ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мистер Зулу, вы готовы обеспечить проведение мероприятий по максимальной защите от излучения?

– Подразумевается операция «подземное убежище»?

– Да, сэр. Но в помещении, рассчитанном на пятьдесят человек, едва ли почувствуют себя комфортно четыреста, тем более, если они там пробудут не менее суток, сэр. И одной из проблем станет санитарное состояние помещения…

– У многих может появится недомогание или даже наступит смерть, – напомнил ему Кирк.

– Да, сэр, знаю. Нам придётся уйти с капитанского мостика, чтобы обезопасить себя.

– Разумеется, мистер Зулу. А почему вы заостряете на этом моё внимание?

– Наряду с электромагнитным излучением и гиперактивными лучами Бертольда мы получаем огромное количество звёздных протонов и потоков заряженных частиц, и мне, направляя через них свой корабль, необходимо каждую минуту поправлять все автоматические системы. При проникновении одного звёздного протона через защитные экраны и через пикоцепь автопилота корабль, не сделав даже витка по орбите, окажется занесенным в нижние слои атмосферы.

– Так, по-вашему, кто-то должен остаться здесь и контролировать в условиях этого звёздного града автоматические системы, верно?

– Да, сэр, и останусь я.

Капитан на мгновение задумался.

– Нет, мистер Зулу. В Уставе Звёздного Флота не фигурирует слово «жертва»… и в моем лексиконе его тоже нет. Если станет совсем уж плохо, мы улетим отсюда. Мистер Чехов, проложите на карте линию запасного курса с минимальными затратами энергии, который увел бы «Энтерпрайз» от разбушевавшейся звезды на такое расстояние, где бы наши защитные экраны смогли нас надежно прикрыть.

– Хорошо, сэр. Лучше остаться в живых, пусть и с малыми резервами энергии, чем сидеть тут и кипеть, как самовар, – ответил штурман с насмешливой улыбкой и приступил к построению курса.

– Капитан, я хочу предоставить на ваше рассмотрение результаты вычислений, – объявил Спок, не отрываясь от перископа. – Если наши торпеды достигнут ядра Мерканиада через двадцать три целых одну десятую минуты, то существует один шанс из пяти целых трёх десятых, что звезда стабилизируется или приглушит вспышку. Но альтернативой будет формирование не новой, а сверхновой звезды, и процесс начнется со схлопывания ядра, перерастающего постепенно во взрыв в оболочке хромосферы и фотосферы, и завершится общим коллапсом, в результате чего образуется нейтронная звезда, в довершение всего способная превратиться в Чёрную Дыру.

– Что бы вы порекомендовали, мистер Спок?

– При данных обстоятельствах, капитан, я бы предпочел воздержаться от комментариев.

– И никакой готовности пойти на риск? – задал риторический вопрос Зулу.

– Мистер Зулу, вулканцы не играют в азартные игры, – напомнил ему Спок.

– Но мне придется попробовать, – подчеркнул Кирк. – Хотя возможности далеко не блестящие, у меня лучших нет. Если мы погибнем, то погибнем как герои. С другой стороны, у нас есть все основания ими стать.

Кирк задумался. Здесь затрагивались и иные факторы, касающиеся целой планеты с населением, насчитывающим миллионы гуманоидов, представляющих собой уникальную высокоразвитую цивилизацию. Они спасутся от Стихии в надёжных подокеанических Укрытиях, как и бесчисленные их предшественники. Но военный корабль «Энтерпрайз» и четыреста тридцать человек на борту, включая нескольких мерканцев, не выживут. Времени для детального анализа или мучительных сомнений не оставалось. Необходимо было принимать решение… и немедленно.

Ситуация, с которой столкнулся Джеймс Кирк, капитан корабля Звёздного Флота Объединённой Федерации Планет, могла послужить наглядным примером, объясняющим, почему так мало граждан Федерации поднималось до высокого положения командира звёздного корабля.

– Мистер Зулу, две фотонные торпеды подготовьте к запуску. Возьмите запальные трубки и установочные координаты у мистера Спока. Приступайте к исполнению приказа!

– Да, сэр.

– Данные находятся на контрольной ступени ракеты, – сообщил Спок.

