ЛитМир - Электронная Библиотека

Сердце Тинкара вдруг сжалось: рядом с башней стоял «Скорпион», его торпедоносец, весь помятый, но целый! Он узнал бы его из тысяч других. Ни у одного корабля не было такой заостренной кормы, двух убирающихся внутрь башен позади командной рубки.

— Старина «Скорпион»! Он еще жив!

Кто им сейчас командовал? Один из старых друзей? Неизвестный ему человек? Тинкар направил катер вниз, не обращая внимания на сигналы, сел рядом со своим бывшим кораблем, выпрыгнул на землю. Потом стрелой промчался по растрескавшемуся бетону, прижался к нагретой солнцем броне.

— Эй, вы! Какая муха вас укусила! Мы могли бы и выстрелить!

Рядом с ним остановился автомобиль с четырьмя людьми.

— Тинкар! Мне сказали, но я не поверил! Где ты пропадал все это время? Тебя считали пропавшим без вести!

Из-за лобового стекла машины ему улыбался Пер Эриксон.

— Все расскажу, — коротко бросил Тинкар.

— Явился сдаваться?

— Может быть. Я совершенно не представляю себе ситуации.

— Залезай. Все объясню. — Эриксон показал на свободное сиденье рядом с собой.

— Кто командует «Скорпионом»? — не удержавшись, спросил Тинкар.

— Я. Но мы почти не летаем. Есть другие дела. Ты знаешь, что с Империей покончено? Власть взял народ, а управляет нами совет. Знати больше не существует.

— Ты служишь в армии?

— Я никогда не был фанатичным сторонником старого режима, — пожал плечами Пер. — А перед самым концом его даже попал в число подозреваемых. Я сдался почти сразу, одним из первых. А ты?

— Я поступил хуже, — солгал Тинкар. — Я не передал приказ Седьмому флоту. Вот он!

Он извлек из кармана куртки нетронутый пакет, на котором сияла императорская печать.

— Отлично! — захохотал Эриксон. — Тебя примут с распростертыми объятиями! Если бы флот прибыл, все могло бы закончиться по-иному. Но я не знал, что ты был среди мятежников.

— Помнишь Гекора? — перебил приятеля Тинкар.

— Твоего друга? Догадываюсь, к чему ты клонишь.

— Именно так. Хочу узнать — кто сейчас правит?

— Ион Саймак, Луи Лантье, Герман Швабе. Остальных ты не знаешь.

Тинкар содрогнулся. Три бывших генерала Империи, прославившихся своей подлостью и жаждой власти.

— Я думал, что народ…

— Совет правит от имени народа, — прервал его Эриксон, толкнув локтем в бок. — Сейчас тебя ожидает допрос с пристрастием. Твои похождения разберут по косточкам. Ты завтракал? Нет? Ну тогда позавтракаем вместе.

Офицерская столовая располагалась в деревянном бараке, крытом железным листом. Еда была обильной, но невкусной.

— Расскажи, что ты делал все это время, — попросил приятеля Тинкар. — Мне нельзя говорить с тобой, но…

Эриксон наклонился к нему:

— Мы, ветераны Звездной Гвардии, должны держаться вместе. Быть может, ты знаешь опасные для тебя вещи. В крайнем случае я объясню тебе, что это за вещи.

— А! Не думаю, что мне стоит чего-либо бояться, — махнул рукой Тинкар. — Получив приказ, я стартовал, взял курс на Фомальгаут, потом, выйдя из поля обзора детекторов, сменил курс, добрался до границ Империи, сел на одной планете, населенной людьми.

— Одна из первых колоний? — заинтересовался Пер. — Как там идут дела?

— Неплохо! Меня хорошо приняли, хотя я и подорвал свой корабль. Один из их звездолетов вчера доставил меня сюда и оставил в паре миллионов километров от Земли.

— Они сильны?

— Империя в расцвете своего могущества могла бы их раздавить. Теперь лучше оставить в покое. — Тинкар вздохнул. Там образовалась конфедерация из сотни планет. У них есть союзники и среди иных рас.

История сама собой сорвалась с его губ — он ее тщательно подготовил во время последней недели пребывания на «Тильзине».

— Но детали я сообщу разведслужбе. — Он улыбнулся Перу. Лучше ознакомь меня со здешней ситуацией.

— Ситуация неплохая, насколько это возможно. Вечером мы с тобой вдоволь наговоримся. Пока тебе найдут жилье, будешь обретаться у меня. Никаких возражений! Мы же ветераны Гвардии!

— Как случилось, что офицеры разведки не приехали за мной? Во времена Империи… — Тинкар вопросительно посмотрел на приятеля.

