ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Охотничьи рога. Гонцы. Но что ты подразумеваешь под командным пунктом?

– Ты же избран верховным главнокомандующим! - Васк расхохотался:

– Но это не означает, что я командую всем светом! В моем распоряжении только мои люди, другие мне не подчиняются. - Акки пожал плечами.

– Если бы я это знал! Единственное, что меня удивляет, почему берандийцы вас не уничтожили гораздо раньше? Я предполагаю, что и на флоте у вас такие же порядки?

– Конечно!

– Таким образом, это будут небольшие стычки, так сказать, каждый за себя. Что ж, я вам предсказываю на этот раз полный разгром! Хочу уточнить: хорошо ли берандийцы знают ваши долины?

– Некоторые из них бывали здесь в качестве пленников, во время других войн. Но недолго.

– Есть ли торговцы?

– Нет, зачем нам берандийские товары?

– Итак, шпионов нет или их мало. Это хорошо. Без точных карт неприятель не сможет разместить свою артиллерию и будет стрелять прямой наводкой или на авось.

– Где лучше оставить твое оружие, Акки?

– Пока не знаю. Все будет зависеть от размещения орудий.

– Да, еще одно: если я закричу «ложись», все бросаются на землю или в одну из траншей, беспрекословно. Понятно? И назначь пароль. Все это уменьшит эффективность огня неприятеля.

– Нашего тоже. Лежа плохо стрелять из лука или пращи!

– Твои люди быстро поймут, когда можно вставать и когда лучше лежать. Вышли разведчиков вперед, они должны быть невидимыми и доносить о передвижении неприятеля.

Спустя час, когда солнце начало садиться, вернулся Икер, посланный на разведку.

– Они подходят, уже переправились через Уршило.

– Сколько до них?

– Пять тысяч шагов.

– Приготовиться! Отсо, помоги мне установить гранатометы на этой платформе. А теперь все прячьтесь. Словно здесь никого и не было. Отсо растянулся рядом с ним.

– Ты надеешься их обмануть?

– Нет, я надеюсь сохранить наших людей, когда… Пронзительный свист раздался со стороны долины, но снаряд вместо того, чтобы разорваться в траншеях, пронесся высоко над их головами.

– Мерзавцы! – проворчал Акки. – Они бьют по деревне, по крайней мере пытаются.

Прокатились эхом два глухих разрыва. Позади стен поднялось несколько человек.

– Ложись, во имя предков!

Дважды снаряды пролетали над ними, но разрывались где-то далеко.

– Отсо, пошли кого-нибудь наверх посмотреть, есть ли разрушения. Стреляют вслепую, поэтому могут и попасть, а могут и промахнуться на несколько километров. Берегись – это уже для нас!

Два снаряда разорвались высоко в ущелье, взметнув к небу кучи земли и щебня. Акки достал из кармана небольшой, но мощный бинокль и стал вглядываться в устье долины.

– Я их вижу. Они продвигаются вдоль утесов.

– Когда ты применишь свое оружие?

– По возможности в самую последнюю минуту. Эффект от неожиданности будет наибольшим, к тому же у меня нет большого количества боеприпасов. Ты полагаешь, что сможешь отбить первую атаку?

– Да, вне всякого сомнения…

– Тогда я выступлю вторым, в том случае, если все плохо обернется. Внимание!

На этот раз стрельба стала более точной. Часть первой стены вылетела на воздух и осыпалась дождём осколков. Укрытые в траншеях васки, кроме одного легко раненного, потерь не имели.

– К счастью, ты мне не разрешил снести укрепления! Оружие берандийцев ужасно!

– Это еще пустяки! Хотел бы я знать, есть у них фульгураторы или нет! Слушайте, что это?

Приглушенные взрывы сотрясали гору.

– Они атакуют и в других долинах. Ты послал гонца? Еще нет? Скажи ему, чтобы он передал приказ готовиться к эвакуации. Да, к эвакуации! Пусть они пошлют несколько парней охранять проходы к другим деревням. При первом появлении неприятеля пусть они отходят к лесу бриннов и предупредят нас.

– Ты полагаешь, это действительно необходимо?

– Через несколько дней, Отсо, мы все будем в лесу, или в плену, или мертвы! Неталь, вне всякого сомнения, – живодер, но он не идиот, он понял, что для победы нужна масштабная война. Он так и сделает. Эй, там!

