ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну как, лейтенант? Ваше самочувствие позволяет вам оставаться на посту? – мягко спросил Кирк Ухуру.

– Да, сэр. Моя травма не настолько серьезна, чтобы из-за нее пришлось освобождать меня от дежурства.

– Хорошо. Прежде всего свяжитесь со Звёздной Базой 4 и передайте отчёт о случившемся. Затем представьте сводку данных о внутренних повреждениях и разрушениях.

– Сейчас, сэр.

Ухура надела наушники, и хотя лицо выдавало ее страдания, упорно пыталась наладить связь с четвертой Базой.

– Триста парсеков, – задумчиво произнес Кирк, делая в уме подсчёты. – При коэффициенте допустимого изгиба 2 полёт займёт…

– Если быть точным, сто двадцать две целых пять сотых года реального времени, капитан, – вмешался Спок.

– … по истечении которого корабль выйдет из вакуума и достигнет созвездия Ориона, – добавил Джеймс Кирк. – Скотти, надо отремонтировать и ввести в действие режимный модуль изгиба.

– Конечно, не ползти же нам на одном работающем модуле. Иначе на четвёртую Звёздную Базу мы возвратимся дряхлыми старичками.

– Когда устройство будет готово к эксплуатации? – спросил Кирк.

– Пока сказать трудно. В первую очередь нужно отрегулировать все внутренние системы. Я отвечу на ваш вопрос после детального осмотра, – ответил Скотти.

Двери турболифта распахнулись, и вошёл Маккой в сопровождении четырёх медработников.

– Вы вовремя подоспели, – заметил мичман Чехов.

– Половина экипажа травмирована, большинство турболифтов не работает, а они хотят, чтобы бригада скорой помощи явилась к ним по первому вызову! – в сердцах сказал Маккой, очевидно устав от непривычно интенсивной работы. Он огляделся. – Кто здесь пострадал?

– Зулу лучше всего сразу же доставить в лазарет. Ухура и Чехов получили ушибы и ранения, – объяснил Кирк.

Маккой уже стоял рядом с Зулу. Вытащив медицинский датчик, врач обследовал рулевого.

– Вы оказались правы, у него повреждены внутренние органы. А как ваше самочувствие, Ухура?

Поглощенная своим делом, связистка не услышала вопроса и, казалось, не обратила внимания на Маккоя, когда тот подошел ближе, намереваясь её осмотреть. Наконец она обернулась к Кирку.

– Капитан, к сожалению, связь со Звёздной Базой 4 не устанавливается, фактически, станция не улавливает никаких частот: нет ни гудков, возникающих обычно при обмене данными, ни звуковых каналов передачи между кораблями, – ничего, кроме шума и пространственных свистов.

– Поэтому мне, не откладывая, надо заняться ремонтом, а то мы навеки застрянем в этой пустоте, – заметил Скотт, направляясь к турболифту. – Я спущусь в техотдел, капитан, и постараюсь как можно быстрее сообщить о состоянии второго режимного модуля.

Кирк посмотрел на своего старшего офицера.

– Спок, надеюсь, вы настроите блок Системы Инерционной Астронавигации. Тем временем, мистер Чехов, разверните корабль в противоположную сторону от центра Шепли и идите прямым курсом к созвездию Ориона. Поставьте коэффициент допустимого искривления 1. Не стоит перегружать оставшийся модуль.

– Да, сэр.

Дневник капитана, продолжение:

«Мы возвращаемся домой, медленно продвигаясь в сторону созвездия Ориона при коэффициенте допустимого искривления 1. Используя матричный метод случайных чисел, Спок с помощью компьютера определил наши галактические координаты: двадцать один, ноль один. Корабль находится в пространстве на расстоянии трёхсот шестидесяти пяти парсеков от созвездия Ориона и Стрельца, и примерно тысячи шестисот парсеков от Звёздной Базы 4, с которой лейтенант Ухура до сих пор так и не установила радиосвязь. Это объясняется значительной отдалённостью, кроме того, наличием большого количества межзвёздной пыли вдоль галактической плоскости по контуру созвездия Ориона.

