ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, но по ряду причин они не смогли скопировать его. Это-то как раз и настораживает: это оружие явно превосходило их собственный технологический уровень, и в то же время они его имели.

— Возможно, местные аборигены когда-то были Пришельцами, — высказал мысль Мальхомм. — Возможно, что мы обнаружили здесь остатки великой расы, которая деградировала до такого скотского состояния.

Райнасон покачал головой.

— Но они должны были иметь какой-то контакт с Пришельцами, — высказала свое мнение Мара. — Скорее всего, задолго до правления Теброна.

Пришельцы могли оставить после себя дезинтеграторы и машину, которую местное население принимало за бога.

— Это всего лишь догадки, — сказал Райнасон. — Теброн сам не знал толком, откуда появилось оружие. Оно передавалось из поколения в поколение через жрецов, а там были свои секреты. Полагаю, если бы мне удалось еще повозиться с исторической памятью этой расы, я бы докопался до мощного и очень интересного пласта, скрывающего ответ на этот вопрос. Но проделать это будет очень трудно.

— И у тебя просто для этого не будет времени, — сказал Мальхомм. — Когда Маннинг узнает о том, что Алтарь Кора является машиной Пришельцев, то не будет ничего такого, что сможет остановить его от уничтожения хирлайцев.

— Не думаю, чтобы в этом вопросе возникли какие-либо проблемы, — возразил Райнасон.

Губы Мальхомма вытянулись в тонкую линию:

— Проблемы есть всегда. Всегда, запомни это. Кто бы, или что бы там ни разговаривало с хирлайцами через посредство этой машины, оно уже знало о нас, причем немало. Единственный способ предотвратить убийство, это не говорить Маннингу о том, что ты сегодня узнал. Но, поступая так, ты должен быть абсолютно уверен, что действительно со стороны хирлайцев не существует никакой угрозы. Вот именно сейчас как раз все зависит только от тебя одного.

Райнасон нахмурился. Он знал, что Мальхомм прав — остановить Маннинга будет чрезвычайно трудно, если только то, что он рассказывал о стремлении этого человека к власти, было верным. Но, с другой стороны, мог ли он быть абсолютно уверенным в том, что хирлайцы действительно так же безобидны, как это кажется? Он вспомнил успокаивающее прикосновение разума Хорнга к своему, спокойствие, которое в нем обнаружил, что-то наподобие самопожертвования… Но, с другой стороны, он также помнил страх, истошные мысленные визги, и тот внезапный взрыв ярости, который коснулся его сознания.

Полную тишину, опустившуюся на этот участок края Равнины, прервала Мара:

— Ли, я думаю, что тебе следует доложить обо всем Маннингу.

— Почему?

Ее лицо сделалось мрачным:

— Я не знаю точно… Но… когда я отсоединяла провода телепатера, Хорнг так смотрел на меня… Тебе когда-нибудь приходилось пристально смотреть ему в глаза? Это ужасно: это взгляд невольно заставляет тебя вспомнить, как они стары, и как сильны в то же время. Ли, мускулы на лице этого создания такие же крепкие, как руки у большинства мужчин!

— Он только смотрел на тебя? — спросил Райнасон. — И ничего больше?

— Только смотрел. Но эти глаза… Они так глубоки, так наполнены чувствами… Обычно их не замечаешь, потому что они глубоко расположены в глазницах и постоянно находятся как бы в тени, но оказывается, что они просто огромны! — она запнулась, и в растерянности помотала головой. — Я не могу точно объяснить, что это такое. Когда я обошла его с другой стороны, то обнаружила, что его глаза все время внимательно следят за мной. А сам он был совершенно неподвижен — казалось, что живыми были только его глаза. Но они меня сильно напугали. В них было гораздо больше, чем просто… нет, они не просто смотрели, в них была не просто заинтересованность — они были живыми.

— В этом не слишком много доказательства того, что хирлайцы могут быть опасными.

— Да, я действительно не могу утверждать, что они опасны. Но они просто… как бы это точнее выразить… Они не так пассивны, как об этом можно судить по их внешнему виду. Нет, они далеко не растения. По крайней мере, с такими глазами…

— Хорошо, — согласился Райнасон. — Я представлю Маннингу полный отчет, и пусть он сам решает.

