ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но и он нас заметит издали и сможет подготовить засаду. Поверь, Анаэна, нам надо удвоить осторожность.

Конус вулкана был далеко, слишком далеко, чтобы надеяться на то, что они засветло доберутся до него. Они продвигались осторожно и потратили много времени на переправу по бревну через речку. Речка кишела свирепыми плотоядными «рыбами» об этом свидетельствовало множество скелетов, лежащих на дне.

Остановиться решили в полдень, на небольшом холме. До сих пор им встречались лишь мелкие животные, хотя далеко слева они заметили стадо громадных зверей. Тинкар с Анаэной перекусили, стараясь сберечь остатки концентратов, напились воды из ручейка, предварительно простерилизовав ее. Анаэна чувствовала себя усталой, ее знобило. Тинкара беспокоило состояние девушки. Рана постепенно затягивалась, но он опасался, что причина озноба в ином.

Наступил вечер, но они были, еще далеко от заветной цели. Тинкар остановился неподалеку от оврага и попытался найти надежное убежище. Не обнаружив ничего подходящего, он соорудил некое подобие хижины, сплетя между собой ветки пяти близко стоящих деревьев, но огонь разжечь долго не решался. В конце концов он собрал перед входом большую кучу сушняка и сухой травы, чтобы воспламенить ее в случае необходимости выстрелом из бластера. Затем приготовил ложе для Анаэны, но прилег первым, велев разбудить его с наступлением темноты. И сразу же провалился в сон.

Когда девушка разбудила его, стояла темная ночь. Ни одна из двух лун еще не взошла.

— Нельзя было давать мне столько спать! — пожурил он Анаэну.

— Тебе это было необходимо. Я была на страже, — ответила она.

Он едва удержался от иронической реплики. В конце концов ничего не случилось, и ему пришлось признать, что Анаэне в мужестве отказать нельзя, хотя ей явно не хватало опыта.

— Как ты себя чувствуешь?

— Раскалывается голова. Думаю, у меня небольшая лихорадка.

Он взял ее за руку, нашел пульс, присвистнул:

— Говоришь, небольшая? Тридцать девять, не меньше!

Тинкар порылся в рюкзаке, достал коробку с заполненными шприцами.

— Судя по этикетке, то, что тебе нужно. Давай руку.

— Дай, я сама сделаю укол.

— Не доверяешь?

Он протянул ей шприц.

— Я хотела посмотреть, что это. С-126, общий антитоксикант. Я боялась, что у тебя Z-3, — тихим, бесцветным голосом сказала она.

— Лекарство последнего шанса? — хмыкнул Тинкар. — Мы еще не дошли до этого. А теперь спать. Завтра будешь чувствовать себя лучше.

Он уселся перед входом, держа лампу и бластер наготове. На востоке появились отблески перламутрового света, и серебристая луна поднялась из-за холмов. Тинкар долго смотрел на нее, не теряя бдительности. Вид луны был чужим, он никак не напоминал игру теней древней спутницы Земли. Затем из-за горизонта появился второй спутник планеты, далекий, маленький, красноватый. Местность в свете двух лун стала хорошо просматриваться, появились высоты, зоны теней, склоны, на которых блестели, как волны, мокрые кусты. Легкий звук заставил его обернуться: Анаэна вышла из хижины и уселась рядом.

— Температура упала, — вполголоса сообщила она.

Он не ответил, одновременно смущенный и счастливый от того, что она сидит бок о бок с ним. Девушка долго молчала.

— Как красиво, — наконец сказала она.

— Да, но мне было бы спокойней, если бы в нескольких шагах стоял мой катер или рядом со мной сидела хотя бы пара гвардейцев, — прагматично ответил землянин.

— Можно задать тебе вопрос?

— Да… Нет! Иди обратно!

Тинкар уже стоял на ногах, сжимая в ладони бластер.

— Что случилось? Кого ты увидел?

— Вон там, позади деревьев.

Она всмотрелась в ночь. В неярком свете лун тени двоились и колыхались. Метрах в трехстах от них что-то двигалось. Одно из деревьев покачнулось, словно его задело огромное животное.

— Тинкар?

— Что?

— Это что такое?

— Откуда мне знать? — усмехнулся он. — Твой бластер готов? Если эта тварь на нас нападет, дай мне выстрелить первым. У тебя хватит смелости?

— Надеюсь.

— Тогда останься здесь. А я спрячусь метрах в двадцати, вон за той скалой. Если животное направится в мою сторону, стреляй. Если пойдет в твою сторону, не стреляй, пока я не крикну: «Огонь!» Попробую влепить ему заряд в бок.