Офицеру Споку удалось частично восстановить СИА, что позволило нам в некоторой степени проводить навигацию в вакуумном пространстве. На границе радиуса действия чувствительные датчики зарегистрировали несколько звёзд из популяции 2, но они от нас слишком далеки и неизвестно, есть ли у них спутники. А нам сейчас просто необходимо найти планету или астероид и выйти на их орбиту, где лейтенант Скотт займется устранением неисправностей на втором режимном модуле изгиба, так как устройство совершенно не функционирует. Фактически, чтобы завершить ремонт, Скотту требуется сырьё для изготовления деталей, и он намерен извлечь его из материального источника.

Если не подключить второй модуль, то пройдет ещё не один год, прежде чем мы сможем подать сигнал бедствия на федеральные объекты. С другой стороны, прекращение передачи сообщений на Звёздную Базу 4 уже само по себе говорит о том, что «Энтерпрайз» попал в экстремальную ситуацию, и командование Звёздного Флота, конечно же, будет обеспокоено.

Предполагая возможность отправления поисково-спасательной экспедиции, я отдал распоряжение Ухуре передавать по всем аварийным частотам Федерации сигнал с просьбой о помощи. Однако вряд ли стоит сейчас рассчитывать на чьё-то содействие. Мы должны прилагать все усилия для собственного спасения, так как я не оставлю «Энтерпрайз», даже если не удастся починить повреждённый модуль и нам случайно встретится обитаемая планета. Наш экипаж доставит домой собранную информацию, и я сделаю всё от меня зависящее, чтобы это произошло как можно скорее…»

Большинство поверхностных повреждений было устранено, раненые подлечились, но «Энтерпрайз» продолжал медленно ползти на одном режимном модуле, датчики работали на пределе чувствительности.

Вот уже несколько дежурств подряд Кирк провёл на капитанском мостике, не желая мириться с мыслью о том, что возвращение в освоенное и населенное людьми созвездие Ориона будет чрезвычайно длительным.

Не столько знания, сколько многолетний опыт полётов давал ему необъяснимую с точки зрения логики уверенность в изменении к лучшему ситуации, в которой они оказались. За свою жизнь он повидал немало, попадая в безвыходные, казалось бы, положения, но всякий раз с честью выходя из них. Конечно, своим личным примером капитан воодушевлял экипаж и укреплял его моральный дух, но, даже не ставя это своей целью, его характер не позволил бы ему поступить иначе. При данных же обстоятельствах можно было полагаться только на случай. Он знал также, что раньше или позже, но произойдёт событие, способное указать выход из тупика.

Предчувствия не обманули его. Первой столкнулась с этим явлением Ухура. Шло шестое вахтовое дежурство со дня прыжка в пространство.

– Капитан, – обратилась к нему Ухура, – я перехватываю странные сигналы.

Производя настройку, она изящно перебирала пальцами клавиши пульта. Опережая вопрос командира, связистка продолжила:

– Они очень слабы, но имеют все признаки излучения, исходящего от системы транспортатора, за исключением направленности по косой диаграммы распространения радиоволн или даже подавленного носителя боковой полосы частот, и носят непрерывно повторяющийся, пульсирующий характер, как если бы на объекты последовательно воздействовал один транспортатор. Однако это похоже и на почти непрерывную работу нескольких транспортаторов…

Кирк развернул свое кресло в сторону пульта.

– Насколько нам известно, в Галактике нет ничего, что производило бы свойственную транспортатору дифракционную картину распространения волн, так, лейтенант?

– Да, сэр, и здесь наблюдается совершенно нестандартная комбинация фазы и развертки.

– Так я и думал. Поступающие сигналы неестественного происхождения. Вы можете их засечь?

– Конечно, капитан. Предлагаю ввести данные в программу логического и интегрирующего устройства компьютера, используя сенсорный ввод.

– Действуйте. Мистер Чехов, до тех пор, пока не придет Спок, займите место у пульта управления компьютером, – распорядился Кирк. – Переведите курсовую линию на данный источник излучения транспортатора. Если он находится в вакуумном пространстве, значит здесь кто-то живет и применяет транспортаторы.

Командир сдвинул рычаг переключения вызовов, расположенный на подлокотнике его кресла.

4
{"b":"13316","o":1}