ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но там более мощные укрепления, — осадил его пыл Райнасон. — Зарубите себе на носу, Маннинг: этот город изначально строился как крепость. И нам придется пробираться со стороны Равнины, хотим мы этого или нет.

Маннинг задумчиво нахмурился:

— Как бы там ни было, мы должны взять крепость, — медленно произнес он. — Черт побери, не можем же мы вот так просто стоять здесь и ожидать, когда они первыми нападут на нас. Кстати, что они там делают?

Райнасон с изумлением смотрел некоторое время на своего начальника, затем ответил:

— Именно сейчас они, возможно, совещаются. С Пришельцами, естественно. Ведь там как раз стоит та самая машина, как вы знаете.

— Тогда чем скорее мы начнем атаку, тем лучше. Марк, свяжись по радио с остальной частью отряда и скажи им, чтобы они поторапливались. — Он повернулся и посмотрел через Равнину на лежащий перед ними город. — И пообещай им, что здесь их ждет жаркое дельце.

Стоворт снял рацию с плеча и открыл крышку. Когда он включил питание, послышался треск разрядов. Когда он поднес микрофон ко рту и уже был готов говорить, сквозь трески прорвался голос:

— Кто-нибудь слышит меня? Есть ли кто-нибудь поблизости?

Это был голос Мары.

Райнасон опустился на колени возле рации и забрал микрофон у Стоворта.

— Это я, Ли. Ты не ранена, Мара?

— Ли, это ты?

— Да, Мара. Я хорошо тебя слышу. Ты не ранена?

— Есть немножко. Ли, что вы там делаете? Я видела, как приземляются мотопланы.

— Маннинг собирается брать город приступом как только подойдут основные силы. Как там у тебя дела?

— Я в… в Храме. Стараюсь установить с ними контакт. Со мной автопереводчик, но они совершенно не обращают внимания на то, что я им говорю. Ли, здесь происходят невероятные вещи. Они вытащили откуда-то кучу оружия… часть его не работает. Зал наполовину завален пылью и песком, и они двигаются так неуклюже! Они, похоже, пытаются делать все быстрее, потому что они видели вас, но у них это не получается, и мне кажется, что они просто забыли, как это делается. Им кажется, что они смогут избавиться от нас всех, но они такие… на них просто жалко смотреть, потому что они такие медлительные.

— Эти дезинтеграторы не такие уж и медлительные, — предостерег ее Райнасон. Маннинг стоял рядом; он положил руку на плечо Райнасона, но тот резким движением сбросил ее. — Скажи, Мара — они что-то делают сейчас с этой машиной, с алтарем?

— Они что-то делали с ней, когда внесли меня сюда. Я думаю, что это действительно связано с Пришельцами. Но они, кажется, не осознают того, что это всего лишь машина — они становятся перед ней на колени и произносят что-то вроде не то молитв, не то заклинаний. Это звучит так странно, особенно если учесть особенности их языка — эти высокие, тонкие голоса, многократно повторяемые эхом…

— Они взяли тебя в плен?

— Да. Мне кажется, что они хотят удержать вас подальше от Храма, пока сами готовятся напасть на вас.

— Готовятся к чему?! — Райнасон резко встал и посмотрел в сторону города; однако никакого движения там не наблюдалось.

— Я знаю… это просто невероятно. Ли, они не осознают того, что делают. Хорнг сказал через автопереводчик, что они собираются выгнать нас с этой планеты, затем восстановить свои города и снова вооружиться. Это как-то связано или с Кором, или с Пришельцами. Изменились приказы. Они думают, что если им удастся выгнать нас с планеты хоть на какое-то время, они смогут восстановить свою мощь до такого состояния, что смогут предотвратить все дальнейшие высадки.

— Это приказ поступил из машины?

— Да. Тогда, раньше, была допущена ошибка, и Хорнг понял это после того, как ты утром вступил с ним в контакт. Пришельцы, или Кор, или кто там стоит за всем этим на самом деле, переоценили нас.

— Тогда — возможно, но не сейчас. Они идут на самоубийство, — откомментировал эту информацию Райнасон.

— Я знаю, и я пыталась им это разъяснить. Но машина говорит противоположное. Ли, как ты думаешь, это действительно связано с Пришельцами?

