ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не заблуждайтесь! Мы еще далеко не друзья. Я прошу вас об услуге, которую могу оплатить с лихвой, например, дав вам возможность посетить машинное отделение…

— Они для меня закрыты! — невольно воскликнул землянин.

— Если только с вами не буду я с приказом технора на руках!

— Будь по-вашему. Где мы встречаемся?

— У меня дома, улица сто сорок четыре, квартира пятьсот тридцать, палуба четыре, сектор два. В девятнадцать часов. Увидите, что я тоже умею вкусно готовить! — Анаэна кивнула на прощание и скрылась за дверью одного из небольших магазинчиков.

Он оставил Орене записку: «Вернусь поздно». Тинкар не хотел признаваться себе в этом, и все-таки он ощущал радость.

»Если Анаэна проявит ко мне простую человеческую сердечность, быть может, и остальные жители города примут меня как равного. Я обрету место в этом обществе, перестану быть паразитом-бездельником. Обучу галактиан воинскому искусству, соберу локатор или изложу им его теорию… Нет, это не дело, мне не следует сразу выкладывать свой единственный козырь…»

Он внезапно очнулся от мечтаний. Тинкар стоял посреди незнакомой улицы, почти пустынной в этот час дня. Во все стороны от него тянулись ряды похожих друг на друга дверей и металлических переборок.

— Где я, черт подери? — громко спросил он.

На перекрестке ему удалось выяснить, что он находится на палубе 4, в секторе 2, на улице 144.

Тинкар посмотрел на часы, до встречи оставалось еще час двадцать.

»Как же я спешу!» — с сожалением подумал гвардеец.

Он миновал дверь 530, дошел до конца улицы, вернулся, долго бродил по соседним переулкам, изредка посматривая на часы. Когда он нажал на звонок входной двери, он опаздывал на пять минут. Дверь тотчас же распахнулась.

Квартира Анаэны очень отличалась от жилища Орены: она была просторнее, стены прихожей закрывали полки со старинными книгами и кассетами с микрофильмами. Анаэна не появлялась, и Тинкар заинтересовался названиями книг. В основном здесь находились труды по физике и другим точным наукам. Две полные полки занимали работы о мфифи. И вдруг занавес, отделявший прихожую от квартиры, буквально взвился вверх, и перед землянином появилась Анаэна. Он застыл с раскрытым ртом.

Девушка распустила свою рыжую шевелюру, и теперь волосы огненным каскадом ниспадали ей на плечи, обрамляя золотистое лицо, на котором сияли два малахитовых глаза. Светло-зеленое платье струилось почти до пола и едва приоткрывало золотистые кожаные сандалии с ремешками. Она улыбнулась.

— Осторожно, Тинкар. Это не приглашение к действию!

Он нахохлился.

— Разве я не имею права полюбоваться на красоту, почему меня тут же подозревают в каких-то постыдных намерениях?

Она снова улыбнулась.

— Входите, и хватит враждебности. Сегодня мы проведем вечер друзьями, как противники после тяжелого сражения.

Комната Анаэны оказалась уютной, скромно обставленной, в ней ощущалась какая-то интимность, несмотря на сильный свет, исходящий от трех архаических торшеров. Тинкар был счастлив. Одним из камней преткновения в их отношениях с Ореной было то, что она любила приглушенный свет и ни за что на свете не соглашалась как следует осветить жилище.

— Располагайтесь поудобней, возьмите книгу, я ненадолго отлучусь, — любезно предложила Анаэна.

Тинкар осмотрелся.

И здесь целая стена была занята научными трудами. Землянин взял новенькую книгу: «Угроза мфифи». Вначале он листал ее рассеянно, потом заинтересовался, принялся читать одну из глав. Перед ним был сжатый анализ всего, что было известно о врагах, но изложение было более четким и ярким, чем в классическом труде Соренсена. Отрывок о защите города показался ему особенно интересным. Почему они не использовали эти принципы? Анаэна вернулась в комнату.

— Вам понравилась книга?

— Очень интересная. Особенно анализ недостатков вашей обороны.

— Очень рада, — весело кивнула она.

— Почему вы не следуете этим советам? — удивился Тинкар. — Здесь очень здраво все изложено!

— Потому что эта книга вышла позавчера.

Он глянул на дату издания, потом на имя автора: Анаэна Экатор!

