ЛитМир - Электронная Библиотека

Кирк понимал, что инженер-механик таким образом лишь дал выход накопившемуся напряжению, но последние слова немного задели его. Они все ещё находились очень далеко от Звёздной базы, и, чтобы долететь туда, «Энтерпрайзу» необходимо выдержать коэффициент искривления 6.

Однако Кирку дышалось немного легче. Проблемы были, но в основном технического характера, и, рано или поздно, их наверняка можно устранить, а после заключения Энтерпрайзовского Соглашения время и обстановка не требовали срочных действий.

Между прочим, это позволяло Кирку предоставить возможность экипажу расслабиться и отдохнуть, тем самым в какой-то степени осуществить замысел тех, кто отправил команду в экспедицию, кроме того, параллельно достигалась и другая цель: мерканцы намеревались подать петицию с просьбой о приёме в состав Федерации… и увольнение на планету подробно проинструктированных служащих Звёздного Флота обеспечивало интересный двусторонний обмен информацией и приводило к лучшему взаимопониманию.

Поскольку экипажу с «Энтерпрайза» по высадке на Меркан придется считаться с Кодексом, кто-то должен был осведомить людей об основных положениях здешнего свода законов, и выбор пал на Главного проктора. Ленос провел только один брифинг, который Ухура по распоряжению Кирка записала на плёнку с тем, чтобы показать её всем перед спуском на поверхность планеты. Просмотрев плёнку с записью, члены экипажа – а среди них встречались представители цивилизаций, где господствовала довольно раскованная и откровенная манера общения – получили необходимые сведения о сверхучтивой мерканской культуре; для Кирка же она являлась ценным документальным фильмом для отчёта.

Случались и столкновения, вполне естественные, когда взаимодействуют две совершенно различные культуры.

Кирк приказал носить фазер на видном месте, установив его в режим электрошока, и каждый, кто стрелял в мерканцев из фазера, настроенного на любой иной режим, подлежал суровому наказанию. Несмотря на несовершенство мерканского оружия, отдельные жители планеты оказались достаточно меткими стрелками, и Боунзу Маккою пришлось потрудиться, одним сшивая раны, а из других вытаскивая стальные пули. На удивление, в число пациентов Маккоя попал и Зулу; по складу своего характера он вовсе не был тем самураем, за которого себя выдавал…

Однажды Зулу появился на борту с великолепной коллекцией мерканских пистолетов, выменяв их на набор земных мечей. Каким-то образом ему удалось уговорить измотанных работой механиков из команды Скотти устроить подобие стрелкового тира в нижнем дополнительном отсеке. Кирк узнал об этом значительно позже, хотя Зулу и надоедал своему капитану, с упоением описывая, как он собирал и выменивал мерканское оружие.

Прошло несколько недель. Ремонт режимного модуля требовал огромных усилий и медленно продвигался вперед из-за невозможности соотнести технологию Звёздного Флота с мерканской.

– У меня на борту скопилась масса низкопробных дилитиумных кристаллов. Мы смонтировали модуль, который использует их параллельно, и его можно использовать как запасной. Но я не хочу доверять долгий полёт нашему дилитиуму, чьи свойства, наверное, изменились под воздействием гравитации во время прыжка в пространстве.

– Когда запланируем отправление, Скотти? – спросил Кирк.

Судя по всему, дела на Меркане складывались неплохо, и капитан не собирался здесь задерживаться надолго. Чем быстрее они доберутся до Звёздной Базы 4, и чем быстрее Федерация отошлет на Меркан корабль, тем лучше. Энтерпрайзовское Соглашение пока действовало, но Кирк знал, насколько непрочным оно станет, если Федерация в срочном порядке не пришлет сюда своих представителей.

Скотт показал четыре пальца левой руки.

– Через четыре дня, если я разберусь с этой проклятой мерканской технологией. Нам ещё надо провести много испытаний.

– Так в основном всё готово?

– Да, но трудно сказать, как оно будет работать.

– Мистер Скотт, мы сойдем с орбиты через шесть вахт и ляжем на обратный курс, используя при движении энергию импульса, поэтому вы сможете проверить функционирование систем в условиях полёта, – сообщил ему Кирк.

