ЛитМир - Электронная Библиотека

– Господа, – прервал Кирк разговор, угрожавший перерасти в очередной диспут по основным вопросам философии с участием специалиста по точным наукам и медицинского работника, – не продолжить ли вам свои дискуссии в кают-компании? Спок, так о чем вы хотели мне рассказать? Выстраивайте свои предположения и гипотезы, если необходимо, но все конкретизируйте.

Это прозвучало как приказ. Спок прореагировал соответственно:

– Если не поменять курс, то у нас появится один шанс из трехсот шестидесяти четырёх целых, шестидесяти семи сотых попасть в сектор пространства, деформированного гравитационной турбулентностью. И предугадать последствия очень трудно.

– Я же сказал: рассуждайте вслух, – настаивал Кирк.

– Пространство может быть искривлено или даже завернуто под воздействием гравитационной турбулентности, а у нас не настолько чувствительные датчики, чтобы зафиксировать это прежде, чем мы там окажемся. Вместо такого тяжелого корабля, как «Энтерпрайз», сюда бы следовало послать хорошо оснащенную исследовательскую станцию. Но я знаю – с командованием Звездного Флота не спорят. Заранее обнаружить аномальное явление невозможно, поэтому предлагаю изменить направление движения корабля, иначе, помимо нашей воли, его отнесет неизвестно куда; мы потеряем все ориентиры и вряд ли почувствуем себя комфортно. Составляющие части корпуса наверняка подвергнутся избыточному давлению.

– И никаких предвестников? – спросил Кирк.

– Сейчас трудно судить. Хотя, вероятно, при приближении к зоне наивысшей турбулентности мы испытаем на себе воздействие определенной силы.

– Какой?

Внезапно весь корабль резко подался вверх, содрогнулся и снова принял прежнее положение. Этого оказалось достаточно, чтобы Маккой упал на пол; Спок и Кирк с трудом удержались на ногах, успев ухватиться за пульт компьютера и перила капитанского мостика.

– Например, такой, как сейчас, капитан. Только намного мощнее.

Сквозь трескотню внутренней связи первым послышался спокойный, лаконичный доклад Ухуры:

– Повреждений нет, капитан. Несколько человек получили ушибы.

– Штурвал и навигация. Повреждений нет, – доложил Зулу. – Идем прежним курсом.

Маккой уже шел к турболифту.

– Меня ждут в корабельном лазарете, – бросил он на ходу.

Из динамика раздался голос Скотти:

– В техническом отделе повреждений нет, капитан. Но толчок был страшным! Мы во что-то врезались? Или дорога к звёздам покрыта рытвинами?

– Не знаю, Скотти, – отрезал Кирк. – Оставайтесь все на своих местах и успокойтесь. – Он повернулся к Споку. – Итак, мистер Спок?

Спок сидел за пультом управления компьютером, вглядываясь в экран.

– Как я и предполагал, капитан. Гравитационная аномалия в результате межзвездной турбулентности.

– Достаточно сильная, чтобы помешать такому кораблю, как «Энтерпрайз», лететь на коэффициенте допустимого изгиба 4?

– Однозначно, капитан. Тем более, если мы не изменим курс, – предупредил Спок. – Данные, предоставленные «Фениксом», устарели, так как за прошедшие с того времени годы звёзды и, соответственно, центры турбулентности вихревых воронок сместились. Думаю, в дальнейшем нам надо проявить благоразумие и крайнюю осторожность. Неизвестно, с чем ещё предстоит столкнуться, прокладывая путь в искривлённом пространстве.

Когда того требовали обстоятельства, Кирк быстро принимал решения.

– Зулу, уменьшите скорость до коэффициента допустимого изгиба 2, курс оставьте прежним. Мистер Спок, установите датчики на максимальную чувствительность и диапазон. Мы не повернём назад. Нашей задачей как раз и является изучение гравитационных аномалий и, по возможности, нанесение их на карту. За нами проследуют другие корабли, потому что данный сектор федеральной территории планируется исследовать и затем уже основывать тут колонии. Лейтенант Ухура, объявите тревогу по жёлтому уровню. И пусть мистер Спок подготовит блок информации для передачи на Звездную Базу 4.

Последнее распоряжение было своего рода подстраховкой. Кирк умолчал об этом. «Энтерпрайз» мог попасть в беду. В сложившихся условиях последние сведения о корабле и экипаже, по крайней мере, попадут в руки Командования Звездного флота, люди будут знать об их судьбе.