Снаряды падали прямо на линию обороны, и на этот раз были двое убитых и раненые. Теперь было видно, как осторожно продвигается вражеская пехота. Берандийцы были уже в пятистах метрах. Три солдата улеглись на землю и стали устанавливать сверкающую металлическую трубу на треногу.

– Пулемет?

Акки приник к биноклю.

– Нам не повезло. Нет, это тяжелый фульгуратор старого образца. Какая максимальная дальнобойность ваших луков?

– Четыреста шагов.

– У них, насколько я помню, триста – триста пятьдесят. Мне нужно кое-что немедленно предпринять. Отсо! Быстро мой большой фульгуратор!

На той стороне берандийцы прицеливались, поводя длинным стволом. Блеснул тонкий голубой луч, остановился на стене. Камни раскололись, стена развалилась на куски. Затем луч скользнул по вершинам утесов, в один из васков, по неосторожности поднявший голову, подпрыгнул и упал замертво. Акки настраивал свой аппарат.

– К счастью, я хороший стрелок, и мой фульгуратор намного лучше. Я попытаюсь их достать и взорвать магазин. Они могут не заметить короткой вспышки и подумают, что взорвался сам аппарат: это иногда случалось с первыми образцами.

Он долго целился и на какую-то долю секунды нажал на спуск – в долине ослепительно сверкнула молния.

– Попал! Теперь у нас есть небольшая передышка. Словно опровергая его, в самую гущу укреплений упали три снаряда, а затем, поддерживаемые очередями автоматического оружия, берандийцы пошли в атаку. Акки положил руку на плечо Отсо.

– Подожди, пока они не подойдут на пятьсот метров!

Неприятельская пехота приблизилась под прикрытием завесы стрел второй и третьей линии наступления. Когда они подошли достаточно близко, Отсо отдал команду. Васки вышли из своих окопов. Стрелы пересекались, камни, выпущенные пращами, завывали и с громким стуком ударяли в щиты, если же камень попадал в человека, раздавался омерзительный глухой удар по живому телу.

Люди падали с одной и с другой стороны. Цепь берандийцев достигла основания первой стены и, раздавленная глыбами, сброшенными с утесов, отступила. Не вступая в рукопашный бой, неприятель откатился к равнине.

– Первая атака отбита. Подождем, что будет дальше, – сказал Акки. – Полагаю, они не станут ждать и начнут снова. В бинокль он изучал долину.

– Там, за деревьями, полно людей. Их по меньшей мере от четырех до пяти тысяч.

Приглушенное восклицание заставило его обернуться. Отсо смотрел на поднимающееся над горами тяжелое облако дыма, серовато-розовое под косыми лучами солнца.

– Они подожгли Сар!

– Есть ли риск, что нас обойдут?

– Нет. Единственный путь, который ведет в Сар от моей деревни, пересекает очень узкий проход. Сарцы наверняка туда отступили и будут его защищать.

– Я боюсь, что скоро мы и сами будем вынуждены отступить. - Большой васк пожал плечами.

– Что ж, я это хорошо знаю!

– Не думаешь ли ты, что лучше отступать теперь, соблюдая порядок, чем потом, в панике?

– Да. Арамбуру! - Подбежал юноша.

– Беги в деревню и прикажи: эвакуация! Пусть женщины и дети немедленно уходят к лесу бриннов, вдоль плоскогорья и долины Эрреки. Пусть также выпустят скот и гонят его в горы. Может быть, потом нам удастся собрать хоть часть животных.

Арамбуру повернулся к вождю – лицо его было белым.

– Итак, мы бежим?

– Смотри! Сар уже горит. Нас всего четыреста против более чем пяти тысяч! Что мы можем сделать?

Гонец исчез, неслышный, как тень. Такая походка могла быть только у горца.

– Смотри, они возвращаются, Отсо.

Берандийцы снова пошли в атаку. Они достигли первой стены, взорвали ее и оказались, как в ловушке, между обломками и второй стеной. Васки снова отбили атаку. Однако едва берандийцы отступили, обрушился новый залп. Вражеские артиллеристы нащупали нужное расстояние, и стены одна за другой превращались в кучи разбитого камня. Под звуки боевых труб хлынула третья волна атаки.

27
{"b":"13324","o":1}