– Капитан, если что-нибудь перегорит или взорвётся, нам придется туго.

– Ничего не взорвётся, Скотти. Вы очень хороший инженер и не допустите, чтобы такое произошло.

Вероятность поломки двигателей не исключалась, и все сомнения разрешатся только после того, как корабль удастся перевести через коэффициент допустимого искривления 1, но Кирк хотел попытать счастья.

Намного больше его беспокоил путь домой, ведь если им встретится сильная гравитационная турбулентность, подобная той, которая занесла их сюда, то, принимая во внимание аварийный режимный модуль, последствия окажутся плачевными, и опасность такого исхода будет существовать до тех пор, пока Скотти досконально не проверит свои механизмы на Звёздной Базе 4, где для этого имелось необходимое сложное оборудование. Капитан заставил Спока, Зулу и Чехова подумать над тем, как быстро и с наименьшим риском возвратиться домой.

– Тут проблемы нет, – безапелляционно заявил Спок. – Поскольку наши сенсоры уже прошли через гравитационный изгиб, теперь они зафиксируют его приближение. И, уверяю вас, я проявлю максимальную бдительность и обещаю, что ошибка не повторится.

– Знаю, Спок. Но давайте ещё раз убедимся во всём.

* * *

Обряд прощания был выдержан, как того и ожидал Кирк, в лучших светских обычаях мерканцев. Первая церемония состоялась в атриуме виллы Стражей, откуда открывался вид на тёмно-красное море, окружавшее Селербитан. Вначале обменялись подарками: Кирк вручил Поллару трикодер в ответ на полученный от того изысканно украшенный пульт управления трэвелером. Это приспособление вызовет огромный интерес в научных кругах Федерации, а Техники, без сомнения, подвергнут самому пристальному изучению трикодер, который даст мерканцам первую коммуникационно-информационную технологию, отличную от компьютерной, внедренной в их трэвелерные, коммерческие и образовательные системы.

На церемонии не было ни знамен, ни гимнов, ни салюта, произведённого залпом из двадцати одного орудия, так как они не предусматривались мерканскими обычаями. Но вторая и последняя церемонии не походили на предыдущую. Её провели в рекреационном саду на палубе 8 «Энтерпрайза», куда Кирк, Спок, Маккой и Скотти поднялись по лучу вместе с мерканцами. Необходимыми атрибутами здесь стали почётный караул, флаг ОФП и гимн, являвшиеся неотъемлемой частью дипломатического этикета, установленного Штабом ОФП, и Кирку ничего не оставалось, как следовать ему, несмотря на абсолютное расхождение с мерканским.

Кирк не удивился, когда Поллар, Ленос и Таллан, возглавлявшие три основные организации планеты, назначили в Федерацию двух временно исполняющих обязанности послов от Меркана: Делин и Орэна.

– Знаю, когда вы с ними впервые познакомились, они показались вам настоящими бунтарями из «Техника», – объяснил Поллар. – Но теперь ясно: если бы не их чрезмерная любознательность, из них получились бы выдающиеся Стражи. Впрочем, после заключения Энтерпрайзовского Соглашения это не имеет никакого значения. Надеюсь, наши избранники достаточно умны и восприимчивы, чтобы должным образом представить в Федерации Меркан… и я даже немного завидую тому, что им предстоит увидеть и узнать столько интересного.

– Мы обо всём расскажем, когда вернемся, – пообещала Делин.

– И тогда уж вы, несомненно, поверите нам, – добавил Орэн.

Когда трёех мерканских лидеров транспортировали по лучу на планету, Кирк с большим облегчением вновь ощутил себя в роли капитана звёздного корабля. Но, не забывая в то же время о своем долге дипломата, он спросил:

– Делин, не пройти ли вам с Орэном на капитанский мостик? Вы увидите наше отправление.

Повторять приглашение не пришлось. Сидя в командирском кресле, Кирк думал о том, что наконец-то, после того как Скотти с помощью мерканцев завершил столь трудный и во многом необычный ремонт, они возвращаются домой. Капитан хорошо знал свой корабль и не сомневался в его готовности к межзвёздному полету. Он с удовлетворением окинул капитанский мостик.

42
{"b":"13316","o":1}