ЛитМир - Электронная Библиотека

Мара сидела на полу Храма, прислонившись к стене. Одна из дверей, выходящих на окружавшую Храм колоннаду, была совсем близко, но Мару окружали пять хирлайцев. К тому же, с болью в душе Райнасон отметил, что ее скрученная в сторону левая рука безвольно болтается, а лоб покрыт кровью. Хотя ее лицо не выражало никаких эмоций, он обратил внимание, что когда она подняла правую руку, чтобы поправить волосы, ее пальцы дрожали нервной дрожью, да и сам жест выдавал скрытое внутреннее напряжение.

Она не могла видеть Райнасона, но было видно, что она ждала его появления. И когда он сделал небольшое движение, Мара заметила его сразу.

Райнасон отполз от двери и снова обогнул здание, добравшись до двери, самой близкой к девушке. Вынув станнер из кобуры, он какой-то момент задумчиво смотрел на него. Он должен действовать быстро; это оружие не давало ему никакого преимущества перед дезинтеграторами, которыми были вооружены хирлайцы; зато внезапность и скорость такое преимущество давали.

И, возможно, ему должен содействовать страх, охвативший аборигенов.

Стремительно ворвавшись в дверной проем, Райнасон сразу же открыл пальбу. Двое хирлайцев упали еще до того, как успели повернуться; они тяжело рухнули на пол. Райнасон издал пронзительный крик — высокий, каким был крик Хорнга, и настолько громкий, насколько Райнасону позволяли силы.

Это был вопль, всплеск муки, ужаса и боли. Аборигены ощутили этот крик, и его смысл достиг их сознания. Окружавшие Мару хирлайцы повернулись, чтобы посмотреть, откуда он исходит, но инстинктивно отпрянули назад. Райнасон продолжал палить, и пока не прошло смятение среди хирлайцев, он уложил еще троих из них. Прорвавшись к Маре, которая уже поднялась ему навстречу, он, не останавливаясь, на ходу схватил ее за здоровое плечо и поволок за собой.

Но несколько хирлайцев уже успели прийти в себя и своими мощными фигурами заблокировали им путь. Райнасон заметался, отчаянно ища свободный выход из здания. Но ни один из ближайших выходов не был свободен.

Продолжая стрелять, он побежал к алтарю.

Один из хирлайцев поднял дезинтегратор; Райнасон попал в него как раз в том момент, когда тот выстрелил, и луч из оружия аборигена прошел возле его ноги, вырыв яму в полу. Но другие хирлайцы тоже успели поднять оружие; в распоряжении Райнасона и Мары оставались считанные секунды.

Но они все же успели добраться до алтаря; двое хирлайцев преградили им путь, но, к счастью, они не были вооружены и Райнасон уложил их станнером. Он протащил Мару мимо них к боковой части алтаря, ища прикрытие от дезинтеграторов.

За алтарем был узкий проход, сквозь который они все же могли с трудом протиснуться. Сердце Райнасона подпрыгнуло от радости; показав быстро Маре на проход, он обернулся, чтобы своими выстрелами прикрыть ее, пока она протискивалась сквозь узкий проем. Луч дезинтегратора прошипел прямо над его головой; другой врезался в стену в двух футах от него. Хирлайцы явно старались не попасть лучом в алтарь.

Как только Мара прошла через проход, Райнасон сразу же повернулся и последовал за ней. Проход был очень узким, но ему все же удалось протиснуться. За проходом была полная темнота, но чувствовалось, что места здесь больше. Было слышно как хирлайцы бросились к алтарю, но шум был приглушенным и казался далеким. Мара нырнула в темноту, Райнасон последовал за ней.

Когда они прошли вдоль стены примерно двадцать футов, то оказалось, что дальше хода не было. В принципе, это не имело большого значения; если это не был путь для бегства, то по крайней мере он предоставлял достаточно надежное укрытие от оружия аборигенов. Райнасон обессиленно упал на пол.

Мара села рядом с ним.

— Ли, тебе не следовало так рисковать, — сказала она возбужденно. — Мы попали в западню. — Он почувствовал, как ее рука нежно прикоснулась в темноте к его щеке.

