ЛитМир - Электронная Библиотека

Она ввела ему две дозы, в отчаянии села рядом. Как действует яд этих насекомых? Она прислушалась к себе, пытаясь определить, как сыворотка борется с ядом. Анаэна ощущала несильную боль во всех конечностях и суставах, а собственные движения казались ей неуверенными, нескоординированными. Яд, действующий на нервную систему?

Вдали, на самом горизонте, пронеслось черное пятно, сверкнувшее в лучах солнца. Помощь! Она сорвала с себя платье, замахала им над головой. Пятно продолжило путь по прямой и исчезло за горами.

— Они меня не заметили!

Анаэна решила ждать. Тинкар не шевелился. Она соорудила из одежды и веток навес, пытаясь прикрыть лицо компаньона от солнца. День медленно подходил к концу. Тинкару не было хуже, но он так и не пришел в сознание. Пульс у него был сильный и медленный, губы время от времени шевелились, бормоча непонятные слова. Она подкатила к Тинкару несколько камней, для начала убедившись, что под ними никто не прячется, и устроила невысокий барьер вокруг распростертого на земле спутника. Ей хотелось накрыть его плоскими камнями, но из суеверия она отказалась от этого намерения: это слишком походило бы на могилу.

Солнце опустилось за горизонт, с вечером пришла прохлада. Анаэна собрала сушняк, разложила несколько костров по кругу, потом устало села на камень. Тинкар негромко произносил какие-то непонятные слова. Девушка вдруг обрадовалась — ему стало лучше. И тут же отчаяние обрушилось на нее — он бредил.

— Нет, не убивай его! Никогда… Я не смогу, сержант, я не смогу прыгнуть так далеко! Где ты, мама?.. Я не знал, что так трудно убить человека, который смотрит на тебя… Это же кошка, только она и выжила! Иди сюда, мурлыка!.. Мы готовы погибнуть ради славы Империи!.. Иолия, Иолия, я недостоин тебя, у меня руки по локоть в крови, Иолия! В красной крови, такой же красной, как волосы Анаэны… Иолия, она украла мои чертежи! Я ее люблю… но у нее голова в крови! Где ты, Анаэна, я отдал тебе шприцы…

Она положила руку на его горячий лоб.

— Я здесь, Тинкар. Здесь, с тобой.

Он медленно покачал головой из стороны в сторону.

— Не оставайся здесь… Лезь на гору, подай сигнал! Нет! Не подавай сигнала, они все тут разбомбят! Империя… Я убивал, я убивал всех! Все они здесь, но у них нет лиц!

Он забился в конвульсиях, попытался привстать, тяжело рухнул на землю. Она сжала кулаки от бессилия.

Тинкар вновь впал в забытье. Ночь вступала в свои права, и девушка подумала о вчерашней ночи, как об утерянном рае. В ту ночь он был здоров и силен, крепко стоял на ногах, был ее надеждой и опорой. Она продрогла и натянула платье. Анаэна была измождена и сходила с ума от страха, но она заставила себя поесть.

Начало ночи прошло спокойно. Они расположились на взгорке, покрытом травой и мелким кустарником, травоядным здесь было нечего делать, а потому сюда не влекло и хищников, те охотились на богатой саванне внизу. Но после восхода обеих лун на равнине раздался рев невидимых во тьме тварей. Он долго раскатывался вдали, во мраке, потом приблизился. Девушка настороженно вскочила, наставила в темноту бластер, второй висел у нее на поясе.

Послышался треск сломанных веток, сквозь кустарники проскочило животное. Анаэна едва успела разглядеть грациозное тело удаляющегося мягкими прыжками зверя.

»Дичь! Теперь появятся охотники».

Они не замедлили появиться — низкие тени, прижавшиеся к земле, быстро продвигались вперед — они как бы одновременно бежали и ползли. Она насчитала пару десятков зверей, не обративших на нее никакого внимания. Со вздохом облегчения Анаэна снова села на камень, борясь со сном и спрашивая себя, не пора ли принять стимулин. Потом решила приберечь его для Тинкара и принялась расхаживать взад и вперед, вдыхая влажный ночной воздух.

Рев возобновился, он слышался совсем рядом. Охота оказалась неудачной, дичь ускользнула, и теперь хищники возвращались туда, где заметили другого зверя. Девушка вздрогнула и разожгла костры несколькими выстрелами из бластера.

