ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пощадите, сеньоры, – вмешался пожилой мужчина. – Герцогиня!

Вошла Анна, одетая в очень скромное придворное платье, подол которого, однако, был украшен редчайшим мехом азелина. Один за другим, по старшинству, молодые люди спешили оказать ей знаки внимания. Не желая подавать повода для ссоры, Акки подошел последним и поклонился. Анна протянула ему руку и громким чистым голосом объявила:

– Благородные господа, представляю вам его превосходительство Акки Клэра, посла Лиги человеческих миров и моего самого дорогого друга. Прошу вас оказывать ему уважение, достойное его звания и его особы. Для тех, до кого все это медленно доходит, остается место в рядах изгнанников. Ваше превосходительство, дайте мне вашу руку.

– Вы допускаете ошибку, Анна, – прошептал он, пока они шли в банкетный зал. – Они меня еще больше возненавидят, если вы будете так расточать мне ваши милости.

– Вы полагаете, что они меня саму не ненавидят? Но это только домашние собаки, которые лают, но не кусаются, по крайней мере пока ты силен!

Она усадила Акки справа от себя, Неталя слева, в середине довольно большого стола, пересекавшего другой еще более длинный стол. На другом конце зала, прямо напротив Акки, была единственная входная дверь, и, неизвестно почему, он был этому рад. Поодаль от двери, драпировка которой был откинута, чтобы обеспечить свободный проход слуг, он увидел длинный коридор, который вел в зал приемов, затем террасу и лестницу, выходящую на главный двор. Ночь уже наступила.

Рядом с ним сидела красивая смуглая девушка, которая, едва присев, засыпала его вопросами. Она главным образом проявляла любопытство в отношении ткани, из которой была сшита его куртка, и он должен был ей объяснить, что эту ткань делают из растения, произрастающего на единственной планете. Она переливалась ярче шелка или какого угодно другого синтетического волокна и была к тому же очень прочной. Девушка восторгалась, с трудом скрывая свою зависть. Воспользовавшись минутой, когда она говорила со своим соседом, Акки наклонился Анне и спросил:

– Кто эта красивая девушка, моя соседка?

– Это Клотиль Бушеран, младшая сестра капитана и, я думаю, моя единственная искренняя подруга. Но она ею не останется, если слишком завладеет вами.

Блюда следовали одно за другим, напитки сменялись. Сдержанный Акки ел немного, а пил еще меньше. С другой стороны от Анны Неталь ел и пил также немного, оставаясь безмолвным. Достаточно далеко, слева, группа гостей напевала фривольную песню. Во дворе вдруг раздался лязг оружия, затем поднялся крик. Акки заметил, что Неталь весь напрягся. В слабо освещенный коридор вбежал мужчина, шатаясь ухватился за занавес, затем приклонился к стене. Кровь текла из раны на его груди. Это был старый Роан. Из последних сил он приблизился к Анне – их разделял только стол.

– Вы добились своего, Анна, – с трудом проговорил он. – Герцог, ваш отец, только что убит в своих покоях. Убит людьми Неталя и по вашему приказу! Узнаете эту бумагу? Это ваш почерк, не так ли? Не отрицайте, ведь это я научил вас писать!

Он бросил на стол листок в пятнах крови. Записка, скользнув, задержалась перед Акки. Он прочел:

"Дорогой Неталь, решено на завтра вечером. Я обеспечу все, что касается герцога, как условились. Он ни о чем не догадывается.

Анна".

Осторожно, очень осторожно Акки отодвинул свой стул назад, готовый к прыжку. Анна ничего не говорила, пристально глядя на старика, опиравшегося обеими руками о стол. По разорванному рукаву стекала струйка крови, смешиваясь с вином из опрокинутого стакана. Наконец она произнесла:

– Но крестный, как вы можете этому верить! Чтобы я приказала убить своего отца?!

– Что же тогда означает эта записка?

– О! Она относится… к старым, не имеющим значения мечтам, – закончила она, повернувшись к Акки. – Я вам об этом рассказывала вчера, на Лооне. Мы собирались начать войну против бриннов и подожгли несколько ферм на северо-западной границе. Я должна была убедить отца поддержать наши планы и открыть арсенал. Только в этом было мое участие… Вы мне верите, скажите, крестный, вы мне верите?

