ЛитМир - Электронная Библиотека

В толпе, у самого ее края, он заметил знакомые серые космы Ренэ Мальхомма. Райнасон попытался изогнуть шею, чтобы получше его разглядеть; на какой-то миг толпа разомкнулась, и он увидел лицо Мальхомма. Он смотрел прямо на Райнасона, держа тускло отсвечивающий нож прямо у своей груди.

Его губы были сжаты с знакомую сардоническую улыбку, которую Райнасону уже не раз приходилось видеть. Нет, по крайней мере Мальхомм не был частью этой толпы.

— Мы уже знаем, в каком направлении они пошли, — говорил Маннинг толпе. — Лессингхэм будет командовать основными силами, и вы следуйте за ним. Если он даст вам команду, выполняйте ее. Дело серьезное, и времени для пререканий просто не будет.

Некоторые из нас будут искать их с помощью мотопланов, — продолжал он. — Мы будем поддерживать связь по радио. Когда вы обнаружите, где они находятся, мы с мотопланов поглядим сверху и потом, в зависимости от обстановки решим, что делать дальше.

Маннинг сделал паузу, оценивающе разглядывая лица собравшихся.

— Большинство из вас, как я вижу, уже вооружены. У нас есть несколько свободных станнеров; если они вам нужны, подходите и берите. Но помните: те, кто вооружены станнерами, должны находиться впереди, и их задача будет заключаться только в том, чтобы уложить этих лошадей на землю — пусть добивают насмерть те, у кого есть ножи или что-то другое, чем можно прикончить.

В толпе послышались возбужденные голоса. Несколько человек вышли вперед, чтобы взять оружие; Райнасон видел, как другие вытаскивали ножи и топорики; у некоторых были крупнокалиберные лучевые пистолеты. Райнасон наблюдал за всем этим прищуренными глазами; со стороны Маннинга было настоящим свинством собрать такую толпу головорезов, а его открытая поддержка их воинственного настроя была просто опасной. Как только им дадут возможность убивать, что сможет их остановить?

Неожиданно позади толпы послышались крики; люди поднимались волнами и падали, осыпая все вокруг руганью. Райнасон услышал характерные звуки драки — глухие удары кулаков о челюсти. Те, что стояли в передней части толпы, повернули головы назад; некоторые из них начали пробираться к дерущимся.

Из середины толпы раздался крик; ответом ему послужил возбужденный, сердитый шум голосов вокруг дерущихся. Маннинг как-то сразу вдруг оказался среди них, пробивая себе дорогу станнером, размахивая им как дубиной.

— Дайте дорогу, черт бы вас побрал! Дорогу! — выкрикивал он, быстро продвигаясь сквозь толпу. Попадавшиеся на его пути ворчали, но расступались, чтобы пропустить его. Было слышно, что драка все еще продолжается; наконец, Райнасон увидел дерущихся. Их было трое — два взрослых мужчины и один молоденький паренек, совсем еще мальчишка. Он был рыжий, имел густой, ярко-красный румянец; было очевидно, что он еще новичок в краевых мирах. В тех двоих, что были постарше, можно было безошибочно узнать типичных бродяг Края, о чем красноречиво свидетельствовала их бледность, вскормленная искусственным светом на борту космолетов и герметичных ночлежек в мирах, где естественные условия не предназначались для жизни под открытым небом.

Тот что покрупнее держал в руке нож с толстым лезвием; в этих местах такие ножи можно было увидеть довольно часто; многие использовали их в качестве топориков. Но с этого ножа капала кровь; у меньшего мужчины одна рука беспомощно повисла, на ней чуть ниже плеча виднелась довольно большая рана. Он корчился в пыли, осыпая отборными ругательствами того, который держал нож; паренек стоял чуть позади него, со страхом и ненавистью в глазах. У него тоже был нож, чуть меньшего размера, но паренек как-то слишком уж неуверенно держал его у своего бока.

Маннинг решительно встал между дерущимися. Он уже оценил ситуацию, и ему потребовалось совсем немного времени, чтобы прорычать три коротких, резких слова, смысл которых сводился к тому, что Маннинг выражал свое нелицеприятное мнение в отношении личности дерущихся. Вооруженный ножом мужчина отступил немного назад и что-то зло пробормотал, но Райнасон не расслышал его слов.