Звери застыли на почтительном расстоянии, и она смогла рассмотреть их: длиной они были около двух метров, с короткими лапами, змееобразными телами, покрытыми черной шерстью. Круглые головы заканчивались продолговатыми мордами, как у земных гавиалов, в огромных пастях торчали длинные зубы.

Самый крупный зверь, вожак, медленно приблизился к огню. Анаэна приготовилась стрелять. Зверь остановился в нескольких метрах от пламени, поднял голову, открыв белое горло, и пронзительно завыл. Издали ему ответили таким же воем. Зверь опять завыл, и Анаэна выстрелила. Животное рухнуло на землю, остальные хищники бросились на него, раздирая теплую плоть когтями и зубами. В надежде выиграть время она выстрелила еще два раза и убила пару хищников. Но подкрепление прибывало, в кустах шуршали тела, вскоре их окружило около сотни зверей, скопившихся за огненным кольцом. Их зубы поблескивали, хвосты яростно колотили по земле. Вскоре хищники осмелели, они делали рывки вперед, отпрыгивали назад, ползли по земле. «Пока пламя горит, — подумала она, — большой опасности нет. Потом…» У нее мелькнула ироничная мысль: победа не пойдет зверью на пользу, ибо белки человеческих тел могут оказаться смертельным ядом для хищников.

Она оценила скудные запасы дерева, упрекнула себя в том, что не собрала больше, подбросила в затухающий костер тяжелую ветвь. Та вспыхнула, разбросав сноп искр, затрещала, занялась огнем. Готовый к прыжку зверь затаился. Она могла стрелять, пока у нее не иссякнут заряды, но предпочла этого не делать. Что будет, если она не перебьет их всех? И что будет завтра, если завтра настанет? Время еще было, пока не прогорели все костры. Если бы она смогла продержаться до зари! Эти хищники явно были ночными животными, днем Тинкар и Анаэна встречали лишь травоядных.

Вдруг ей пришла в голову спасительная мысль: кустарник вокруг был сухим. Если его поджечь, то, быть может, зверье разбежится. Она вынула из костра головешку и бросила ее в темноту. Недолет, ветка задымилась и погасла. Анаэна бросила вторую, радостно вскрикнула, увидев, что огонь охватил траву, пополз к кустам. Один из кустов запылал, словно факел.

Это едва не погубило людей. Оказавшись меж двух огней, звери выбрали наименьшее зло, и бросились вперед. Девушка пристрелила почти всех тварей, но паре хищников удалось перескочить через огненный барьер. Она отступила, споткнулась о камень, опрокинулась на спину. Один из хищников промахнулся, перелетел через девушку и рухнул прямо в огонь с другой стороны, потом выскочил и с ревом бросился прочь. Анаэна вскочила на ноги и пристрелила второго зверя.

Мало-помалу запасы сушняка подходили к концу, а до зари было еще далеко. Анаэна с отчаянием подумала, что спасти их может лишь чудо. И более горькой, чем мысль о собственной смерти, показалась ей мысль о том, что она не сумела защитить Тинкара.

Два костра превратились в кучу углей. Вскоре в ее оборонительном кольце откроются приличные бреши. Угли подернутся белым налетом пепла, их накал потускнеет, нетерпеливое зверье приблизится — вон один из хищников уже улегся рядом с затухающим костром, словно оценивая его жар. Он зевнул, открыв черную пасть.

— Гранаты, Анаэна!

Она от неожиданности подпрыгнула, обернулась. Тинкар полулежал, опершись на камни. Гранаты! Как она могла забыть о них! А ведь она видела их на дне рюкзака!

— Иди сюда. Брось одну вон в ту группу, я слишком слаб, чтобы сделать это, и сразу падай на землю под защиту стены.

Девушка схватила гранату, прикинула ее вес, вырвала чеку, бросила снаряд и упала рядом с Тинкаром. Взрыв поразил ее своей силой, комья земли и камни со свистом пролетели над ними. Что-то с хлюпающим ударом упало к ее ногам — кусок плоти с обрывком шкуры. Она рывком вскочила на ноги.

Звери в беспорядке отступили. На месте падения гранаты валялись искромсанные тела, некоторые из них слабо подрагивали. Анаэна взяла вторую гранату, бросила ее как можно дальше, но на этот раз только присела. Она увидела вспышку багрового пламени и почувствовала на своем запястье руку, которая бессильно тянула ее назад. Она все же упала на землю.

36
{"b":"13321","o":1}