ЛитМир - Электронная Библиотека

– Через три поколения вы бы открыли то, что мы уже знаем, – добавил Спок, – и попытались бы сделать то же самое. Между прочим, судя по той помощи, оказанной нам, у вас уже есть базисные сведения, позволяющие развиваться в данном направлении, и нужен только толчок, побудивший бы этим заняться.

– Но вы подписали смертный приговор целой планете, не спросив на то нашего согласия, – парировал Отол.

– Отол, «смертный приговор» касается также каждого находящегося на корабле. Я был вынужден принять такое решение. Мы пришли сюда непреднамеренно и, появившись тут, старались оказывать минимальное воздействие на здешний образ жизни. Но власть предержащие на Меркане не прислушались к нам. Очень жаль. Но, во всяком случае, кто действует, имеет большие шансы на успех, – сказал Кирк. В душе ему, так же как и Отолу, не нравилась эта затея. – Иногда человек не располагает временем, достаточным для того, чтобы поступать в соответствии со своими желаниями. На него давят обстоятельства и вносят коррективы в его план, хочет он того или нет.

– Одна минута, – объявил Спок.

– Мистер Зулу, дайте нам изображение Мерканиада на основном экране, – приказал Кирк.

Мерканиад медленно поднимался из-за нимба планеты Меркан или, как её здесь называли, «Обитель жизни». Когда он вырос в полную величину, стала видна пульсация звёздного диска, испускающего протуберанцы, – струи волокнистого плазменного вещества. Его поверхность была испещрена солнечными пятнами. Невидимый на экране звёздный ветер, состоящий из потока заряженных частиц, значительно усилился, и без защитных экранов «Энтерпрайза» жизнь людей на борту корабля оказалась бы задутой, как пламя свечи.

– Тридцать секунд. Торпеды на курсе. Сенсоры перестанут их улавливать через десять секунд, когда они начнут проходить через корону.

– Мне совсем не импонирует идея сидеть безучастным зрителем в первом ряду и наблюдать за появлением сверхновой звезды, – пробормотал Чехов.

– Пятнадцать секунд. Вы собираетесь предупреждать экипаж, капитан?

– Нет, мистер Спок. Если образуется сверхновая звезда, у всех здесь сидящих на осмысление происходящего останется около двух секунд. Мы обладаем достаточной силой воли, чтобы достойно встретить свою кончину.

– Ноль. Торпеды проникли в Мерканиад, – объявил Спок.

Все, не отрываясь, смотрели на экран, кроме Спока, прильнувшего к перископу, вмонтированному в пульт управления библиотекой компьютера. На капитанском мостике установилась мертвая тишина, только доносился приглушенный гул внутренних систем «Энтерпрайза».

На поверхности звезды не наблюдалось никаких изменений.

Кирк, быстро повернувшись в своем кресле, встал рядом со Споком и склонился над пультом.

– Какие-либо перемены, мистер Спок?

Помощник капитана, не поднимая глаз от перископа, ответил:

– Нет, капитан. Торпеды высвободили такое малое количество энергии по сравнению с той, которой обладает звезда, что, по крайней мере, в течение девяти минут никаких перемен мы не увидим. Даже звезда класса Д имеет большую массу и не способна сразу измениться… если только она не превратится в суперновую, а этого не случилось… и не случится, поскольку к настоящему моменту в её фотосфере уже произошел бы взрыв.

Мичман Чехов вздохнул с огромным облегчением, но Зулу, как всегда, оставался невозмутимым. Ухура, более эмоциональная по характеру, зажмурила глаза и закрыла лицо руками.

Кирк с восторгом похлопал вулканца по плечу.

– У вас получилось, мистер Спок!

Только теперь тот оторвал взгляд от перископа и изумленно приподнял бровь.

– Сэр, разве кто-то сомневался? Расчеты были верны, да они и не могли оказаться неточными. Математика – логическая наука, капитан, и логика наших вычислений неоспорима. Имевшиеся шансы предрекали данный исход. И мне непонятно ваше ликование, сэр.

Кирк покачал головой.

– Мистер Спок, до вас, наверное, ни один человек не решался на эксперимент со звездой, зная о возможности её взрыва, грозящего ему смертью, но вы сумели его успешно завершить и по праву заслуживаете поощрительной записи в личном деле с выражением благодарности вашей беспристрастной логике.