Он поднял телепатер и повесил на плечо. Мара встала, стряхивая налипшую на ноги пыль.

— А что вы станете делать, если Маннинг вдруг решит, что имеется достаточно оснований для того, чтобы уничтожить всех хирлайцев? — необычным для него серьезным тоном спросил Мальхомм.

— Я его остановлю, — ответил Райнасон. — Он здесь пока еще не губернатор.

Мальхомм снова продемонстрировал свою сардоническую улыбку.

— Возможно, пока нет… Но если тебе будет нужна помощь, обратись к Богу. В книгах ничего не говорится о внеземных цивилизациях, но нет сомнения, что эти аборигены — творения Бога, как и мы сами. Да и я всегда готов проломить пару-другую черепов, если в этом возникнет необходимость.

— Он повернулся и, сплюнув в пыль, добавил:

— Или просто для того, чтобы размяться. После обеда Райнасон зашел к Маннингу. Тот сидел в своем кабинете, просматривая отчеты. Как только он начал рассказывать о тех распоряжениях, которые получил Теброн, то сразу же обнаружил, что опасения Мальхомма были обоснованны.

— Что говорила о нас эта машина? — резко спросил Маннинг. — Почему хирлайцам было приказано уклоняться от контакта с нами?

— Потому что мы — воинственная раса. Смысл сказанного заключался в том, что если хирлайцы откажутся от выхода в космос, они будут иметь приблизительно пять тысяч лет, прежде чем мы обнаружим их.

— Как давно это было? Где-то есть твой доклад по этому поводу — так, где же он?

— По крайней мере восемь тысяч лет назад, — подсказал ему Райнасон. — Они переоценили нас.

Маннинг, нахмурившись, резко подскочил. Под глазами у него лежали тяжелые мешки, борода была не подстрижена. Чем бы он ни был занят это время, подумал Райнасон, ему пришлось неплохо поработать.

— Это ничего не объясняет, Ли. Черт побери, с каких это пор машины стали делать догадки? К тому же не правильные?

Райнасон пожал плечами.

— Ну, не следует забывать, что эта машина чуждой нам цивилизации. А, может, они так ее сделали, кто их знает…

Маннинг бросил на него холодный взгляд и налил себе импортного бренди производства Сектора-Три.

— Да, нельзя сказать, что ты меня порадовал, — сказал он с упреком. — Ну да ладно, продолжай — только не так сбивчиво и по порядку.

— Мне бы тоже этого хотелось, — сказал Райнасон. — Честно говоря, я считаю, что эта машина — связующее звено между хирлайцами и Пришельцами. И этим можно было бы объяснить многие вещи — возможно, и сходство в архитектурных особенностях.

Маннинг снова нахмурился и повернулся к нему спиной. Тяжелыми шагами он пересек комнату и посмотрел через пластисиновое окно на почти совершенно пустую, засыпанную пылью улицу. Когда он возвратился к столу, его лицо все еще выражало обеспокоенное выражение.

— Черт бы тебя побрал, Ли! Ты никак не хочешь видеть наши проблемы.

Когда ты заглядывал в мозг этого Хорнга, как ты мог быть уверенным в том, что он в свою очередь не шпионит в твоем? Ведь у вас было адекватное соединение, не так ли?

Райнасон кивнул:

— У меня не было возможности предотвратить его проникновение в мой мозг. А разве мы должны что-то скрывать?

— Я предупреждал тебя, чтобы ты не верил им! — выкрикнул Маннинг. — И, поскольку ты даже не способен уравновесить свои мозги с мозгами этой лошади…

— Но ведь вы же сами говорили, что они могут быть более искусными в телепатии, чем наши машины, — перебил его Райнасон. — Это был шанс, который нам нельзя было упускать.

— Есть разница между использованием шанса и выдаче им информации на серебряной тарелочке, — сердито прорычал Маннинг. — Ты хоть как-то пытался удержать его подальше и не дать выведать о нас все?

Райнасон пожал плечами:

— Я держал его довольно занятым. Все время, пока я копался в памяти Теброна, то чувствовал выкрики Хорнга где-то неподалеку; похоже, он был слишком расстроен, чтобы пытаться проникнуть в мой мозг достаточно глубоко.

15
{"b":"13315","o":1}