ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно воздух над поляной наполнился знакомым мелодичным звучанием материализации транспортатора.

– Слишком поздно! – выкрикнул Отол и, выхватив у Кирка пистолет Делин, спрятался за предмет, напоминавший статую.

Из толщи атмосферы, кольцом окружив поляну, выступила вооруженная группа людей в черных шлемах; их высокие худощавые фигуры обтягивали защитные пуленепробиваемые костюмы; у каждого на плече имелся знак, символизирующий принадлежность к властным структурам.

– Прокторы! – предупредил Орэн и бросился бежать, но раздавшиеся в это время два выстрела заставили его остановиться.

Одетый в черное человек преднамеренно дал два залпа в воздух, очевидно, предупреждая, что следующая пуля попадет в цель.

Так десантный отряд с «Энтерпрайза» оказался в кольце окружения под дулами пистолетов рослых незнакомцев.

Глава 3

Трудно сказать, кто из них был больше удивлен – четверо десантников из федерального отряда или десять вооруженных, закованных в броню прокторов с планеты Меркан. Секунду все стояли, в оцепенении глядя друг на друга.

Кирк первым нарушил молчание, коротко приказав своим людям:

– Уберите фазеры!

Брошенная фраза тут же прозвучала на мерканском языке, но слову «фазер» переводное устройство не смогло найти нужного эквивалента. Кирк и рассчитывал на это, потому что члены его команды уже спрятали свои орудия под кители.

Много лет назад, в Академии, Кирку показывали старинное пороховое огнестрельное оружие, учили с ним обращаться, и он знал, какие физические страдания оно способно принести. В отличие от фазера, поражающего противника силой сконцентрированной энергии, пуля огнестрельного оружия делала сильное локализованное повреждение, прорываясь сквозь ткань и ударной волной буквально разрывая на части живую плоть. И ему совсем не хотелось, чтобы в сложившейся ситуации Маккою пришлось залечивать у них подобные раны.

– Стоять. Не двигаться, – отдал приказ высокий плечистый проктор.

У него была крепче броня и больше знаков отличия, скорее всего он являлся их командиром. Но, очевидно, так же как Делин, Орэн и Отол несколько минут назад не верили своим глазам, увидев невесть откуда появившихся странных гостей, так и грозный страж порядка находился сейчас в не меньшем замешательстве.

– О великий Меркан! – пробормотал предводитель прокторов с благоговейным страхом в голосе, который не удавалось скрыть. – Да, этих людей из «Техника» с каждым днём все труднее узнать, и всё же у них новое оборудование.

– Мы не из «Техника», – обратился к нему Кирк. – На самом деле, мы не мерканцы, а пришельцы из космоса.

Наступила мертвая тишина. Командир прокторов выглядел озадаченным, пытаясь дать обстановке правильную оценку. Он прибыл сюда, предполагая встретить трёх молодых людей, а перед ним предстала группа из четырёх человек странной наружности: маленького роста, необычно одетых и экипированных, произносящих нечленораздельные звуки, превращавшиеся в нормальные слова благодаря небольшим, надетым на них, устройствам. Оружия при них не оказалось, но имелись сумки с какими-то приборами; причем, когда их направляли на отряд прокторов, они издавали тихое жужжание, стрекотание и посвистывание.

– Кто вы? – повелительно спросил командир отряда. – С какой части планеты?

У Кирка в руках ничего не было, и он протянул их перед собой, повернув ладонями вверх, показывая, что оружия у него нет

– Я Джеймс Кирк, руководитель группы. Мы пришельцы из космоса.

Слово «пришельцы» «переводчик» преобразовал в «гости», «путешественники», «странники», «исследователи», перебрав все синонимы в недавно спрограммированной структуре мерканского языка.

Командир отряда прокторов повернулся к Орэну.

– По приказу Гардиана Поллара первого мы должны взять под стражу тебя, Орэн, и твоих друзей: Отола и Делин. Вам предъявлено обвинение в совершении поступков, противоречащих основному кодексу, а именно: в открытой пропаганде идей общества техников, членами которого вы являетесь. Гардианы не могут больше закрывать глаза на нарушение законов. А теперь отвечайте: почему ваши люди так выглядят, так одеты, и прибегают к такой странной манере общения?