Он растворился в траве. Девушка устроилась поудобнее и стала ждать. Больше никто не двигался. Она попыталась разглядеть Тинкара, но его видно не было, землянин прижался к скале, слился с нею. Анаэна вновь перевела взгляд на рощицу. Зверь вышел на свет. Он был высотой в несколько метров и напоминал кенгуру. Слова Тинкара всплыли в ее памяти: есть два типа хищников, охотящихся на суше, — тип льва и тип тиранозавра… Зверь приближался широкими прыжками, как бы не спеша, но двигался он быстро, буквально пожирая пространство. Она увидела тупую морду на короткой толстой шее, длинный хвост, буквально косивший траву. Окаменев от ужаса, девушка отмечала ненужные подробности — отблески луны на коже, игру света и тени на внутренней поверхности лап. Иногда чудовище наклонялось вперед, словно обнюхивая землю. Потом оно застыло на месте, качая головой то влево, то вправо на высоте шести метров, в свете лун блестели белые острые клыки. Через какое-то время качания головы прекратились, глаза уставились на хижину. Зверь прыгнул вперед. Он рос в размерах с каждым шагом. Девушка замерла, сжала оружие и стала ждать подходящего момента для выстрела, чтобы не оказаться под тоннами рухнувшей плоти.

— Ана! Ко мне! Быстрее!

Она застыла на мгновение, и оно показалось ей вечностью, потом она поняла, о чем говорит Тинкар, и бросилась к скале, ощущая, как сотрясается земля под весом чудовища. Оно увидело ее, яростно взревело — вопль его походил на скрежет рвущегося металла. Тонкий синий луч прорезал воздух, застыл на шкуре зверя в момент, когда тот готовился к новому прыжку. Зверь рухнул прямо на деревья, под которыми Тинкар соорудил подобие хижины. Стволы сломались с громким треском и рухнули. Хвост чудовища еще долго колотил по земле, разбрасывая комья травы и сломанные ветки. Наконец всякое движение прекратилось.

Тинкар стоял рядом с Анаэной.

— Не очень испугалась?

— Нет, — солгала она.

— А я очень испугался за тебя. — Он вытер со лба холодный пот. — Я понял, что оно сожрет тебя, если я не выстрелю, и раздавит, если выстрелю. Надеюсь, завтра вечером на вершине мы будем в большей безопасности.

Они ожидали зари стоя, прислонившись к скале. Когда взошло солнце, они смогли осмотреть чудовище.

— Тиранозавроид. Но теплокровный, поэтому и отличается такой высокой подвижностью, — сказала девушка. — Весьма объемный мозг. И вся эта гигантская машина смерти уничтожена пучком ионов!

— Ему не повезло, он столкнулся с третьим типом хищника, Анаэна, — весело отозвался Тинкар. — С самым жутким хищником — человеком. К несчастью, рюкзак с провизией оказался под ним. Где он лежал в хижине?

— Рядом с деревом.

Тинкар наклонился. Ствол был сломан на высоте полуметра от земли. Между телом, упершимся в обломок ствола, и землей оставался узкий проход, в глубине которого виднелся рюкзак. Он подтянул его, воспользовавшись веткой с сучком.

— Нам повезло!

Тинкар взял молекулярную пилу, приблизился к голове чудовища. Жуткую пасть украшали громадные клыки, желтоватые и блестящие. Он отпилил два самых крупных.

— Держи, Анаэна, на память.

Она печально покачала головой.

— Оставь их себе, Тинкар. Я не имею на них права. Они принадлежат Иолии.

Он протянул их ей.

— Я отдаю их не женщине, а компаньону по сражению.

»Еще хуже», — подумала она.

Она удивилась собственной печали. В конце концов, что значил для нее этот горделивый планетянин? Он не принадлежал к ее племени. Когда его подобрал «Тильзин», она чувствовала по отношению к нему то же, что и большинство галактиан: зачем вешать себе на шею паразита? Тогда она с отвращением подчинилась приказу технора: завоевать его доверие, разговорить, выяснить, есть ли в Звездной Гвардии Земной Империи локаторы. Пообщавшись с бравым гвардейцем, она поняла, что планетяне — такие же люди. Тинкар в ее глазах выглядел опасным, жестким, чужим, но был удивительно одиноким. Однажды вечером она из сострадания пригласила его в гости. Оказалось, что землянин резко отличается от галактиан — он не попытался извлечь выгоды из своего положения. Он пощадил ее тогда, когда и технор не смог бы отменить казни за преступление, которое у галактиан считалось непростительным, — вмешательство в ход дуэли.

34
{"b":"13321","o":1}