— Скорее всего, они слишком заняты. — Пер улыбнулся. Пока за тебя несу ответственность я. И должен доставить тебя в разведку через час.

Они поговорили о разных вещах: о бунте, о погибших товарищах — их было большинство, — о тех, кто выжил.

Допрос проводили долго и тщательно. Люди, засыпавшие его вопросами, были ему неизвестны. Тинкар рассказал свою историю, детально описал мир, в котором жил, показал несколько фотографий, ими предусмотрительно снабдил его технор. «Тильзин» в свое время посещал эту планету.

— Они тебе доверяли водить свои корабли?

Тинкар усмехнулся.

— Дали маленький планетный катер, способный преодолеть всего несколько миллиардов километров, но он не был оборудован никакими гиперпространственными устройствами.

— Что за устройства?

— Не знаю. Отличные от наших, но меня даже близко не подпускали к машинному залу и постам управления. Но зато мне продемонстрировали кое-какое оружие. Почти то же самое, что имеем мы. Я подам письменный рапорт.

— Какова их политика по отношению к нам?

— Выжидательная. Они знали о существовании Империи и ненавидели ее. Они знают о ее падении. Когда до меня дошли вести о смене власти, я попросил вернуть меня обратно.

— Хорошо. Пока мы придумаем, куда вас назначить, оставайтесь в нашем распоряжении. Будете получать свое содержание лейтенанта. Если вы нам солгали, пеняйте на себя!

— Я же не передал императорский приказ! Вам нужно нечто большее? — Тинкар с удивлением посмотрел на собеседников.

— Это правда! Саморазрушающаяся печать оказалась нетронутой. Можете идти.

Квартирка Эриксона была маленькой, но уютной. Усевшись в кожаное кресло со стаканом в руке, Тинкар расслабился. Наверное, поэтому вопрос хозяина застал его врасплох.

— Ну ладно, старина, теперь, когда мы вне досягаемости нескромных ушей, скажи мне правду. Где ты был?

— Но… Я же тебе все рассказал!

— Ври другим! Ты ненавидел генерала, который отправил Гекора умирать, это верно. Но Империя? Ты же жил только ради нее! Что бы ты не передал приказа? Отличная шутка! Тебя взяли в плен? В этом нет ничего постыдного. Кто послал тебя к нам? Марсиане?

— Марсиане? — удивился Тинкар. — Мы уже и с ними воюем?

— Еще как! Марс независим, и Венера тоже. Империя, хотя вернее будет называть ее соединенным королевством, сморщилась до размеров Земли и Луны! От подданных планет других систем никаких известий. Может, ты сообщишь нам что-то новенькое?

Тинкар во все глаза смотрел на приятеля.

— Уверяю, я сказал тебе чистую правду!

— Допустим. — Тот усмехнулся. — Это не имеет значения. Теперь скажу правду и я. Ты, конечно, не знал о заговоре? Постараюсь просветить тебя, хотя и сам не знаю всего! Главой заговора против Китиуса VII был Бель Карон!

— Историк? Двоюродный брат Императора? — Тинкар удивленно ахнул.

— Да. Теперь ты понимаешь, почему так трудно было схватить заговорщиков. Бель Карон состоял членом личного совета.

— Но… он же был тихим мечтателем!

— Ни мечтателем, ни тихоней он не был, хотя… — Эриксон на минутку задумался. — Как ты знаешь, мятеж с самого начала принял такой размах, какого никто и не предполагал. Через три недели после твоего отлета мятежники победили, поскольку Седьмой флот так и не прибыл. Большинство городов лежало в развалинах, основные заводы оказались разрушенными, голод и эпидемии начали косить народ. Знаешь, каково сейчас население Земли по примерным оценкам? Полтора миллиарда!

— Полтора миллиарда, вместо…

— Вместо семи, — кивнул Пер. — Но это еще пустяки. В первые месяцы в обществе царила надежда. Карон собрал вокруг себя энергичных неподкупных людей и приступил к реорганизации Империи, вернее того, что осталось от нее в Солнечной системе. Народ впервые за сотни лет получил ограниченные, но реальные свободы. Была вера, и она могла изменить многое, если бы… заговор генералов провалился. Но заговор удался. Карона и его министров убили, теперь правят другие. Ты не хуже меня знаешь, чего они стоят. Свободы у народа вновь отняли, повсюду идет партизанская война, войны за независимость Марса и Венеры, Титан вспорот атомной бомбой, последней, которую нашли в арсенале. Вот в какой мир ты вернулся, бедный мой Тинкар!

43
{"b":"13321","o":1}