ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тебе приходилось проповедовать хирлайцам? — спросил Райнасон.

— Восхитительная идея! — воскликнул Мальхомм. — А что, у них есть душа?

— По крайней мере, у них есть свой бог. Или во всяком случае, был когда-то. Этого типа, который был их богом, сущим, знанием и чем-то еще другим, причем все эти роли исполнялись одновременно, звали Кор.

— Возвращаемся к Кору! — воскликнул Мальхомм. — Возможно, это и будет моим следующим призванием.

— А в чем заключается ваше призвание сейчас? — спросила его Мара, заставив себя улыбнуться. — Кроме, разумеется, вашей учебы на протяжении всей жизни и участия во грехе?

Мальхомм вздохнул; когда принесли выпивку, он распрямился и, порывшись в привязанной к поясу суме, извлек оттуда монету и бросил ее официанту.

— Верьте или нет, но у меня есть призвание, — ответил он, и на этот раз его голос был тихим и серьезным. — Я не просто бродяга и бездельник.

— А кто же?

— Я шпион, — сказал он, поднял свой стакан и немедленно выпил.

Мара снова улыбнулась, но он не ответил ей тем же. Он подался вперед и повернулся к Райнасону:

— Маннинг усиленно вентилирует вопрос о своем назначении на должность губернатора, — сказал он. — Возможно, ты знаешь об этом.

Райнасон кивнул. Головная боль, которую он ожидал, уже началась.

— Знаешь ли ты о том, что он подкупает здесь людей, которые должны поддержать его в том случае, если будет назначен кто-то другой? — Он бросил быстрый взгляд на Мару. — Я кручусь целыми днями среди людей, разговариваю, и многое слышу. Маннинг добьется-таки власти, так или иначе, если его не остановить.

— Подкуп людей не представляет собой ничего нового, — сказал Райнасон. — К тому же, разве есть кто-нибудь получше на этой планете?

Мальхомм покачал головой:

— Не знаю; иногда я просто разочаровываюсь в человеческой расе.

Маннинг по крайней мере имеет в себе хоть какие-то культурные зачатки — но тем не менее, на самом деле он еще более порочен, чем кажется. Если он получит здесь власть…

— Это будет не хуже, чем на любой другой планете такого типа, — закончил за него Райнасон.

— За исключением, возможно, одного момента — хирлайцев. Я ничего не имею против того, чтобы люди убивали друг друга… Это их собственное дело. Но если только здесь не встанет у власти кто-либо получше Маннинга, хирлайцам придет конец. Люди здесь уже начинают поговаривать… они их боятся.

— Почему? Хирлайцы безвредны.

— Из-за их размеров, а также потому что мы ничего не знаем о них.

Потому что они обладают интеллектом, а необразованные люди как огня боятся интеллекта, а когда интеллектом обладает инородец… — он покачал головой.

— Маннинг в такой ситуации ничего не станет делать.

— Что вы имеете в виду? — спросила Мара.

Мальхомм еще больше нахмурился, отчего темные складки на его лице превратились в глубокие борозды.

— Он использует хирлайцев в качестве пугала. Говорит, что он единственный на этой планете человек, который умеет обращаться с ними. О, вы бы услышали, как он проходит мимо людей… Я завидую его способности влиять на них словом. Кого-то похлопает по спине, кому-то бросит шутку — другую, — большинство из этих шуток я говорил в прошлом году, и, смотришь, он разговаривает с каждым как мужчина с мужчиной, совсем по-приятельски. — Он снова покачал головой. — Маннинг установил настолько дружеские отношения с этими отбросами общества, что они совершенно не выглядят как отношения старшего с младшими.

Райнасон улыбнулся Мальхомму усталой улыбкой; ведь не смотря на неотесанность этого человека, он не мог не нравиться ему. Так было каждый раз, когда они случайно встречались на дюжине краевых миров. Мальхомм, грязный и циничный, вращался среди обычных для далеких звездных систем отбросов общества, проповедуя религию и сражаясь с корпорациями, оппортунистами, псевдореволюционерами, которых никогда не интересовали чьи-то интересы, кроме собственных. Он был знаменит тем, что мог кулаком разбить чей-то череп, и для него никогда не существовало никаких угрызений совести, если можно было что-то стащить или убить кого-то в гневе. И вместе с тем, он обладал каким-то своеобразным чувством благородства.

