ЛитМир - Электронная Библиотека

– Боунз, если вы пришли сюда оценить моё самочувствие, то диагноз уже поставлен, – холодно произнес Кирк.

– Это было лишь одной из причин, Джеймс, – подтвердил бортовой врач. – Я знаю, и заметил ещё на планете, что вас очень волнует общественная ситуация на Меркане. – Он указал на папку с докладом, которую держал в руке. – У меня подготовлены биоданные благодаря Делин… И, Джеймс, если рассматривать в качестве образца развитие интеллекта и технических познаний Делин, то мерканцы могут стать полноправными членами Федерации. А в биоинженерии, по-видимому, они шагнули далеко вперёд, обогнав наших учёных.

– Мои догадки подтверждаются, – добавил Спок, подняв левую бровь.

– Хорошо, Боунз, вы представите свой отчёт здесь или в конференц-зале?

– О, тут будет совсем неплохо.

– Ладно, докладывайте.

– Джеймс, мерканцы настолько похожи на людей, что у нас с ними может быть общее потомство, – объявил Маккой, – как и с вулканцами.

– Так я и думал, – отметил Спок.

– Какие логические посылки привели вас к такому выводу? – поинтересовался Маккой.

– Боунз, не отвлекайтесь. Если мы настолько биологически близки к мерканцам, то есть ли у вас данные, которые бы указывали на основные унаследованные черты? – спросил Кирк. – Другими словами, возможно ли по анализу крови определить их происхождение?

– Пока по компонентам крови мне не удается получить ответы на все вопросы, – продолжал врач. – Делин согласилась на проведение биопсии и прошла полное медицинское обследование, включая сканирование внутренних органов. Обнаружилось значительное сходство с набором генетических особенностей вулканцев, несмотря на кажущееся внешнее отличие молекул ДНК. Уже во время пребывания на Меркане я почувствовал, что у них больше общего с вулканцами, чем с людьми, хотя и существует едва уловимая разница в генетической и внутренней структуре. Поэтому корни мерканцев не на Земле. В галактической гуманоидной матричной схеме они, вероятно, заняли бы положение между вулканцами и людьми, но ближе к вулкано-ромуланской группе, и ясно одно: придётся многое пересмотреть в ксеноантропологии. Джеймс, итоги наблюдений как обескуражили, так и взволновали меня. Приношу свои извинения, Спок, но мерканцы, скорее всего, являются очеловеченными вулканцами.

Старший офицер кивал головой.

– Спок, ваше собственное происхождение, наверное, помогло вам сделать какое-то умозаключение, которое ни мне, ни Маккою не приходило в голову?

– Во всяком случае, капитан, в первый же момент появления на Меркане я заподозрил принадлежность его обитателей к человеческо-вулканской ветви, и беседа с проктором Леносом подтвердила мои предположения, – объяснил Спок. Замолчав на несколько секунд, он добавил:

– У меня появилось чувство… я сумел постичь… совершить… Простите, но у вас нет такого понятия, а, следовательно, и выражения, способного передать мою мысль, и существующее в вулканском языке слово нельзя передать с помощью ваших речевых механизмов… Оно похоже по значению на «слияние душ», но ближе всего по смыслу к «прикосновению душ»… хотя тоже не совсем точно.

– Эмпатия, сочувствие? – подсказал Маккой.

– Что-то вроде того, доктор. Под влиянием этого фактора у меня и возникло предположение об их принадлежности к вулкано-ромуланской гуманоидной группе.

– Хорошо, – сказал Кирк, шагая взад и вперёд по своей тесной каюте, – теперь начинает вырисовываться план дальнейших действий. Нужно попытаться устроить переговоры. В состав нашей делегации кроме меня войдут Спок, Маккой и… – капитан задумался, – лейтенант Монтгомери Скотт. В первую очередь надо поговорить с находящимися на борту Техниками, затем – с Леносом и тремя прокторами, которых он выберет из своего отряда. Спок, хотелось, чтобы вы с доктором Маккоем предварительно установили контакт с проктором Леносом и его подчинёнными. Проведите их по «Энтерпрайзу» и в доступной форме постарайтесь растолковать все непонятные им вещи. В частности, Спок, покажите и объясните принцип устройства нашего оружия и транспортатора.