— Так вы…

— Да, за исключением той главы, которая так вас восхищает и автором которой являетесь вы! — захохотала девушка.

— Как это я? — переспросил гвардеец.

— Помните о последней беседе с моим дядей? Все, что вы сказали, было записано и очень мне помогло. Честно говоря, ваше имя должно было бы стоять на обложке рядом с моим!

— Значит, вы занимаетесь проблемой мфифи?

Она выпрямилась.

— Представляю вам Анаэну Экатор, руководителя отдела борьбы с мфифи!

— А я думал…

— Что я просто рыжая дьяволица, как выражается наш общий друг Орена? — Девушка громко захохотала. — Дело, в том, что я ксенолог, специалист по негуманоидным расам. Вне зависимости от той опасности, которую они представляют, мфифи стали моей страстью, хотя и внушают мне определенный страх. Ну ладно, пора за стол, а то мой обед остынет!

Обед, несмотря на незамысловатость и отсутствие мастерски хитрых кулинарных выдумок Орены, был очень вкусным. Тинкар выразил свое восхищение.

— Я знаю свои границы и, вместо того чтобы соперничать с Ореной в той области, в которой я заранее обречена на поражение, предпочитаю довольствоваться малым, — объяснила девушка.

— Вы очень странный человек, Анаэна. Сколько вам лет?

— Я еще достаточно молода, чтобы не смущаться своего возраста. У вас в году триста шестьдесят пять суток по двадцать четыре часа, как у нас?

— Да.

— Тогда мне двадцать два с половиной года. Вы удовлетворены? А сколько вам?

— Двадцать четыре.

— Почти никакой разницы, — весело воскликнула она. — А теперь я готова получить плату за свое гостеприимство, как я вас и предупреждала. Расскажите мне о своей планете и об Империи.

Он начал рассказ. Вначале со множеством технических подробностей, словно выступал на конференции, потом, мало-помалу умело направляемый Анаэной, перешел к своим проблемам, рассказал о своей жизни, пожалел, что надежды когда-нибудь стать во главе флота и отправиться к неведомым мирам теперь растаяли.

— Ну, неведомых миров вы насмотритесь с нами вдоволь, столько вы не смогли бы увидеть в той вашей жизни, — уверила она его.

— Как пассажир? — усмехнулся он. — Я надеялся не на это!

— Как один из нас, если вы сумеете адаптироваться, Тинкар!

— Возможно ли это? Вы ни разу не дали мне забыть о том, что я чужак.

— Кто знает?

— А теперь расскажите о себе, — попросил он. — Быть может, мне удастся понять ваш народ, если я вникну в мысли, желания и страхи одного из самых ярких его представителей.

— О! Мне особенно нечего рассказывать, — живо откликнулась она. — В отличие от большинства галактиан, я никогда не покидала родного города, если не считать высадок на планеты. Я вела самую обычную жизнь до пятнадцати лет, пока мой дядя не стал технором. Он сделал меня своим личным секретарем, но я продолжала учебу; выбрала ксенологию своей профессией, а время на общественный труд решила отдавать библиотеке. Вот и все. В нашей жизни нет романтики, как у вас, славных воинов Имперской Гвардий!

Тинкар глянул на нее, нахмурившись. Голос ее был спокоен и не выражал никаких эмоций. Насмехалась она над ним или он действительно уловил нотку зависти?

— Вы сказали, что в отличие от большинства никогда не покидали города. Это нормальное поведение?

— Конечно! Мы любим изменения, и в других обстоятельствах я тоже сменила бы город. Но на «Тильзине» сосредоточено все, что мы знаем о наших врагах мфифи, а потому мое место здесь. Иначе… За несколько лет узнаешь всех, устаешь от того, что ежедневно в одних и тех же коридорах видишь одни и те же лица. И не ищите иной причины в поведении Орены. Вы человек новый, и ее страсть к новому оказалась сильнее обычных предрассудков. Но эти предрассудки есть и у нее, хотя и в меньшей степени, потому что ее отец был планетянином. Более того, для расы обмен мужчинами и женщинами между городами крайне полезен, это помогает избежать опасности генетических нарушений. Мы видели, что случилось с колонистами Тирсиса: их было очень мало, и жили они в изоляции от других, — случилось так, что остров, на который рухнул их звездолет, был маленьким и малоплодородным. Только теперь они уже не совсем люди. Не хотите поглядеть кое-какие фотографии?

22
{"b":"13321","o":1}