ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет. Я даже не подозревал о его существовании. Где он? Я не видел его на плане.

— Парк девятнадцатый. Хотите, я завтра в девять часов свожу вас туда?

— Прекрасно.

Китаец повернулся к Орене:

— Ты счастлива?

И тут же спросил Тинкара:

— Она все так же хорошо готовит ламира с Сарнака?

И вышел, храня улыбку на устах.

— Бедняга Пеи, — вслух протянула Орена. — Он слишком сильно меня любит. Но он анахронизм, как и ты. Он не может принять, что я свободный человек.

— Почему же… — усмехнулся гвардеец. — Я принял это условие.

— Ты меня не любишь, пока еще. Я — твой спасательный буй, островок, на котором ты отдыхаешь в бурном море. — Она тряхнула своими темными кудрями. — Впрочем, мне все равно!

— Да нет, Орена, ты мне очень нравишься, — поспешил успокоить ее землянин.

— Разве я сказала обратное? Кстати, так даже лучше. Если ты станешь требовать исключительности, как Пеи, я брошу тебя.

В музее было собрано множество картин, скульптур, рисунков галактиан с «Тильзина» и из других городов. Имелся здесь и исторический отдел, а этнографические экспонаты просто потрясли Тинкара. Но и тут землянину не повезло: зал современной технологии оказался закрыт.

В тот же день его вызвал к себе технор. Тан принял Тинкара не просто по-дружески, а как-то особенно тепло.

— Прежде всего должен вас поблагодарить, хоть и с запозданием, за Анаэну, — тепло улыбнулся он. — Кое-кто из галактиан не преминул бы воспользоваться случаем, чтобы нанести удар по моим привязанностям. Я знаю свою племянницу и понимаю, что она сама вряд ли решится вас поблагодарить. Но я вызвал вас не за этим. Мфифи нанесли три очередных удара: «Ута II» и «Прованс II» исчезли, едва успев отправить с торпедой прощальное послание, а «Бремену» случайно удалось спастись. Заклинаю вас, если у вас в Гвардии есть средство обнаруживать звездолет в гиперпространстве, скажите нам об этом!

— Сколько раз можно повторять, что у нас его нет? — Тинкар с преувеличенным спокойствием смотрел на технора.

— А как же вы ведете свои войны? Как вам удается защищать планеты? Для чего нужна Гвардия, которая всегда запаздывает?

— Мы не защищаем своих планет, мы уничтожаем планеты противника, — поправил собеседника гвардеец.

— А противники не нападают на Землю? Странно. Как хотите, Тинкар. Я не упрекаю за неблагодарность, но подумайте, быть может, в этот самый момент нас преследует корабль мфифи, ведь тогда вы погибнете вместе с нами.

Тинкар пожал плечами.

— Вы могли бы организовать оборону даже без этого гипотетического локатора. Я изучил книгу Соренсена. Вы не умеете извлекать выгоду из своего положения.

— Возможно, — согласился технор. — В стратегии мы любители. Мы ежедневно учимся, но есть ли у нас время? Объясните мне вашу точку зрения.

— У вас есть под рукой книга? Отлично. Возьмем сражение «Донца». Вот как была проведена оборона. А вот что вы должны были сделать.

Он набросал на бумаге план сражения. Технор внимательно слушал.

— Да, вижу. Мы действительно могли организовать сопротивление. Бедняга Маленик! У нас нет профессиональных солдат, Тинкар. Как я говорил, мы учимся воевать, но ценой огромного количества человеческих жизней! Я хотел бы сделать вас инструктором. Вы согласитесь?

— Нет.

— Почему?

— Я всего лишь планетная вошь!

— Но черт подери, как бы вы отнеслись к одному из нас, попади он в вашу драгоценную Империю? — Тан раздраженно посмотрел на землянина. — Конечно, вы сталкиваетесь с предрассудками! Конечно, в этом нет ничего приятного! Но вы не сможете добиться, чтобы вас приняли, если будете по-прежнему рядиться в тогу гордыни! Или амурничать с Ореной Валох! Я знаю, кое-какие авансы вам сделал химик. Но вы так и не сходили к нему! А если вы примете тот пост, который я вам предлагаю, нашим людям придется смириться с тем, что планетная вошь может быть человеком! Вы согласны?

