ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что здесь происходит?

Один из солдат выпрямился и с наглым выражением на лице встал по стойке смирно.

— Да ничего, капитан! Потаскуха отказывается переспать с нами всеми.

— Отпустите ее! Существует приказ: никаких беспорядков в городе.

— Но, мой капитан…

— Отпустите ее! И приведите форму в порядок! — рявкнул Тинкар.

— Слушаюсь, мой капитан!

Женщина поднялась, движением головы отбросила назад тяжелую копну волос. Тинкар рассеянно глянул на нее. Молодая, довольно красивая, хотя ее красоту портила нездоровая красноватая кожа. Где он ее видел? Наверное, в каком-нибудь баре.

— Какая часть? — строгим голосом спросил он у солдата.

— Стрелковый полк, мой капитан.

— Ладно. Передайте привет вашему полковнику и попросите его от моего имени влепить каждому из вас по неделе тюрьмы. Вот записка.

Он быстро нацарапал несколько слов на листке бумаги и протянул ее солдату. Тот отдал честь. Тинкар развернулся и пошел дальше.

— Холрой! Берегись!

Он инстинктивно нагнулся, отпрыгнул в сторону. Услышал свист пули, молниеносно повернулся и выстрелил в солдата, чье оружие еще дымилось. Тот рухнул на тротуар, остальные бросились врассыпную.

— Кто меня предупредил? — оглянувшись, спросил он.

— Я, — ответила женщина.

— Вам известно мое имя?

— Кто не знает победителя звездных гонок? — измученно улыбнулась она.

— Пошли.

— Куда?

— Сначала ко мне, потом пообедать.

— Я певица, капитан, а не нечто другое, — твердо ответила она.

Он слегка покраснел.

— Я вовсе не прошу вас оплачивать мои услуги, мадемуазель. Но если у вас есть зеркало, гляньте на свое лицо, вам надо привести себя в порядок.

— Простите, капитан, я ошиблась. — Женщина немного успокоилась. — Но и в этом случае предпочитаю заняться туалетом в своей собственной уборной. Вы подождете меня здесь или пойдете со мной, если продолжаете настаивать на обеде?

Он вошел вслед за ней в таверну, пересек большой темный зал с низким потолком. Хозяин, толстый пожилой человек, приблизился к нему:

— Спасибо, капитан, что отбили Эльду у этих негодяев.

— Это ваша дочь?

— Нет, подруга дочери. — Хозяин вздохнул. — Она работает у меня певицей. Она очень серьезная девушка. Могла бы зарабатывать куда больше денег, если бы захотела. Ведь сюда ходят развлекаться толстосумы!

Мужчина заговорил тише:

— Если вам кто-нибудь мешает, мой капитан, могу найти человека, который за недорого…

— Нет, спасибо! — резко оборвал его Тинкар.

— К вашим услугам!

Девушка усадила его в кресло в небольшой комнатке и удалилась в уборную, сказав:

— Я вернусь через десять минут.

Он ждал ее, рассматривая висящую на стене картину, на ней изображалась битва при Антаресе III.

— А вот и я!

Тинкар обернулся и застыл от удивления. Женщина преобразилась. Кожа ее была светло-золотистой, лицо обрамляли русые, с рыжинкой волосы.

— Графиня Ирия!

— Вы не выдадите меня, Холрой? Мое подлинное имя знаете только вы и этот славный хозяин таверны. — Графиня вопросительно посмотрела на гвардейца.

— Не бойтесь, графиня. А он…

— Я в свое время оказала его дочери такую же услугу, какую вы только что оказали мне, — тихо ответила она. — Он этого не забыл и готов умереть, но не проговориться.

— Графиня Ирия! — все еще не веря собственным глазам, повторил Тинкар.

— Да, «недосягаемая мечта», как называли меня молодые офицеры Гвардии, как, наверное, и вы называли меня. Досягаемой я была, но под угрозой силы, в те проклятые дни!

— Вы не боитесь, что вас опознают, если вы выйдете на улицу?

— Я вернула себе свой облик всего на несколько мгновений, ради вас, — объяснила женщина. — Немного быстродействующей краски на волосы, косметика, и я вновь стану такой, какой вы меня видели. Достаточно красивой для певицы злачного бара, но недостаточно красивой для того, чтобы меня похитили.

— А эти солдаты?