– Капитан, как можно благодарить логику?

Кирк и остальные члены экипажа «Энтерпрайз» не удержались от смеха, который явился реакцией не столько на ответ Спока, сколько на освобождение от гнетущего напряжения предшествовавших минут.

Прошло немного времени, и на экране действительно стали видны изменения, происходящие с Мерканиадом. Спок включил спектральные сенсоры, разлагавшие падающий от звезды свет на ультрафиолетовые и рентгеновские длины волн, затем обратил внимание на компоненты звёздного ветра, гравитационные и магнитные поля. Они меняли свои характеристики. Мерканиад уже больше не пульсировал, образуя фейерверк протуберанцев, и не усиливал излучательную мощность поступательно нарастающими рывками активности. Всё реже пульсируя, он обретал равновесие и постепенно затихал.

– Капитанский мостик, на связи технический отдел, – прервал воцарившееся в центре управления молчание голос Скотти. – Капитан Кирк, уровень излучения резко падает, и гиперактивные лучи Бертольда уменьшили свою активность. Если сохранится такая тенденция, то нашим экранам для сохранения отражательной способности не потребуется дополнительная энергия. Только не говорите мне, что Спок ошибался в отношении Мерканиада.

– Вовсе нет, Скотти. Между прочим, мистер Спок – единственный в Звёздном Флоте человек по научной работе, которому удалось расшевелить звезду и остаться при этом безнаказанным, – ответил Кирк с улыбкой.

– Фотонные торпеды сделали свое дело?

– Именно так, Скотти, и вы теперь можете отменить состояние боевой готовности при контроле за функционированием щитов. Мистер Спок, наверное, укротил-таки это буйное светило и заставил его вести себя так, как подобает звезде класса Д-0.

– Орэн не верит вам, – донесся голос инженера, – и утверждает, что ни одна Стихия не отступала так быстро.

– Расскажи ему о происшедших переменах, Скотти.

Дневник капитана. Звездная дата 5077.5:

«Делая очередную запись, хочется подчеркнуть, что идея стабилизировать Мерканиад – переменную звезду класса Д – путём ввода энергии посредством запуска двух фотонных торпед, принадлежит старшему офицеру Споку, и именно он претворил её в жизнь. Шансы на успех были незначительными. Операция проводилась под моим руководством, и я знал о её возможных последствиях, включая вероятность благоприятного исхода. Посильная помощь и добровольное содействие Таллана, Отола и Орэна – членов группы «Техник» – оказались чрезвычайно важными для достижения поставленной задачи, поскольку Спок получил то, чем он не располагал: результаты длительных наблюдений за Мерканиадом. Кроме того, мерканские специалисты предоставили сведения, касающиеся поведения звезды во время вспышек, называемых здесь Стихиями.

Хотя мероприятие разрабатывалось и осуществлялось Споком, он, тем не менее, действовал на основании данного мной разрешения, и поэтому я несу всю полноту ответственности за последующее развитие событий.

Продолжительные наблюдения за Мерканиадом с момента взрыва в его ядре фотонных торпед подтвердили правильность первоначальных предположений Спока. Звезда быстро стабилизируется, превращаясь в нормальную звезду класса Д со всеми характеристиками, присущими стабильным звёздам этого класса, располагающимся в нашем секторе Галактики. Выход гиперактивных лучей Бертольда снизился практически до нулевой отметки; полные сведения об этом не зарегистрированном до сих пор феномене внесены в библиотеку компьютера с тем, чтобы их в дальнейшем проанализировали и дали им свое толкование специалисты Федерации.

Однако стабилизация Мерканиада вызовет дестабилизацию гуманоидной цивилизации. Мы преднамеренно разрушили астрономическое явление, служившее базисом здешней цивилизации. При сложившихся обстоятельствах у меня не было приемлемого выхода, позволившего бы спасти «Энтерпрайз» и экипаж от неминуемой гибели. Следовательно, я взял на себя ответственность за открытое и умышленное нарушение Основной Директивы и Генерального Приказа N1, вполне осознавая, что стабилизация звезды изменит культуру и стиль жизни обитателей Меркана, не оставив им возможности для возврата к прошлому.

28
{"b":"13316","o":1}