ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты быстрее свыкнешься с жизнью на «Тильзине» теперь, когда в тебе умерли ложные надежды, — тихо сказал технор.

— Может быть, — кивнул гвардеец. — Но боюсь, вы не представляете себе, как мне будет трудно. Вы мыслите совершенно иначе! Один пример: для вас совершенно нормально менять город. Да, я знаю, повсюду вы сталкиваетесь с одной и той же культурой! Это важно. А для меня каждый из ваших городов был бы новым миром с обычаями, отличными от тех, к которым я уже привык. Кроме того, у меня нет той общей языковой базы, которая позволяет вам легко приспосабливаться друг к другу, несмотря на тонкую разницу в диалектах, которую я не в силах правильно оценить, хотя смысл сказанного я понимаю. Что вы имеете в виду, когда намекаете на скафандр Ионы Великого? Что означает выражение «удар технора»?

— Ты нетерпелив, Тинкар, — улыбнулась Анаэна. — Ты прожил с нами всего несколько месяцев. Теперь все переменилось. Мы поняли, что планетные цивилизации имеют множество черт, которые нам необходимо усвоить. Урок был тяжелым, но… О! Прости! — Она растерянно замолчала. — Для тебя урок оказался еще более тяжелым!

— Я еще не пришел в себя. — Он порывисто вздохнул. — Ладно, я честно постараюсь адаптироваться. А как поступят с моими товарищами?

— Как они захотят. — Технор прошелся по кабинету. — Они могут остаться здесь; если же им у нас не понравится, мы высадим их на любой планете по их выбору. Но для тебя будет лучше, если они останутся.

— Возможно. Можно мне уйти?

— Я провожу тебя. — Анаэна поднялась с кресла.

Он не узнал своей квартиры. Картины Пеи были вставлены в рамы и висели на стенах, в комнатах стояла новая мебель. На мгновение ему показалось, что он на самом деле вернулся домой.

— Я знала, что ты вернешься, Тинкар! — Анаэна оживленно огляделась по сторонам. — Я была готова отправиться за тобой на военном катере, если бы ты не сумел вырваться. Такая обстановка тебя устраивает?

— Да, спасибо, Ана, — кивнул он. — Я не заслуживаю подобной милости. Я был, и есть, и буду упрямым ослом, который приносит несчастья не только себе, но и другим!

— Нам в этом соперничать не надо. — Она озабоченно вздохнула. — Сделай усилие над собой, Тинкар! Увидишь, я помогу тебе. На этот раз у тебя все получится!

— Все вокруг меня обрушилось, Ана! Империя, Гвардия, самоуважение, самодоверие! Не цепляйся за живой труп. Самый незначительный из тильзинцев стоит больше, чем я.

— Я не верю тебе. — Она сдвинула брови. — Поговорим о другом. Мы поместили твоих друзей в соседние квартиры. Кто они?

— Мужчины? Товарищи по Гвардии. Женщина? Аристократка, которая оказалась не таким нулем, как остальные.

— Она очень красива.

— Да. Молодые офицеры называли ее «недосягаемой мечтой», и никому из нас не светило жениться на ней. — Тинкар усмехнулся. — Она не была плохой, просто жила в пустоте, хотя ей доставало мужества самой пилотировать свою яхту в космосе. Я однажды танцевал с ней…

— Ты ее не любишь?

Он тихо рассмеялся.

— Я? Я больше никого не люблю, даже себя!

— Да, я знаю. — В ее голосе просквозила печаль.

— Но я надеюсь, что однажды все это пройдет. Спокойной ночи, Ана, и — спасибо.

3. ЛИЦО В БЕЗДНЕ

На всех экранах личного командного пункта технора темнела холодная бездна космоса. И все же она была прекрасна. Тан сидел в низком огромном кресле со стаканом в руке и слушал Тинкара, который рассказывал, расхаживая по каюте. Анаэна сидела тут же и слушала, опершись руками о стол.

