ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Апорт, Ламина, апорт!

Палка описала дугу, пролетела над Акки и ударилась о землю. Собака побежала, затормозила всеми четырьмя лапами, раскрыла пасть, чтобы схватить палку, затем, подняв голову, стала принюхиваться. Коротко тявкнув, она замерла около Акки и оскалилась, показав клыки.

– Ну что, Ламина, ты несешь ее?

Собака зарычала. Юноша прыгнул за скалу и вновь появился с луком в руках. Он шел, держа стрелу наготове.

Акки вышел из своего убежища, подняв руки, показывая мирные намерения. Выражение подозрительности промелькнуло на лице юноши, он слегка натянул лук и резким голосом спросил на звучном языке, который координатор слышал впервые:

– Кто вы? Откуда вы пришли? Что вам надо?

– Я Акки Клэр, я прилетел с миром с одной далекой планеты. Я хочу вступить в контакт с вашим народом.

– Мы тоже прибыли, уже очень давно, с далекой планеты. Берандийцы тоже, и мы ничего не хотим ни от них, ни, возможно, от вас! Мы покинули старый мир, чтобы навсегда оборвать все связи с другими людьми, – людьми, которые вышли на дорогу смерти! Мы не хотим никакого общения с чужеземцами, кроме тех, кто готов принять дорогу жизни. Каким путем следуете вы, чужеземец?

Акки улыбнулся позабывшись и опустил руки.

– Руки! Быстро, иначе я выстрелю!

Лук был натянут, стрела наготове. Раздосадованный, Акки вспомнил, что он не включил активатор силы поля, который делал его неуязвимым. Решимость юноши была очевидна, и он, не колеблясь, мог бы его убить. Беззвучно он вызвал Хассила. Расстояние было небольшим, и он надеялся с помощью усиливающей повязки быть услышанным.

– Не стреляйте, юноша. Повторяю, я пришел с миром. У меня весьма важное поручение к вашему народу – поручение, которое может изменить или закрепить навсегда ваш образ жизни.

– Наш образ жизни был определен раз и навсегда прародителем. Кто вы такой, чтобы говорить Свободному Народу о смене образа жизни?

– Даже свободные народы… – начал Акки. – Осторожно! – закричал он, Позади юноши показалась чудовищная тварь. Высотой в два метра, обросшая черными волосами, она имела вид сплющенного шара и держалась на двух рядах коротких, почти невидимых ног. Три маленьких глаза сверкали сквозь короткую шерсть над огромным красным ртом, где блестели желтые заостренные зубы.

Васк обернулся с криком: «Это тарек!» – и пустил стрелу. Она вонзилась до самого оперения в волосатое тело. Торопливо он схватил другую из своего колчана, выкрикивая: «Бегите! Бегите!».

В одно мгновение животное превратилось из шара в длинную черную гусеницу и, как спущенная пружина, прыгнуло. Юноша упал под тяжестью ее массы, Акки лихорадочно ощупывал свой пояс, пытаясь найти отсутствующий фульгуратор.

Собака, которая до этой минуты, дрожа и рыча, ползала в траве, бросилась на помощь своему хозяину. С ужасом Акки увидел, как огромная пасть открылась и собака исчезла в ней.

Медленно покачиваясь, гусеница сползла с человеческого тела, которое она накрывала, и схватила его двумя короткими цепкими лапами. Посылая Хассилу безнадежный призыв, Акки выхватил из ножен свой кинжал и двинулся навстречу зверю.

Животное замерло и подобралось. Он не оставил ему времени прыгнуть, скользнул в сторону и изо всех сил ударил. Эластичная оболочка легко поддалась острию кинжала, и струя зеленой крови брызгнула ему в глаза. Он выдернул лезвие и нанес несколько ударов с отчаянием безнадежности, прорезая длинные борозды в теле чудовища. Наконец от смертельного удара животное упало на землю. Его бок превратило в лохмотья, но это не уменьшило его сил, животное снова прыгнуло. Акки, присев, с трудом отразил атаку и почувствовал, что что-то острое рвет ему плечо. Он выпрямился с ножом наготове и все еще шатаясь. Около его уха прошел тонкий голубой луч, и он услышал, словно это была небесная музыка, тонкий звон фульгуратора. Тарек под смертоносным лучом судорожно сжался и свернулся в шар. Запах горелого мяса заполнил воздух, но Хассил выключил луч только тогда, когда животное, превратилось в обугленную массу. Акки почувствовал глухое покалывание в плече, увидел опрокинувшееся небо и упал в забытьи.