Он с силой нажал кнопку, расположенную на подлокотнике кресла.

– Всем членам экипажа! Внимание! Говорит капитан, – его голос разнесся по всем проходам и отсекам корабля. – Как вам известно, цель нашего полета – научные исследования неосвоенных районов космоса, и нужно заранее готовиться ко всевозможным сюрпризам. Несколько минут назад мы испытали на себе действие небольшой гравитационной аномалии, которую необходимо нанести на карту. Думаю, подобное явление повторится. Пожалуйста, будьте внимательны, закрепите все бьющиеся предметы и проверьте зажимные приспособления. Настройтесь на то, что в любой момент могут повториться толчки. Для смягчения силы их воздействия пришлось уменьшить коэффициент допустимого изгиба. Приступайте к исполнению.

Отключив линию связи, Кирк обвёл глазами капитанский мостик. Они были действительно хорошей командой. Каждый знал круг своих обязанностей и выполнял работу хладнокровно, без лишних эмоций, но на высоком профессиональном уровне.

– Мистер Спок, снимите показания датчиков уровня гравитации, составьте компьютерный анализ состояния космоса и выведите его на основной экран. Мистер Зулу, придерживайтесь курса.

* * *

Бортовой журнал капитана, звёздная дата 5064.4:

«Как и следовало ожидать, полёт, единственной целью которого являются научные изыскания, оказался сопряженным с риском. Каждый раз, решаясь проникнуть в неисследованный сектор Галактики, необходимо заранее готовиться к разного рода неожиданностям и встречать их во всеоружии. В данном конкретном случае нам было известно о наличии здесь гравитационных аномалий, препятствовавших Федерации создать в пространстве созвездия Стрельца сторожевые посты, колонии или Звездные Базы.

Собирая информацию, мы продвигаемся все ближе к внутренней границе созвездия Ориона и до сих пор не обнаружили других гравитационных отклонений от нормы, а подстерегающие нас всевозможные опасности, в известной степени, даже полезны для нашего экипажа, поскольку спокойные серые будни стали его угнетать. Так как в настоящий момент угроза исходит от Вселенной, а не от враждебных существ, подобных клингонам и ромуланцам, с кем свела нас судьба в прошлом, то нынешний поворот событий можно расценивать как своеобразный отдых, ведь теперь «Энтерпрайз» должен проверить себя в противостоянии силам природы, а не в борьбе с агрессивными инопланетянами.

Без сомнения, больше всех увлечен мистер Спок, который часами, не разгибая спины, просиживает над компьютером и датчиками, лихорадочно быстро и с поистине маниакальной настойчивостью снимая показания и производя анализ полученных данных. Вот уже десять вахт подряд никто не видел, чтобы он занимал свой пост на капитанском мостике.

Кажется, что бурная деятельность коллеги не слишком волнует Маккоя, уверявшего меня, что там, где требуется шевелить мозгами, такие индивидуумы, как Спок, имеют обыкновение проявлять высокую работоспособность и им неведома усталость».

За первым толчком, потрясшем «Энтерпрайз», в результате которого семь человек попали в лазарет с синяками, порезами и контузиями, последовали другие, менее сильные.

Второй застал врасплох только двух человек. Команда уже начала привыкать к внезапным ударам, и постепенно они стали как бы неотъемлемой частью корабельной рутины, незначительными происшествиями, заставляющими людей не расслабляться и быть всегда начеку.

Спок собрал обширный информационный материал и теперь занимался его обработкой. Ухура регулярно передавала радиограммы со сводками данных на Звёздную Базу 4.

Жизнь снова вернулась в свое прежнее русло и текла размеренно и монотонно. «Энтерпрайз» продвигался по внутреннему контуру созвездия Ориона. С одной стороны небо сияло россыпью звёзд, в то время как с противоположной виднелась лишь полоса тусклого света, свидетельствовавшая о том, что где-то на расстоянии восьмисот парсеков от них располагается созвездие Стрельца с миллионами небесных тел. Тогда это и случилось. Кирк отдыхал у себя, когда внезапно стена напротив его койки замерцала и стала изгибаться волнами, будто она была сделана из желатина. Он почувствовал приступ тошноты, как однажды, при прохождении через плохо отрегулированный транспортатор. Затем неведомая сила подняла его вверх и тут же с остервенением бросила вниз, от удара заскрипели и прогнулись ножки кровати.

2
{"b":"13316","o":1}