— Ошибки случаются. — Она пожала плечами. — Это была бы вторая ошибка. Пойду приготовлюсь. Я просто хотела знать, помните ли вы меня!

— Вы совсем не изменились!

— Тогда мне было двадцать лет, теперь пара сотен! Хотите отвести меня в ресторан? Дядюшка Давид может нам приготовить великолепный ужин!

— Как пожелаете.

Ужин, поданный в маленькой комнате без окон, оказался лучшим за последнее время. Блюда напомнили ему кухню «Тильзина»: сочное, хорошо приготовленное мясо, свежие овощи, отличные фрукты. Он поразился.

— В этом нет ничего удивительного, — объяснила графиня Ирия. — Таверну дядюшки Давида посещают одновременно и отбросы общества, и те, кто считает себя элитой, хотя вторые не лучше первых. У нашей новой знати есть деньги. Дядюшка Давид берет свою долю.

— Дядюшка Давид? — переспросил Тинкар.

— Я его так зову. Я не знаю его прошлого, не знаю настоящего, но по отношению ко мне он ведет себя безупречно. Я «спасла его малышку Тэссу от позора», как он повторяет. Он принял меня после того…

— Для вас это был ужасный удар, — сочувственно произнес Тинкар.

— Да. За несколько месяцев скатиться с вершины до самых низов, наблюдать, как уничтожают твою семью, смириться с гибелью и исчезновением друзей… — тихо ответила женщина.

— Как такое допустил Карон?

— Я говорю не о первой революции! В ней моя семья потеряла всего лишь перышки, как и все, но с этим можно было смириться. Карон был моим двоюродным братом и защищал нас. Кроме того, наша семья была одной из тех редких знатных семей, которую народ не очень ненавидел. Все произошло потом. После захвата власти этой бандой каналий, которая нами управляет и которой вы служите!

— А что мне остается делать? — Тинкар с удивлением посмотрел на собеседницу. — Восстановить Империю, полагаясь только на собственные силы? Когда я почти полгода назад вернулся с задания, я столкнулся с той ситуацией, которая существует и ныне. Я ничего не знал! Мне предложили пост офицера-инструктора. Как поступить? Схватить бластер, которого, кстати, у меня не было, и позволить убить себя? Графиня, я не собираюсь служить этому режиму до самой смерти!

— Забудьте об этом титуле, Тинкар. — Графиня вздрогнула. — Теперь я лишь Эльда, певица. Кончу тем, что с усталости выйду замуж за какого-нибудь не слишком грязного простолюдина и начну воспитывать маленьких рабов. А что мне остается делать в такой ситуации?

По ее щеке медленно поползла слеза.

— Если бы я могла уехать, эмигрировать! Наверное, где-то есть планеты, жизнь на которых не столь отвратительна. Но торговых звездолетов более не существует, а моя яхта «Диамант» покоится в каком-то порту с развороченным днищем. Мне больше никогда не испытать радости пилотирования, все кончено! Вам, по крайней мере, иногда…

— Да, — хмыкнул Тинкар, — с парой полицейских надзирателей! Но я совсем забыл, что вы умеете пилотировать.

— Я даже выиграла гонки Земля—Плутон и обратно в женском классе, — мечтательно улыбнулась графиня. — Конечно, у вас, гвардейцев, такое испытание равнозначно детским шалостям! Как вы иногда раздражаете своим превосходством самцов!

— Значит, вы умеете пилотировать, — вслух протянул Тинкар. — Вы сумеете следить за гитронами?

— Я никогда этого не делала, но… А почему вы задаете мне такой вопрос? Говорите скорее!

— Не питайте излишних надежд, — вздохнул он. — Просто у меня есть одна безумная идея.

Ирия вскочила, вцепилась в его руку.

— Вы хотите улететь! Угнать звездолет! Не улетайте без меня, Холрой! Я сделаю все, что угодно, я готова мыть палубу, я…

— Все это лишнее! Единственное, что мне надо знать, это сможете ли вы следить за гитронами. «Скорпион» по-прежнему готов к старту, но есть одна загвоздка: с корабля сняли автоматический регулятор, он находится в руках полиции. Поэтому на борту должно быть четыре человека: один пилот, один штурман, один артиллерист, а четвертому надо следить за гитронами, чтобы вручную компенсировать отклонения. Сможете ли вы сделать это?

45
{"b":"13321","o":1}