– Они не техники, а, как сами утверждают, пришельцы. Я с готовностью признаю свою принадлежность к данной организации, но в то же время заявляю совершенно искренне, что эта группа людей никакого отношения к техникам не имеет. Она материализовалась здесь незадолго до вашего появления, проктор Ленос… И благодарим за оказанную нам честь. Главный проктор лично возглавил операцию по нашему задержанию. Вот какие, оказывается, мы важные персоны.

– Или вы извинитесь за свое дерзкое поведение, или вам прямо сейчас придется защищаться… Но у меня есть приказ доставить всех троих в Селербитан живыми, а не с пулями в сердце.

Он оглянулся на четырех десантников с «Энтерпрайза», раздумывая, как с ними поступить.

– Мы и вас заберём с собой. Гардианам будет интересно узнать, каких успехов достиг «Техник», работая в обстановке полной секретности.

– «Переводчик», остановись, – тихо запретил Кирк своему устройству переводить речь на мерканский язык. Членам своей команды он сказал. – Сопротивление не оказывать. Силу не применять. Пойдем с ними. Вероятно, прокторы – полицейские, и мы попали в руки начальника местной полиции.

– И, возможно, начальник полиции затем направит нас к главе правительства, каким бы оно ни было, – подхватил Маккой.

– Вы читаете мои мысли, – отметил Кирк. – Вести себя надо очень спокойно и сдержанно. Особенно это касается Скотти. Будь добр, прибереги свои эмоции для другого случая, лучше внимательно изучай технологии.

Проктор Ленос, не понимая смысла речи Кирка, начал нервничать. Кирк заметил это и снова приказал «переводчику» включиться.

– Пожалуйста, извините меня, проктор Ленос, – сказал он, проявив изысканные манеры и дипломатично поклонившись.

Язык мерканцев сам по себе был высокопарным и чрезмерно утонченным, поэтому Кирк мог не заботиться о форме высказываний; переводное устройство легко подбирало выражения в нужном стиле. Структура языка казалась ему слишком формальной, но выбирать не приходилось.

– Я дал указания своим людям без лишних возражений следовать за вами. И мы будем рады познакомиться с Гардианами.

Такая готовность к совместным действиям, по-видимому, не произвела на проктора Леноса должного впечатления. Он повернул свою покрытую броней голову и огляделся крутом.

– Орэн, где твои товарищи?

Тот и не пытался скрыть довольную улыбку.

– Проктор Ленос, у меня есть подозрения, что им удалось уйти, воспользовавшись вашими выясениями отношений с незнакомцами.

В голосе Леноса почувствовалось явное разочарование.

– Мы их поймаем. Если надо, проконтролируем работу всех транспортаторов, и, в конце концов, они найдутся.

– Но задача не из лёгких, – напомнил ему Орэн. – Какова на данный момент интенсивность движения? Более миллиарда индивидуальных транспортаторов из одного места в другое ежедневно?

– У нас есть средство, – мрачно сказал Ленос. Затем он обернулся к Кирку. – У меня нет приказа доставить вас в Селербитан, Джеймс Кирк. Однако, слишком уж необычна ваша внешность и снаряжение. Поэтому, пользуясь полномочиями Главного проктора, требую, чтобы вы прибыли туда и предстали перед Гардианом первым.

Кирк ничего не ответил, не смог. Ведь он даже не знал, по каким нормам и правилам здесь живут, но был уверен, что в Селербитане ему станет ясно, там ли находится планетарный центр размещения органов политической власти. В данный момент у него уже сложилось представление о существовании исключительно властной структуры. Гардианы, несомненно, являлись правителями, так как полицейская организация прокторов стояла на страже их интересов и своей деятельностью способствовала укреплению диктата политических лидеров.

Возможно, он и не прав. В более чем тысяче миров, насчитывающихся в Федерации, имелось столько же различных видов политического устройства. И едва ли в изоляции от всего могла сложиться ситуация, сходная с любой из уже известных.

8
{"b":"13316","o":1}