— Стоит ли продолжать жить, когда все вокруг тебя обрушилось? Возможно, моя жизнь, которую я вел в Гвардии, была пуста и покоилась на лжи. — Тинкар намеренно изменил голос: — «Храбро сражайся, будь лоялен по отношению к своим начальникам, почитай Императора, и все для тебя будет хорошо, как в этом мире, так и в любом другом. А главное — не задавай вопросов! Принимай жизнь такою, как она есть, убивай, грабь, насилуй, если надо. Тысяча простолюдинов не стоят одного солдата, а тысяча солдат не стоят одного звездного гвардейца. У тебя прекрасные игрушки — быстрые, мощные звездолеты; каждый из них способен уничтожить целую планету. Развлекайся по приказу Императора. Оставь заботы другим, пусть твои командиры разрабатывают планы войны, пока ты не станешь командиром сам, если только не умрешь смертью храбрых в каком-нибудь бою. Пусть священники думают о конечных целях. Разве нет Императора, воплощения Божества, который всегда прав?» Таким было мое существование. Я видел, что не все хорошо в лучшем из миров, но у меня не было воли к переменам.

Потом начался мятеж. Меня выбросило в космос: мой звездолет взорвался из-за саботажа. Я не боялся смерти, и, наверное, мне было бы лучше умереть. Храбро, как подобает гвардейцу! Но вы подобрали меня. Вы накормили меня, дали мне свободу в пределах вашего бродячего мирка. А потом вы меня унизили. Для вас я был всего лишь планетным псом, которого можно держать про запас, потому что он владеет важной тайной. Я вас не осуждаю, вы не могли поступить иначе. По правде говоря, когда я оглядываюсь назад, когда вижу, на каких жалких основах покоились моя жизнь и мое поведение, я могу признать вашу правоту! Я заслуживал только презрения, которое питает цивилизованный человек по отношению к варвару. Но этим вы показали, что и ваша цивилизация несправедлива и столь же жестока, как и мое варварство. Вам даже не пришло в голову, что если я и варвар, то не по своей вине! Вам не пришло в голову, что опасно унижать варвара, если не убить его сразу же после оскорбления. Вам не пришло в голову, что варвар может страдать!

Он поднял руку, пресекая всякие возражения.

— Знаю! Через некоторое время вы частично изменили свое мнение. Кое-кто даже стал считать меня человеком. Первой была Орена. Вначале я ее развлекал, потом… Иногда меня охватывают сожаления, когда я вспоминаю о ней. Я пользовался ею, как обычной девицей из народа в Империи.

— Она лучшего и не заслуживала, — оборвала его Анаэна. Ты знаешь, что именно она выкрала твои чертежи?

— Как так? — Тинкар удивленно посмотрел на девушку.

— С помощью твоих локаторов и записей, оставленных в лаборатории, мы разработали гиперпространственные приемопередатчики. Каково же было наше удивление, когда, проводя испытания, мы связались с «Франком», который тоже обладал гиперпространственным радио!

— Но почему она так поступила? — Тинкар растерянно смотрел то на Анаэну, то на Тана.

— Панический страх перед мфифи, — объяснила девушка. Она решила, что ты никогда не отдашь нам чертежей. Она взяла их, чтобы ими могло воспользоваться все Звездное племя, а заодно она надеялась усилить партию авангардистов. И, похоже, надеялась восстановить тебя против меня. Это ей удалось!

— Значит, она виновница… Ну ладно, — он примиряюще махнул рукой, — прошлое умерло. Вы знаете, что эта кража окончательно убедила меня в том, что между нами нет ничего общего. Но это было пустяком. Вы поступили хуже, вы разрушили мою веру, мой образ жизни, но ничего не дали взамен. Нет, никто не вел пропаганды против Империи. Вы просто говорили, что ненавидите ее, и в этом я могу вас понять. Но ваши книги, ваши разговоры, даже ваше существование были для меня опустошающими. Если на свете существовала цивилизация, столь могущественная, что могла развиваться на принципиально иных основах, значит, Император вовсе не был подобием Бога! Потом я встретил Иолию.

Ее народ был добрее ко мне, чем вы, и к тому же оказался куда откровеннее. Они предложили мне свою религию, понимая, что в моей душе царит пустота. Но они предложили ее слишком рано или слишком поздно. Слишком рано, поскольку я еще не порвал внутренних связей с Империей. Слишком поздно, поскольку ваша разрушающая работа уже оказала свое действие.

Я так вас ненавидел! Как я вас ненавидел! Даже тебя, Анаэна. И все же, когда случай сделал нас компаньонами по оружию на той безымянной планете, я мог бы тебя полюбить и найти спасение. Но в глубине души, как змея, таилась уверенность, что это ты спланировала кражу моих чертежей. Несправедливость твоего поведения по отношению к Иолии тоже возмутила меня. И я женился на Иолии, на нежной Иолии, надеясь найти рядом с ней отдых и забвение. Вы знаете, что произошло дальше по моей и вашей вине!

47
{"b":"13321","o":1}