— Тебе всегда необходима какая-то цель, не так ли, Ренэ?

Грузный гигант пожал плечами.

— Это делает жизнь интересной, а иногда даже доставляет удовольствие.

Но я не склонен переоценивать себя: я не отрицаю того, что являюсь таким же подонком, как и все они. Единственное, что меня отличает от них, так это то, что я четко осознаю это; я просто человек, и у меня не больше прав, чем у кого-то другого, кроме тех, правда, которые мне удается отвоевать. — Он поднял свои костистые руки и поднес их к своему лицу. — У меня переломаны кости в обеих. Не знаю, приходилось ли когда-либо Будде или Христу ударить человека. В религиозных книгах, которые имеются в хранилищах, об этом ничего не сказано.

— Имеет ли какое-либо значение, если бы даже и было? — спросил Райнасон.

— Никакого! Просто мне интересно. — Мальхомм встал, нацепив свой плакат о покаянии на крюк своей огромной руки. Его лицо снова приняло обычное дурашливое выражение, и он объявил:

— Мои обязанности требуют моего присутствия в другом месте. Но я оставляю вас с изречением из Евангелия, которое является моей путеводной звездой. Оно гласит: «Не противься злому». Так вот, не противьтесь злому, дети мои.

— Кто сказал это? — спросил Райнасон.

Мальхомм покачал головой:

— Будь я проклят, если знаю, — проворчал он и пошел к выходу.

Проводив его взглядом, Райнасон обернулся к Маре; она все еще смотрела, как Мальхомм пробирается сквозь толпу к двери.

— Итак, сейчас ты получила возможность познакомиться с моим духовным отцом, — сказал он.

Девушка бросила на него оживленный взгляд своих глубоких карих глаз:

— Мне хотелось бы попробовать на нем один из телепатеров. Интересно знать, что он думает на самом деле.

— Он думает именно то, о чем говорит, — ответил Райнасон. — По крайней мере, в тот момент, когда он говорит о чем-то, он в это верит.

Она улыбнулась.

— Пожалуй, это единственное возможное объяснение его характера. — Она помолчала, ее лицо стало задумчивым. Затем отметила:

— Он не допил свое пойло.

— Ты уже включен в цепь, — сказала девушка. — Кивни или дай мне знать чем-то другим, когда будешь готов. — Она склонилась над телепатером, еще раз проверяя соединения и показания приборов. Райнасон и Хорнг сидели друг против друга. Огромная темная туша аборигена молча уставилась на землянина.

Он никогда не выглядит расстроенным, подумал о своем визави Райнасон, внимательно разглядывая его. За исключением единственного случая, когда они уперлись в каменную стену блока памяти о Теброне, Хорнг демонстрировал полную уравновешенность — он всегда был спокоен, никогда не проявлял никаких признаков раздражения; казалось, что он безо всякого интереса относился ко всему происходящему с ним и вокруг него. Но, конечно, если бы аборигены было совсем не заинтересованы в исследованиях землян, касающихся их истории, они бы не стали сотрудничать с ними с такой готовностью.

Хирлайцы вовсе не были животными, которыми можно было командовать.

Возможно, декодировка их истории, приведение всей сохранившейся информации в стройный порядок в какой-то степени представляла интерес для них самих; во всяком случае, они сами никогда не пытались выстроить факты из своей собственной истории в стройный логический ряд.

И это было не так уж удивительно, подумал Райнасон. Хирлайцы не имели своей письменности — их телепатические способности делали это излишним. А классификация материала в строго определенных рамках была свойственна земным языкам как части менталитета землян. Такое организованное мышление явно не было присуще хирлайцам, по крайней мере сейчас, на закате их цивилизации. Громадные аборигены на протяжении веков влачили серое существование, по-своему вспоминая о ярком прошлом. И их расовые интересы в значительной степени отличались от устремлений землян.

7
{"b":"13315","o":1}