Она зарыдала, обхватив голову руками. Снаружи началась беспорядочная суматоха, послышались крики, и мимо окна со свистом пролетела стрела.

– Анна, Анна, поклянись, что ты говоришь мне правду! – умолял Роан.

Постепенно часть приглашенных собралась вокруг старика. Другая группа охваченных ужасом людей столпилась около двери. Акки осторожно расстегнул застежки своего плаща.

– Клянусь вам всем самым святым для меня, памятью родителей и моего брата!

– Но кто же тогда? Вы, Неталь?

Огромный барон поднялся.

– Да, я, Неталь, я, герцог Берандии. Ничего не бойтесь, Анна, вопреки всему вы будете герцогиней, если вас не смущает выйти замуж за потомка хлебопека, о чем вы мне недавно напоминали. Иногда и пекари делают революции! Теперь я владыка, один. Мои люди в данную минуту захватили все ключевые пункты. Замок, город, вся Берандия целиком принадлежат мне!

– Бушеран и стрелки…

– Бушеран подчинится герцогу, Анна, вы это хорошо знаете. Только герцог для него важен, кто бы он ни был.

– Ошибаетесь! Он будет со мной, со мной! Она язвительно улыбнулась:

– Одного вы не знаете. Неталь, Бушеран любит меня!

– Тем хуже для него в таком случае. Он погибнет вместе с другими. Большинство лучников на моей стороне. А теперь, когда я узнал, что он любит вас, я не буду таким идиотом и не оставлю его в живых.

– А эти, Неталь? – она повернулась к Акки, остававшемуся неподвижным. – Вы полагаете, что сумеете и над ними одержать победу?

– О! Для них совершенно безразлично, кто правит Берандией! Вы думаете, что я настолько глуп, чтобы позволить им уйти? Боюсь, сеньор Акки, как бы с вами не произошел, и очень скоро, несчастный случай, поскольку вы допустили глупость, придя сюда безоружным. Ваш зеленый друг не сможет вам помочь, он, должно быть, мертв или в плену. Ах! Вот и наше оружие!

Вошел мужчина, сгибаясь под тяжестью мечей, которые он принес. Неталь подошел к нему.

В эту минуту координатор с быстротой молнии прыгнул на стол и побежал по нему между стаканами и бутылками, бросившись на первого из мужчин, кто только что получил оружие. Короткая схватка, жесткий прием, и человек рухнул со сломанной шеей. С мечом в руке Акки прижался спиной к стене. В течение одной-двух минут продолжалась беспорядочная рукопашная схватка, многочисленные нападающие мешали друг другу. Клинок Акки чертил большие сверкающие круги, рассекая головы и пронзая тела. Он был один, окруженный мертвыми и ранеными.

– Ну что, Неталь? – крикнул он. – Что думаете вы теперь о неспособности цивилизованных людей? Но я даже не могу разглядеть вас поблизости!

Рядом с ним промелькнула тень. Одним прыжком он повернулся и увидел прямо перед собой Анну с золоченым кинжалом в руке.

– Нет, Анна, вас здесь убьют! Уходите!

– Уходите, Анна, – закричал Неталь. – Я не хочу вашей смерти. Вы для меня слишком дороги! - Она ему не ответила.

– Да, – сказала она Акки. – Вы очень плохо думаете обо мне и о моем народе! Неужели я могу прятаться, когда мой союзник сражается? Господь того не допустит! В таком случае, трусы и предатели, чего вы ждете? Что же, среди вас нет ни одного, чтобы меня защитить? По правде говоря, я начинаю думать, что его превосходительство Акки прав и вы не стоите «зеленух»!

– Хватит, Анна! – закричал Неталь. – Последний раз прошу, уходите отсюда! Мы сейчас займемся этим человеком, он должен погибнуть!

Акки окинул взглядом зал. Плотная группа, около пятнадцати молодых людей из знатных семей, продолжала перекрывать дверь, с десяток держались рядом с Неталем. Около стола Клотиль склонилась над Роаном, который лежал на полу. «Никакой надежды, – подумал он. – Только Хассил мог бы помочь. Но жив ли он еще?»

17
{"b":"13324","o":1}