Он проснулся, лежа под знакомым прожектором биогенических лучей. Повернул голову: его плечо было опухшим и синим, но боль прошла. Рядом с ним лежал васк. Хассил управлял прибором, меняя силу облучения. Полный покой охватил Акки, и он погрузился в сон.

Когда он снова пришел в себя, прожектор был отключен, а Хассил сидел рядом с операционным столом.

– Я сделал все, что мог, но это потребовало много времени! Ты оставался без сознания в течение двенадцати часов, и мне для тебя пришлось превысить шесть доз!

– Шесть доз? Но тогда…

– Тогда нужно было бы, чтобы ты провел какое-то время в лечебном центре Рессана после нашего возвращения, чтобы уничтожить несколько беспорядочных клеток, которые могут развиться. Я не знаю, какой яд это ужасное животное выделяет, но, к счастью, его действие замедленно, однако его очень трудно побороть организму. Я боялся, что придется тебя погрузить в анабиоз и сразу же возвращаться…

– Что с юношей?

– Он еще спит. Но с ним было проще. У него было сломано несколько косточек, и ему двух доз вполне хватило.

– Роан?

– Я здесь, дорогой друг. Ваши научные достижения действительно чудесны. Никогда никто не выживал после укуса асниса, или сюжегорри, как их иногда называют васки, тарек – это название на языке бриннов. К счастью, они редки и живут обычно гораздо дальше к югу.

Акки поднялся.

– Где мы, Хассил?

– На высоте четырех тысяч метров, если использовать новатеррийскую систему мер. На восемь брюннов, говорим мы на Элле. Точно над местом твоей героической битвы. Я остался здесь, чтобы посмотреть, возможно, кто-нибудь позаботится о судьбе нашего юного друга. Пока еще никто не появился. Смотри-ка, он просыпается!

Васк протирал глаза и смотрел вокруг себя.

– Может, быть, я умер, – мечтательно спросил он. – Может быть, я у предков? Да нет, я вижу здесь машины, а там не должно быть машин!

Какое-то время он смотрел на Хассила, потом на Роана и, наконец, на Акки.

– Вам удалось спастись, чужеземец? А я – я же был задет! В таком случае я должен быть мертв!

– Вы живы. Мой друг Хассил прибыл вовремя и убил тарека.

– Я прибыл слишком поздно, – сказал исс, – хорошо, что Акки убил животное ножом, чтобы вас спасти, при этом почти расставшись с жизнью.

Он передал Акки свою мысль:

– Хватит скромничать! Так оно и было, и это нам пригодится для наших будущих отношений с его народом, пусть он это знает!

– Ножом! Вы его убили ножом?

– Нет, только ранил. Хассил его прикончил фульгуратором.

– Если вы его ранили, это все равно, что убили, он не сможет выжить.

– В таком случае это сделали вы вашей стрелой!

Васк с раздражением пожал плечами.

– Откуда же вы прибыли? Стрелой нельзя убить тарека, если не попасть ему в сердце. Иначе рана будет слишком маленькой, кровь не будет течь и он выживет. Нужен нож, но очень редко, кто может смертельно ранить тарека и остаться живым!

Жестом, полным благородства, он протянул свои руки.

– Вы спасли мне жизнь и если вы не из берандийцев, я буду вам обязан до тех пор, пока не смогу сам отплатить вам тем же, и буду вашим другом на всю жизнь.

– А если бы я был берандийцем?

– В этом случае я должен был бы вам только цену за себя – пять слитков золота.

Он повернулся к Роану.

– А это берандиец. Что он здесь делает?

– Он вынужден бежать со своей родины.

– Он просит убежища?

– Во имя Земли, я прошу убежища, – медленно произнес Роан.

– Тогда ступайте с миром.

– Что все это означает? – спросил Акки.

– Это означает, мой дорогой друг, – ответил берандиец, – для того, чтобы вам избежать неприятностей, а также потому что я не разделяю предубеждений моего народа в отношении васков, я попросил у них гостеприимства, обязуясь этим никогда не брать в руки оружия против них. Что делает из меня, если говорить о Берандии, вечного изгнанника.

19
{"b":"13324","o":1}