– Проведите операцию по мере готовности, – спокойно произнес Кирк, хорошо осознавая смысл только что сказанного. Ошибка, которую он допустил бы при неумелом управлении кораблём, привела бы не к таким взрывоопасным последствиям, как действия, напрямую касающиеся цивилизации гуманоидов, но избежать этого было нельзя.

– Данные введены. Проверка точности автономного наведения ракеты. Подключение внутренней энергии. – Зулу переключал рычаги. – Первая… пуск! Вторая… пуск!

По капитанскому мостику прокатилось знакомое звенящее эхо, сопровождавшее выпуск двух фотонных торпед.

– Скрестите пальцы, – пробормотал Чехов.

– Только пусть этого не видит Спок, – шепнул ему Зулу.

– Ухура, – сказал Кирк, поворачиваясь в своем кресле в сторону офицера связи. – Вложите сброс данных с библиотеки компьютера по крайней мере в три радиоуправляемых летательных аппарата и сразу же направьте их в сторону Созвездия Ориона. Поскольку существует вероятность превращения звезды в сверхновую, то прежде чем нас настигнет взрывная волна, мне хотелось бы отослать последние отчёты о наших действиях, с тем, чтобы рано или поздно они попали на борт какого-либо федерального корабля.

– Да, сэр. Продолжать передачу обычных сигналов бедствия по всем подпространственным каналам?

– Обязательно. Кто-то может их перехватить. Ведь если Командование Звёздным Флотом и не знает, что у нас тяжёлое положение, там, тем не менее, уже начали беспокоиться о судьбе «Энтерпрайза», и в случае обнаружения сверхновой звезды сюда отошлют экспедицию… хотя, возможно, для оказания помощи к нам уже кого-либо послали на скорости, измеряющейся коэффициентом допустимого искривления восемь…

– Радиоуправляемые летательные аппараты запущены, капитан.

– Спасибо, лейтенант. Мистер Спок, доложите, пожалуйста, о ситуации с торпедами.

– Оба снаряда находятся в поле слежения сенсоров, двигаясь по намеченному курсу. Удар по звёздным полюсам будет нанесён… через четыре целых три десятых минуты, и взрыв произойдет почти одновременно с их входом, при коэффициенте допустимого искривления два, внутрь ядра.

Кирк заметил выражение недоумения на лицах Таллана и Отола, стоявших рядом со Споком.

– Таллан, вам понятна суть происходящего?

– Едва ли, Джеймс Кирк, – ответил старший их Техников. – Ваши переводные устройства не совсем точно интерпретируют значение отдельных слов из-за отсутствия в нашем языке нужных эквивалентов, но общий смысл мне ясен. Самая большая проблема – и, думаю, Отол со мной согласится – заключается в трудности сопоставления моих концепций о Вселенной с тем, что я сейчас увидел и услышал.

– Три целых пять десятых минуты, – объявил Спок.

– В Мерканиад были запущены приспособления, которые проникнут в его сердцевину, – попытался объяснить Кирк. – Оказавшись внутри, они выделят огромное количество специфической энергии. Если мы все сделали как следует, если результаты компьютерного анализа верны, если предоставленные вами данные соответствуют действительности, если нам очень повезет – насколько я знаю, это слово отсутствует в вашем лексиконе и не переведётся – стихия отступит и Мерканиад отныне перейдёт в состояние равновесия; не будет больше никаких стихий. И наоборот: если наши расчеты ошибочны и где-то допущена неточность, Мерканиад взорвётся.

Таллан с минуту помолчал, затем спросил:

– Что же произойдет с Мерканом в случае взрыва Мерканиада?

Кирк ничего не ответил и только покачал головой.

– Вы пошли на то, чтобы поставить на карту существование целой планеты с её населением и цивилизацией? – задал вопрос Отол.

– У меня не оставалось выхода. При условии сотрудничества со Стражами, мы, вероятно, смогли бы прийти к некоторой договоренности, исключающей такой исход, – пояснил Кирк.

– Во-первых, ответьте, зачем вам надо было сюда прилетать? – неожиданно зло спросил Отол. – У нас уже разрабатывались свои способы урегулирования взаимоотношений, и через три поколения нам удалось бы изменить наш мир! Кто просил вас вмешиваться?!

27
{"b":"13316","o":1}