— Нет.

— Очень грустно, Тинкар. Надеюсь, что вы об этом никогда не пожалеете!

2. АНАЭНА

Монотонная жизнь землянина не изменилась. И все же мало-помалу некоторые галактиане стали заговаривать с ним в ресторане и в коридорах. В библиотеке Анаэна смирилась с его присутствием и без лишних слов выдавала книги, которые он требовал. Но Тинкар по-настоящему удивился, когда она заговорила с ним:

— Вы уже покончили с произведениями Валох! Что теперь хотите почитать из романов?

— Не знаю, — ответил он безразличным тоном. — Мне все равно.

— Дать вам совет?

— Если хотите.

— Прочтите «Ветер Кормора» Поля Валенстайна. Мы считаем эту книгу шедевром нашей литературы. Валенстайн жил в прошлом веке.

— Откуда столь внезапная любезность?

Она нахмурилась и, опустив голову, ответила:

— Допустим, я в конце концов поняла, что я ваша должница.

Тинкар посмотрел девушке в глаза.

— Вы мне ничего не должны, если вы говорите о первой дуэли. Вы помогли мне больше, чем моему неудачливому сопернику.

— О, не стоит испытывать угрызений совести. — Она махнула рукой. — Он все равно долго бы не протянул, слишком задиристый был у него характер! А я все же нарушила правила игры. Мое поведение было непростительным.

— Тогда почему же вы это сделали?

— Я ненавидела вас.

— Моей вины в том, что я оказался на «Тильзине», нет.

— И моей вины в том, что ваши предки изгнали с Земли моих предков, — тоже! — Она глянула на него с нескрываемой яростью.

— Неужели я ответствен за дела предков? — удивился Тинкар. — Если по правде сказать, то я очень сомневаюсь в том, что мои хоть как-то были замешаны в этой истории!

— Мы — продукт нашей среды. Мы, галактиане, ненавидим и презираем всех планетян, а в основном тех, кто попадает к нам из Империи, — отчеканила Анаэна. — Вы знаете, что вы первым из них стали жителем нашего города? И то только потому, что технором является Тан! А можете ли вы честно признаться, что наши обычаи не кажутся вам смешными? Можете ли вы поклясться, что вашей единственной целью не является бегство и возможность вернуться к своим?

— Нет, клясться я бы не стал, — признал он.

— Вы жалуетесь на презрение по отношению к вам? А каково ваше отношение к нам? Думаете, мы этого не замечаем?

Он прервал ее резким взмахом руки.

— Да не питаю я презрения к вашей цивилизации! Я восхищаюсь тем, что она построила эти чудовищные по размерам звездолеты, но я ее толком не понимаю. Я и впрямь мало уважаю некоторые из ваших обычаев, как, например, эти дурацкие дуэли, недостойные истинного человека. Какова их цель? Доказать свою храбрость? Можно найти способы и получше!

— Вы действительно не понимаете. — Анаэна презрительно поморщилась. — Мы лично отвечаем за свои поступки, и на этом покоится наша свобода. Я могу оскорбить любого, если мне так хочется, но и должна быть готовой заплатить полную цену за свои слова! Как решаются у вас дела чести?

— Иногда и дуэлью. Во всяком случае среди солдат. Но только после приговора, вынесенного пэрами. Для народа существуют суды. Со знатью разбирается сам Император.

— А я предпочитаю наш способ. — Девушка задорно тряхнула головой. — Ваша книга ждет вас в нише двадцать три. Хорошего чтения!

Тинкар долго спрашивал себя, не станет ли этот разговор последним: дни шли за днями, а девушка обращалась с ним как и прежде. И все же кое-что в их отношениях изменилось. Из колкостей Анаэны исчезла злоба, а однажды он подметил тень улыбки на ее лице. В тот день он покинул библиотеку вместе с ней.

— Поскольку враждебные действия открыла я, то, похоже, мне и надо предложить перемирие, — весело заявила девушка. Я хотела бы попросить вас рассказать мне о Земле. Не согласитесь отобедать со мной? Но чтобы не возникло двусмысленного положения, предупреждаю, я не Орена!

Он на мгновение заколебался. Предложение выглядело соблазнительным, но что за ним крылось? Она почувствовала его колебания и добавила:

21
{"b":"13321","o":1}