голосом. — Ты им веришь?

Райнасон кивнул.

— Хорнг действительно был напуган, и это действительно так. Я чувствовал это сам. И все остальное было тоже реальным — я видел всю расовую память, и никто не смог бы так все подделать. Если бы вы испытали это…

— Да, мне не пришлось испытать этого, — сердито перебил его Маннинг.

— Но все равно я не верю им. — Он замолчал, затем, пожав плечами, продолжил:

— Но эта затея с прямым контактом действительно представляется наилучшим путем держать их под контролем. Мне бы хотелось, чтобы ты, Ли, поплотнее занялся этим и выведал для нас, что думают эти лошади. Не позволяй этому Хорнгу снова вывести тебя из интересующих нас блоков памяти. Если он попытается что-то скрыть, влезь туда и выясни, что там. И, Бога ради, не доверяй ему. Если эти создания действительно Пришельцы, они вполне могут нас дурачить.

Маннинг прервал свою тираду и задумался. Затем, глядя Райнасону прямо в глаза, добавил:

— И будь осторожен, Ли. Я на тебя рассчитываю.

Райнасон проигнорировал его взгляд, которому тот попытался придать по-отечески добрый вид, и повернулся к Маре.

— Попробуем завтра снова, — сказал он. — Сделай после обеда заявку на телепатер; и обеспечь, чтобы мы смогли заняться этим сразу же завтра утром. Через час после того, как мы выйдем отсюда, я зайду к тебе.

Она посмотрела на него с удивление во взгляде:

— Зайдешь? Зачем?

— Вчера я сам сделал заявку. Вино из сектора II, урожая восемьдесят шестого года. И мне нужен кто-то, с кем бы я мог его опробовать.

Она улыбнулась:

— Идет.

Маннинг заканчивал собрание:

— …Карл, обязательно занеси мне к вечеру доклад о ремеслах Пришельцев. Следующее: я раздам каждому из вас все доклады, которые сделали другие члены группы; внимательно изучите их и посмотрите, не было ли чего-то упущено при первом ознакомлении. Возможно, нам удастся обнаружить еще кое-что, что ускользнуло от внимания. Изучите их тщательно — все отчеты как один составлены небрежно. Вы все стремитесь избавиться от них побыстрее.

Райнасон поднялся вместе со всеми, усмехаясь про себя при воспоминании о том, как Маннинг сам торопил всех с представлением ему докладов. Да, в этом заключалось одно из достоинств быть начальником — списывать собственные ошибки на подчиненных. Он направился к двери.

— Ли! Задержись на минутку. Мне нужно поговорить с тобой с глазу на глаз.

Райнасон сел, и когда все остальные ушли, Маннинг примостился напротив него. Он медленно вытащил сигарету и закурил.

— Моя последняя пачка. Извини, не могу предложить тебе сигарету — следующий рейс не скоро, а я привык именно к этому сорту. Знаю, что сейчас их изготавливают таким образом, чтобы они не формировали привыкание, но я из тех людей, которые обладают многими недостатками.

Райнасон пожал плечами, ожидая, когда Маннинг начнет разговор по сути дела.

— Я полагаю, что такие привычки делают меня человеком более широких взглядов в отношении того, что делают мои подчиненные, — продолжал Маннинг. — Представь — как я могу возражать против курения или спиртного, если сам употребляю?

— Я рад, что у вас такие взгляды, — сухо ответил Райнасон. — Но зачем вы просили меня остаться?

Маннинг медленно выпустил струю дыма, наблюдая за ней прищуренными глазами.

— Знаешь, Ли, хотя я и смотрю сквозь пальцы на некоторые вещи, я все же стараюсь не спускать с тебя глаз. Когда на тебя возложены обязанности руководителя, то невольно чувствуешь себя ответственным за каждого подчиненного. — Он хохотнул, коротко и немного неестественно. — Нельзя, конечно, сказать, что я альтруист в полном смысле этого слова — ты ведь меня знаешь, Ли. Но когда ты облечен властью, то должен быть готовым к тому, чтобы взять на себя ответственность. Ты согласен со мной?

— Вы должны отстаивать свою собственную репутацию перед Управлением Сектора, — ответил Райнасон.

— Да, конечно. Конечно, в таких ситуациях начинаешь со временем мыслить… как бы это сказать… с отцовских позиций по отношению к своим подчиненным — так наверное будет правильно, хотя мне никогда раньше, во внутренних мирах, не приходилось играть роль добренького папаши. Но я имею в виду, что это… это имеет место в данном случае, во всяком случае я так чувствую. Я начинаю беспокоиться за тебя, Ли.

Райнасон начал догадываться, о чем сейчас пойдет речь. Он глубже уселся в кресле и спросил:

— Почему?

Маннинг нахмурился, пытаясь придать выражению лица участливую озабоченность.

11
{"b":"13315","o":1}