Маннинг хладнокровно поднял станнер и продемонстрировал его в действии. Заряд попал в плечо, мужчина завертелся волчком и отлетел в толпу, сбив нескольких человек. Нож упал на землю; пыль и грязь сразу же покрылась кровью. Наступила мертвая тишина.

Маннинг осмотрелся вокруг, легко поигрывая станнером. Затем спокойно, но так, чтобы его слышали все, обратился к толпе:

— У нас нет права и времени для выяснения отношений между собой.

Любой, кто начнет что-либо подобное, будет убит на месте. А теперь уберите мясо. — И, развернувшись, спокойно пошел назад через толпу. Паренек, которому помогали двое из толпы, оттащил раненого в сторону.

Мальхомм продвинулся еще глубже в толпу. Против обыкновения, он был молчалив; обычно он обращался с людьми такого сорта с грубой и веселой общительностью, покрывая их ругательствами со всей щедростью своей души.

Но сейчас он стоял, наблюдая за собравшимися здесь людьми, с хмурым выражением, которое собирало в грубые складки и без того крупные черты его лица.

Маннинг пристально смотрел в глаза тех, кто находился в толпе впереди. Он буквально пронизывал их взглядом, который удерживал на каждом по несколько секунд. Затем, осклабившись, призвал:

— Берегите силы для лошадей, парни. Для них берегите.

Райнасон выехал на место с Маннингом, Стовортом и еще несколькими другими работниками отряда. Ехать было недалеко, автомобиль сильно трясло на ухабах, поэтому всем было не до разговоров. Даже Стоворт ехал молча, оставив на этот раз свою обычную болтовню. Райнасон думал о Маннинге: тому удалось быстро и эффективно подавить стычку, приструнив горячие головы, но это было только временной мерой. Толпа явно рассчитывала на какое-то реальное действо по своим наклонностям и темпераменту, и Маннинг уже успел предложить им на заклание хирлайцев. И если случится, что тревога была ложной, будет ли он в состоянии остановить их кровожадный порыв?

Даже больше того — станет ли он вообще останавливать их?

Когда они прибыли на поле, мотопланы были уже готовы, но Мары там не было. Лес Харкорт, который выполнял обязанности радиста, встретил прибывших в радиорубке на краю поля. Он завел их в низкое помещение, наскоро слепленное из бетона, и пододвинул Маннингу для подписи стопку бланков.

— Если что случится, вы за все отвечаете, — сказал он ему. — Люди отвечают каждый за себя, но мотопланы являются собственностью компании.

Маннинг нахмурился, всем своим видом выражая безразличие, и начал подписывать бумаги.

— А где Мара? — спросил Райнасон.

— Она уже взяла один мотоплан, — пояснил Харкорт. — Улетела десять минут назад. Экран ее мотоплана в соседней комнате. — Он махнул рукой в сторону двери в задней части радиорубки.

Райнасон направился туда; аппарат был включен, экран демонстрировал то, что было видно по курсу мотоплана Мары. Сейчас он как раз показывал подножья холмов в предгорьях южной части Равнины, где пролетала Мара.

Холмы были голые и крутые; торчащие на Равнине скалы за многие годы были отполированы ветрами и пыльными бурями. Мара пролетала над низкой грядой скал, направляясь к пустыне, которая простиралась сразу за ними.

Райнасон взял микрофон:

— Мара, это Ли; мы только что прибыли. Ты их еще не обнаружила?

В динамике звонко зазвучал ее голос:

— Пока нет. Мне показалось, что в одном из проходов было какое-то движение, но там слабое освещение. Вот сейчас я ищу тот проход.

— Хорошо. Мы вылетаем через несколько минут; если ты их обнаружишь, будь осторожна. Жди нас.

Он повесил микрофон и встал. Но, уже направившись к двери, снова услышал ее голос:

— Вот они!

Он посмотрел на экран, но некоторое время не смог ничего там обнаружить. Мотоплан Мары, который находился прямо над скалистыми холмами, взял курс на снижение, поэтому в поле зрения камеры была только Равнина.

Райнасону был виден проход между скалами, сквозь который пролетала Мара, но никакого движения там он не заметил. Лишь только всмотревшись повнимательнее, он увидел справа по курсу низкие развалины строений и фигуры, которые двигались между ними.

18
{"b":"13315","o":1}