— Возможно, — ответил он. — Но мы можем попытаться прорвать их охрану еще раз, и если нам это удастся, у нас будет шанс выйти отсюда.

Мара не ответила. Он почувствовал, как обессиленно она облокотилась о его плечо; ее волосы нежно легли на его шею. И вот только сейчас он вспомнил, что она была ранена.

— Что с твоей рукой? У тебя идет кровь.

— Похоже на перелом. Что же касается кровотечения, то это пустяк — ты сам видел. Но ты сам, когда ворвался сюда, был настолько окровавлен и весь покрыт лохмотьями, что я с трудом тебя узнала. Я всегда считала, что рыцари появляются в более приличных и сияющих доспехах.

Он тяжко усмехнулся:

— Придется подождать до следующего раза.

— Ли, где мы? — вдруг спросила она тревожно. Их глаза уже немного стали привыкать к темноте, и теперь можно было рассмотреть, что они окружены стойками с аппаратурой, соединительными кабелями и блоками, которые в такой обстановке выглядели совсем нелепо.

Райнасон всмотрелся в этот комплекс более внимательно. Сразу стало ясно, что это — дело рук Пришельцев, но что это было? Ясно, что частью Алтаря Кора, но телесвязисты Пришельцев никогда не использовали такого громоздкого оборудования. И все же оно чем-то было знакомо. Он старался вспомнить различные типы машин Пришельцев, которые находили земляне и которые некоторым умельцам даже удавалось частично запускать. Хотя таких машин встречалось не так уж много…

Затем вдруг он все понял. Все было настолько просто, что он даже удивился, почему это не пришло ему в голову раньше.

— Это — Кор, — сказал он. — Это не средство связи с Пришельцами. Это — компьютер. Компьютер Пришельцев.

Глава 9

Охватившая Мару дрожь все усиливалась; она с опаской вглядывалась в окружавший их полумрак, не в силах оторвать глаз от машины, объем и сложность которой ей трудно было представить. Очертания компьютера таяли в темноте где-то за их спиной; нагромождения блоков уходили глубоко под землю и в стены.

— Похоже, они подходили к постройке своих компьютеров с позиций гигантомании, тебе это не кажется? — мягко спросила она.

— Я видел отдельные фрагменты их компьютеров раньше, — ответил Райнасон. — Этот экземпляр — самый большой из них, даже если не принимать в расчет площадь, которую занимает весь комплекс. Но при этом определенно можно сказать, что это — не обычный для них компьютер. Во всяком случае, не для рутинного математического использования; даже не для специальных вычислений, как например найденный на Ригеле-Втором — тот явно был предназначен для астронавигации, но по объему он вряд ли достигал половины этого. А межзвездная навигация, должен сказать, даже при наличии таких совершенных двигателей, которые, по-видимому, у них были, довольно непростая проблема.

— Но хирлайцы думают, что это — бог, — сказала Мара.

— Это порождает еще один вопрос, — продолжил свои размышления Райнасон. — Пришельцы построили этот компьютерный комплекс и, видимо, оставили его, когда улетали туда, куда держали свой путь… если только они вообще когда-либо покидали эту планету. Но хирлайцы пользуются компьютером, причем общаются с ним в речевом режиме. Похоже, что хирлайцы получили наказ строго охранять его. Но вот ведь в чем вопрос: зачем Пришельцы наделили хирлайцев способностью использовать эту машину?

— Возможно, они и есть те самые Пришельцы? — предположила Мара.

Райнасон не согласился с этим:

— Нет, я все еще не уверен в этом. Ответ, возможно, заключается в том, что они общаются с машиной в режиме речевой информации потому, что в то время, когда она была создана, у них еще не была развита способность к телепатии.

— А разве не могло быть прямого контакта между хирлайцами и Пришельцами в тот период, когда хирлайцы только становились разумными существами, выходящими из животного состояния?

— Такой контакт действительно мог иметь место, — ответил Райнасон. — Храмовый ритуал ведется на языке, который является архаичным по отношению к тому, который большинство из них помнит — на прото-языке, который культивировался и поддерживался среди живущих только кастой жрецов.

22
{"b":"13315","o":1}