– Ясно, сэр.

– По моему мнению, переговоры на «Энтерпрайзе» между нами и четырьмя Техниками, а также прокторами необходимо проводить… отдельно.

– Джеймс, вам это, наверное, помогает думать, но ходьба взад и вперёд в тесноте не только неудобна, – прервал его Маккой, – но она указывает мне на то, что ваши нервы как натянутая струна. И я, врач, настаиваю, чтобы вы и Скотти сегодня же отправились в спортзал и провели там получасовую разминку.

Кирк остановился.

– Слушаюсь, доктор, – коротко сказал капитан бортовому врачу, единственному человеку на корабле, который мог отдавать ему приказы и делать замечания, касающиеся его физического и душевного здоровья. – Всё верно. Мне в самом деле это необходимо.

– Так же, как и Скотти, – добавил Маккой.

Кирк указал пальцем на доктора.

– Но, Боунз, по окончании предварительных переговоров вам, как члену десантного отряда, придётся вместе с нами вернуться в Селербитан для встречи со Стражами.

– Почему снова выбрали меня? – допытывался Маккой. – Я не хочу, чтобы этот чертов транспортатор опять перетряхивал мои бедные внутренности!

– Потому что на сей раз мы спускаемся вниз с твёрдым намерением заставить Стражей сесть за стол переговоров; и теперь, в случае необходимости, я без колебания прибегну к силовому воздействию, – решительно заявил Кирк. – И если Стражи будут продолжать упрямиться и повторять свои догмы, начнется огненный фейерверк залпов с «Энтерпрайза», а затем и подключится десантный отряд. Но поскольку любой из нас рискует получить пулевое ранение, хотя вряд ли когда-либо эти мерканские мушкеты попадали в цель, то нам понадобится тогда помощь нашего замечательного доктора.

Глава 12

Переговоры с мерканцами Кирк решил провести не в том помещении, где обычно проходили совещания, а в специально оборудованном конференц-зале на палубе II в верхнем отсеке корабля, и тому была веская причина: в стандартном салоне имелись два смотровых иллюминатора, через которые открывался вид на планету Меркан, медленно плывущую навстречу движущемуся по орбите звездолёту – с одной стороны, и на мерцающий свет далеких галактических созвездий Ориона и Стрельца или диск Мерканиада – с другой. Даже он сам ощутил психологическое воздействие, когда вошёл сюда в первый раз, намереваясь проверить пригодность зала для предстоящего заседания с Техниками.

Кирк привык к жизни в замкнутом пространстве, к чему приходилось адаптироваться каждому, кто отправлялся в длительные межзвёздные путешествия. Служба на борту корабля подразумевала постоянное пребывание в закрытой искусственной среде, а панораму окружающей их Вселенной время от времени воспроизводили экраны. Обязанности капитана нечасто позволяли ему подниматься на палубы, предназначенные для отдыха, где встроенные иллюминаторы позволяли членам экипажа обозревать мир за пределами «Энтерпрайза». Поэтому визуальные впечатления от реального образа Меркана и полосы переливающихся отблесков от галактических созвездий оказались для Кирка достаточно сильными.

Он вышел из турболифта, приблизился к иллюминатору и долго стоял, не отрывая взгляда от испещрённой синими, белыми, зелёными и коричневыми пятнами поверхности планеты. Повернувшись, Кирк обнаружил стоявшего рядом Скотти.

– Капитан, – в порыве нахлынувших на него чувств, сбиваясь на гэльский акцент, необычно мягко произнёс инженер-механик, – вдали от дома, на другом конце Галактики нужно иногда остановиться, чтобы ощутить запах цветов.

Если царящая здесь атмосфера повлияла даже на лейтенанта Монтгомери Скотти, испытывавшего удовольствие лишь от инженерных чертежей и инструкций по эксплуатации механизмов, то, подумал Кирк, место для проведения беседы с мерканцами выбрано правильно…

Только бы удалось уговорить Поллара и приближённых к нему Стражей подняться сюда по доброй воле, без применения силы!

Сомнения больше не мучили Кирка; в случае необходимости он заставит их принять его условия. Если же Стражи поведут себя словно упрямые дети, то ему ничего не останется, как от угроз перейти к действиям.

31
{"b":"13316","o":1}