ЛитМир - Электронная Библиотека

Определённо, мерканцы владели электронной аппаратурой, позволяющей создавать сложные пикокомпьютеры, чем и являлся справочник трэвелера.

Но поскольку блок управления у Орэна изъяли, он не мог воспользоваться трэвелером. Последнее обстоятельство поневоле превратило членов экипажа и их неожиданного компаньона в затворников, вынужденных оставаться на острове, простиравшемся на десятки километров и оказавшемся, по сути своей, тюрьмой, и не менее надёжной, чем камера с зарешеченными окнами. И неудивительно, что Поллара не беспокоила возможность их побега.

Селербитан мало походил на средневековый город на Земле, впрочем, и на любой другой из увиденных Кирком ранее. Обычных в его понимании улиц там не было, да и зачем они нужны, если есть трэвелеры. Кирк не смог подобрать лучшего определения для описания Селербитана, кроме как «беспорядочное скопление сооружений, используемых людьми».

Каждую ночь шёл дождь, но дни оставались тёплыми и солнечными; типичный мягкий морской климат с незначительными температурными колебаниями. Скотти находил его восхитительным. А Маккою вспомнилось несколько приятных летних дней, проведенных на океанском побережье в Джорджии.

Селербитан открыл им глаза на то, что мерканская цивилизация по уровню развития если не опережала, то уж во всяком случае не отставала от культур, существующих на Земле, Вулкане, Аздаре, Хеймале по четырём основным критериям: добывающей и перерабатывающей промышленности, сфере услуг и предпринимательской деятельности. Мерканцы в определенной степени научились управлять силами природы и использовать энергию естественных ресурсов.

Несколько дней вынужденной проволочки позволили Кирку лучше узнать здешнюю культуру, сняв, в известной мере, груз с его души.

Если бы мерканцы оказались психологически готовы принять тот факт, что их планета не единственное место обитания живых существ, и это не повлекло бы за собой разрушения целостности их цивилизации, то, вполне вероятно, Меркан вскоре стал бы частью Федерации.

Важнейшими из вопросов были: согласятся ли Стражи принять реальное положение вещей и сделают ли попытки к нему приспособиться? А какова будет реакция прокторов?

Маккой занимался своими делами. Его медицинский трикодер почти не выключался, и он жаловался Кирку:

– У меня скопилось много данных, причем очень интересных, но для дальнейшей обработки мне не хватает более сложного оборудования нашей корабельной лаборатории.

– Вот как, Боунз, – подшутил над ним Кирк, – я всегда считал вас сельским доктором-практиком, которому для постановки диагноза не нужна вся эта премудрая аппаратура.

– В том случае, когда работаешь с людьми, Джим. А тут инопланетяне. Ведь в полевых условиях нельзя провести даже химический анализ крови. Посмотрите, – Маккой держал в руках маленькую пробирку, полную красно-коричневой жидкости. – Вот она – мерканская кровь. Орэн разрешил мне взять у него пробу. И ее надо доставить в лабораторию, причем немедленно, иначе отдельные компоненты крови начнут разрушаться.

– Боунз, я не могу позволить вам вернуться на корабль, – сказал. Кирк. – Поллар заинтересуется, куда вы исчезли, и трудно сказать, не выставят ли потом вокруг нас какие-либо экраны и предохранительные щиты, которые помешают нам спешно транспортироваться отсюда, если возникнет такая необходимость.

– Капитан, – вмешался в разговор Скотти, – но ничто не воспрепятствует тому, чтобы переместить пробы крови на корабль с помощью транспортатора. Нужно только выйти за пределы нашего жилища, выбрать в городе любое укромное место, спрятать там пробирки, сообщить экипажу из транспортаторного отдела координаты, и после того, как мы вернемся в дом, они должны будут поднять пробы на корабль.

– Хорошая идея, Скотти. Поллар, наверное, следит за деятельностью транспортаторов вокруг особняка и вокруг нас во время прогулки по городу, но, как утверждает Орэн, он не способен проверить все функционирующие на планете транспортаторы. – Кирк повернулся к Маккою. – Если образцы крови попадут наверх, смогут ли доктор М'Бенга и медсестра Чэпел обработать их?

