ЛитМир - Электронная Библиотека

Ничего не остается, как ждать, пока мерканцы не усвоят предоставленные им нами сведения о Федерации и о возможных путях реорганизации их сообщества. Время пока терпит. Однако ситуация может обостриться, если произойдет утечка информации о стабилизации Мерканиада, если об этом проговорятся либо Стражи, находящиеся на планете, либо Техники, способные собственными средствами определить происшедшие со звездой перемены. Я искренне надеюсь, что такого не случится, и переговоры на «Энтерпрайзе» пройдут в спокойной обстановке, а не под давлением надвигающейся угрозы гражданской войны…»

* * *

Для проведения совместного совещания решено было выбрать другое оформление помещения, нежели для встреч с отдельными группами. В центре зала расставили по кругу двенадцать кресел. Напротив входа, у шпангоута с укрепленным на нём гербом Объединённой Федерацией Планет, стояли четыре кресла для Кирка, Скотти, Спока и Маккоя, и в стороне от них находился письменный стол Джэнис Рэнд и рекордер. Кирк преднамеренно не включил людей с «Энтерпрайза» в круг двенадцати мерканцев.

Его беспокоили вопросы, касающиеся протокола. Какая из делегаций должна прибывать первой? А последней? Подразумевает ли порядок входа групп их расстановку по степени важности?

Спок, как всегда, сделал логическое умозаключение; чтобы урегулировать ситуацию, нужен не протокол, а логика, в которой вулканцу не было равных. Когда старший офицер внёс своё предложение, то даже доктор Маккой не смог удержаться от комплиментов: «Логично, Спок! Блестящая идея!»

Спок лишь приподнял свою правую бровь, едва ли не впервые услышав похвалу из уст бортового врача.

Кирк, Спок, Маккой и Скотт решили одеться в национальную парадную форму, одинаково торжественную, что подчеркивало особую важность совещания, проводимого на самого высоком уровне и в то же время разные костюмы указывали на единство представителей разных рас среди членов Объединенной Федерации Планет. Все четверо офицеров Звёздного Флота должны были иметь при себе оружие, но не мерканское, а ручные фазеры, признанные местными обитателями средством защиты, превосходящим по мощности их собственное.

Главного проктора Леноса сопроводит в зал заседаний Спок; Страж I Поллар пойдет с Маккоем, а Скотт – вместе с Талланом, лидером Техников. Таким образом три высокопоставленных мерканца, до сих пор не видевшиеся друг с другом на борту «Энтерпрайза», одновременно встретятся у турболифта, который доставит их на палубу II.

При встрече все трое довольно холодно обменялись приветствиями, хотя и с характерным для мерканцев скурпулезным соблюдением норм этикета. Но они поняли, что члены экипажа звездолёта ведут себя в соответствии с определёнными правилами, обнаружив в этом смысле некое сходство федеральной культуры с местной. Мерканцы отнеслись с должным уважением к протоколу, впрочем, казавшемуся им несколько странным.

На палубе II лидеров ожидал капитан Джеймс Кирк, облачённый в полную парадную форму. Через несколько секунд прибыл второй турболифт с остальными участниками переговоров; их сопровождал торжественный эскорт охранников, которые, однако, не последовали вслед за мерканцами из турболифта.

Процедура совещания была продумана так же тщательно, как постановка классического балета. Когда три мерканские делегации сели в расставленные по кругу кресла, оказавшись лицом друг к другу, из громкоговорителей, закреплённых под потолком конференц-зала, раздался Гимн Объединённой Федерации Планет. Кирк и его офицеры замерли по стойке «смирно», обернувшись к гербу ОФП.

Вся церемония напоминала слащаво-сентиментальный спектакль… но это входило в замысел его создателей, а именно офицеров Звёздного Флота, спланировавших каждую мелочь.

Мерканские группы знали с самого начала, что они самостоятельно проведут переговоры, но за их ходом будет наблюдать вышестоящая организация – ОФП; и у них после индивидуальных бесед сложилось более или менее ясное представление о ней. Мерканцы, вероятно, не осознавали, какую роль для представителей Федерации играл гимн, хотя и слышали его несколько раз во время предыдущих брифингов в узком кругу, но им были близки хорошие манеры и понятен дипломатический протокол, учитывая их принадлежность к изысканному и, кроме того, военизированному обществу.