— Если бы это было так, — медленно сказал Райнасон, обдумывая ситуацию, — то Пришельцы не направили бы на нас хирлайцев без какой-либо помощи со своей стороны. — Он подумал минуту; ветер из Равнины засыпал песком его ногу; из рации постоянно доносились звуки атмосферных разрядов.

— Возможно, они делают еще одну ошибку, — сказала Мара. — Я уверена, что то, что они сообщили Пришельцам, не правда — они считают себя такими же сильными, какими были раньше. Но их глаза… их глаза выражают страх. Я вижу это.

— Они понимают то, что ты мне сейчас говоришь? — спросил ее Райнасон.

— Нет. Ли, я даже не уверена, что они понимают, что такое радио.

Возможно, они думают, что я ношу с собой портативный алтарь. — В ее голосе появились истерические нотки. — Это… как бы тебе сказать… Это — религия, Ли! Просто религия!

— Мара! Успокойся! Успокойся! — он подождал немного, пока снова не послышался ее голос, теперь уже более спокойный:

— Извини, пожалуйста… это потому что они такие…

— Не обращай внимания. Сиди там спокойно. Мне кажется, что я знаю, как туда проникнуть — одному. — Сказав это, он выключил микрофон.

Райнасон встал и тряхнул плечами, сбрасывая накопившееся в мышцах напряжение. Затем повернулся к Маннингу:

— Большей части вашей команды потребуется еще некоторое время, чтобы дойти сюда. Поэтому вы не можете начинать штурм прямо сейчас. Я попытаюсь вызволить оттуда Мару, пока не началась драка.

— А если они тебя захватят? — Спросил Маннинг. — Я не могу слишком долго откладывать наступление — возможно, ты был прав, когда говорил, что им помогают Пришельцы. Чем скорее мы с ними покончим, тем лучше.

Райнасон измерил его холодным взглядом:

— Вы слышали, что сказала Мара. Мы возьмем их без труда. К тому же, вы не можете атаковать их, пока там Мара. Или вы считаете, что это возможно?

— Ли, я ведь тебе уже говорил — я не имею права рисковать. Если в этом замешаны Пришельцы, то дело пахнет керосином. Ты, конечно, можешь идти туда, если тебе угодно, но мы не можем позволить себе отложить штурм больше чем на полчаса; и эти полчаса как раз в твоем распоряжении, чтобы выбраться оттуда.

Райнасон спокойно выдержал его ничего хорошего не предвещающий взгляд, затем коротко кивнул:

— Хорошо.

Сказав это, он развернулся и направился в тень нависавшей над ними горы — в направлении древнего города другой расы разумных существ.

Добравшись до стен крепости, он старался оставаться в тени, стремительно пробегал открытые участки. Хирлайцы были огромными и сильными, поэтому физическая борьба с ними, естественно, исключалась. Но на него работало несколько важных факторов: он был относительно невелик ростом, и поэтому хирлайцам было труднее его заметить; он был более проворен, чем эти старые, излишне спокойные инопланетяне. И что было самым главным, он знал этот город, эту крепость и этот Храм почти так же хорошо, как и они.

Возможно, даже лучше, чем они, если принимать во внимание стоявшую перед ним цель. Потому что, пока его память сливалась с памятью Теброна, он был не только Теброном, но и Райнасоном, землянином по происхождению.

Все-таки, какой-то частью своего сознания он был начеку и все фиксировал… слышал, например, как бы вдалеке выкрики Хорнга, пытался постичь устройство Алтаря Кора. Он заметил и другие важные вещи, когда смотрел глазами Теброна: пока древний воин Хирлая брал штурмом город-крепость, внутри него находился наблюдатель, отмечавший про себя: землянин прошел бы здесь незамеченным. Нападающий меньших размеров может незаметно проникнуть вон там, может спрятаться в местах, в которые хирлайцы из-за своих размеров просто не могли бы добраться.

Наконец он добрался до основания стены, как раз к тому месту, где голые скалы подпирали плоские, выветрившиеся камни. Здесь его не могли заметить; сюда не мог попасть луч дезинтегратора, на вершине стены не было видно даже обтянутых сухой голов хирлайцев, которые пытались бы следить за ним. Он оперся о камень и поднял вверх глаза.

20
{"b":"13315","o":1}