– Ну конечно. М'Бенга хороший биохимик, а медсестра Чэпел знает лабораторию как свои пять пальцев, – ответил Маккой с улыбкой.

– Пошли, – коротко сказал Кирк. Они нашли в Селербитане тихий, спокойный утолок; Маккой шагнул на поросшую травой лужайку, а Кирк включил коммуникатор.

– «Энтерпрайз», на связи Кирк. Ухура, позовите Спока.

– Сейчас, сэр.

– Спок здесь, капитан.

– Замкните транспортатор на координатах этой передачи. Вам предстоит поднять маленький сосуд с мерканской кровью. Лабораторный анализ проведут М'Бенга и медсестра Чэпел. Мы оставим его там, где сейчас находимся, а сами вернемся в дом. Начинайте перемещение не ранее, чем через тридцать минут после нашего ухода. Ясно, мистер Спок?

– Все понятно, капитан. Из транспортаторного помещения докладывают, что замыкание на ваших координатах произведено.

Тридцать минут спустя в их особняке, расположенном рядом с виллой Стражей, раздался позывной сигнал коммуникатора.

– Кирк слушает.

– Капитан, это Спок. Проба крови перенесена на корабль.

– Какие-либо проблемы возникли, Спок?

– Нет, сэр, за исключением обычных трудностей с проникновением через невероятное количество действующих транспортаторов.

– Да, транспортаторы тут используют в качестве основного средства передвижения, – отметил Кирк. – Остается только надеяться, что Стражи не наблюдали за той поляной в парке. Пусть М'Бенга как можно быстрее займется пробами и, получив результаты, передаст их Маккою.

* * *

Во время очередной прогулки по Селербитану Орэн сделал замечание своим новым товарищам:

– Ходить открыто безоружными у нас не принято.

– Орэн, я же говорил тебе о нашем оружии, – напомнил ему Кирк, – но какая разница, вооружены мы или нет?

– Значит, вы совсем не думаете о жизни других, более того, не хотите защитить даже свою собственную, и с вами вряд ли станут обходиться учтиво, так как у вас, очевидно, нет правила подтверждать поступки жизнью, если потребуется.

Утверждение Орэна звучало парадоксально, нелогично и даже противоречиво, но Кирк не собирался его оспаривать. Такого рода воззрения, сложившиеся у человека иной культуры, нельзя подвергать сомнению. А вот веру мерканцев в уникальность их планеты, как единственной обители жизни во Вселенной он не будет поддерживать, имея достаточно доводов, чтобы убедить их в обратном.

Но сейчас стоило обсудить установленные здесь правила ношения оружия.

– Только несовершеннолетние дети могут ходить безоружными, не опасаясь получить порицание, – продолжал Орэн. – Рядом нахожусь я, а вы одеты и выглядите слишком уж необычно. Это приводит людей в замешательство. Вот почему к вам до сих пор никто не обратился и не призвал вас к ответу. Однако всему есть предел, и когда-нибудь нам повстречается человек, который не примет во внимание вашу внешность и тот факт, что вас, безоружных, сопровождает добропорядочный гражданин, потерявший к себе всякое уважение.

– Мы вооружимся, – без колебания заявил Кирк. – Но как это сделать? Чем нам расплатиться?

Торговые связи охватывали всю планету и мерканцы должны были иметь денежный эквивалент. Но Кирк его ещё не видел и ему нечего было предложить взамен.

Вместо ответа Орэн отвел их в оружейный магазин, где выбрал четыре самых лучших огнестрельных орудия с комплектами боеприпасов и портупеями. Мерканец просто подписал чек.

– Кто его оплатит? – допытывался Кирк.

– Стражи, – ответил Орэн с улыбкой. – Банкиры переведут определенную сумму со счетов Стражей на счёт владельца магазина.

– А вы обмениваетесь какими-либо знаками, равноценными стоимости товара?

– Зачем? Всё подсчитывают банкиры.

– Но, предположим, Стражи прекратят финансирование?

– Тогда они снимут деньги с моего счёта, а его номер банкиры могут узнать по блоку управления трэвелером, который находится сейчас в руках Стражей.

16
{"b":"13316","o":1}