Действительно ли все мерканцы поверили в реальное существование ОФП капитану «Энтерпрайза», ещё предстояло выяснить.

Когда музыка стихла, Кирк, продолжая стоять, обратился к присутствующим:

– Приветствую представительные делегации планеты Меркан, «Обители жизни», на борту корабля «Энтерпрайз» Звёздного Флота Объединённой Федерации Планет. Вы оказали нам честь, согласившись провести здесь это совещание, жизненно важное для реорганизации структуры вашей цивилизации. Мы готовы оказать вам любую помощь, и, если возникнет такая необходимость, вы сможете по своему желанию избрать из нас четверых советника, который будет председательствовать на встрече. Но поскольку в повестке дня стоят вопросы, качающиеся Меркана, мы не станем выступать на совещании в качестве главного действующего лица и влиять на его ход, направляя в то или иное русло. Вы должны сами разрешить назревшие проблемы… и подойти ответственно к принятию решений, а также отвечать за их последствия, потому что судьба мерканского народа находится сейчас в ваших руках. Пожалуйста, начинайте.

После того, как Кирк сел, мерканцы ещё долго молча смотрели друг на друга. Затем встал Поллар.

– Я бы хотел побеседовать с людьми, живущими в «Обители», частным образом, – сказал он. – Судя по всему, ни один из вас, представителей Объединенной Организации Планет, ещё не говорит на нашем языке. Если так оно и есть, будьте добры, отключите свои переводные приспособления. Если же вы понимаете нашу речь, то вам четверым, а также Джэнис Рэнд придется покинуть конференц-зал, чтобы мы могли разговаривать без свидетелей.

– За такой короткий срок нам не удалось выучить местный язык, Поллар. Мы отключим переводные устройства и введем их в действие лишь по вашему сигналу, – ответил Кирк, выключая свой «переводчик», свисавший с надетой на шею цепочки, как кулон. – Господа, – обратился он к офицерам, – отключите «переводчики».

Поллар занял свое место, и между двенадцатью мерканцами завязалась тихая, утонченная беседа.

Такой непредвиденный оборот событий обеспокоил Кирка.

– Что происходит, капитан? Зачем им потребовалось совещаться втайне от нас? – спросил Скотти.

– Не знаю, – раздраженно сказал Кирк. – Старшина Рэнд, охранники готовы к действиям, если понадобится?

– Да, капитан, – ответила она. – Четверо находятся здесь, на палубе, за закрытыми дверями турболифта. У меня с ними установлена связь.

– Хорошо. Господа, надеюсь, ваши фазеры настроены на режим электрошока?

– Кирк, – спокойно произнес Спок, – думаю, данный поступок вполне объясним с точки зрения логики. Ведь сейчас эти мерканцы оказались вместе и должны выработать общее решение. И, я уверен, просьба о конфиденциальности разговора не что иное, как попытка спасти свой престиж. Они не хотят, чтобы мы увидели их недостатки: неопытность в сфере политики и дипломатии и неумение пойти на компромисс.

– Полностью согласен со Споком, – добавил Маккой.

– Надеюсь, вы правы, – сказал Кирк.

– Другого логического объяснения нет, – напомнил ему Спок.

– Мистер Спок, есть вещи, которые происходят вопреки законам логики! – перебил его Скотт, неожиданно напоминая доктора Маккоя. – Только инженерные проекты отвечают принципам логики. Неужели вам до сих пор не ясно, что разум гуманоидов далек от совершенства?

– Да, мистер Скотт, – холодно отозвался Спок. – Людям, например, присущ не разум, а рационализм.

– Не пойму, то ли это оскорбление, то ли комплимент, – пробормотал Скотти.

– Но мерканцы унаследовали качества людей и вулканцев, – продолжал, как всегда невозмутимо, Спок, – и в своей личной беседе они, несомненно, проявят разум и здравомыслие.

39
{"b":"13316","o":1}