ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они только изредка видели животных, несмотря на то, что пересекали множество троп, которые были знакомы Отсо. Акки все время удивлял своего товарища точностью наблюдений.

– Ты часто приходил охотится?

– Нет, кроме одного периода в моей жизни, четыре года тому назад, когда я жил пятнадцать ваших месяцев с дикими ирхисами на планете Дзей, в другой галактике. Они еще в каменном веке, а я был кровным братом Келои, одного из их воинов. Я многому научился.

– Теперь мы тоже братья по крови, Акки, и я надеюсь, что ты и от меня чему-нибудь научишься. Вот и склон.

Плато вдруг кончилось и, насколько хватало взгляда, вправо и влево обрывалось почти отвесно к лесу, находившемуся примерно на тысячу метров ниже. Сверху лес казался огромной зелено-красной массой, рассекаемой извилистыми линиями рек.

– Тропа уходит влево. Она довольно крутая, поэтому я пойду первым и покажу тебе ряд приемов.

Спуск действительно был трудным, и не один раз они были вынуждены использовать длинный кожаный ремень, который Отсо носил свернутым на поясе. С наступлением ночи они разожгли костер прямо на склоне и устроились на ночлег. Было свежо, сквозь покрытое облаками небо слабо сверкали звезды. Небольшой выступ защитил их от мелкого моросящего дождя, но даже для хорошо тренированных людей ночь была утомительной.

Как только рассвело, они продолжили спуск и незадолго до полудня дошли до подножия скалы. Сразу же за усыпанным обломками склоном начинался лес. Ближние деревья были до половины ствола засыпаны щебнем.

Опушка представляла собой непроходимые заросли из лиан и кустарников: им пришлось топором и саблей в течение нескольких часов прорубать проход к поляне.

Какое-то животное, похожее на лань, выскочило из чащи и упало, пораженное двумя стрелами, вонзившимися в его тело.

– Это же олень-прыгун! Молодая самка! Замечательно! – радостно воскликнул васк. – Тем более замечательно, что в лесах Берандии они предназначаются только к столу дворян. Ты сам увидишь Акки. Их нет в наших горах.

Пока его друг свежевал оленя, координатор срубал колючие ветки и укреплял их в виде изгороди для временного пристанища.

– Хорошо, Акки. Видно, что ты знаком с жизнью дикарей! В этом лесу действительно есть опасные животные!

Жаркое получилось на славу. Поев, они растянулись под небольшим навесом из широких плоских листьев, по которым вскоре застучали капли дождя.

– Дождь идет в низинах почти каждую ночь, – заметил васк.

Акки не ответил. Он достал передатчик и стал его настраивать.

– Алло! Хассил! Алло, Хассил!

– Алло, Акки. Я тебя великолепно слышу. Где ты? Какая обстановка?

Он быстро ему рассказал.

– Ну, а ты?

– Я перемотал одну из програвитационных групп, если это тебе что-либо говорит.

Акки присвистнул: это считалось сверхтонкой работой даже в хорошо оборудованной лаборатории.

– Ты надеешься на успех?

– Мне бы только взлететь и добраться до какого-нибудь места, где я смогу тебя найти, лишь бы не занесло слишком далеко. Итак, ты уже в лесу? Будь осторожен, есть несколько очень опасных видов животных. Два из них уже пытались попробовать меня на зуб.

– У меня с собой один фульгуратор. До скорого, Хассил. Конец передачи.

Они не стали выставлять часовых, надеясь, что изгородь из колючих ветвей помешает любому внезапному нападению, тем не менее спали с оружием наготове. Утром Отсо поджаривал на бездымном огне окорок оленя-прыгуна. Внезапно он резко поднялся.

– Ты слышал?

Акки прислушался. Где-то далеко, за лесным массивом шла активная стрельба.

– Берандийцы! Они атакуют твой народ!

– Нет, это не в той стороне. Может быть, Хассил?

– Он еще очень далеко! Мы бы не услышали!

– Значит, они наткнулись на бриннов или…

– Или на Бушерана, его людей и Анну, – закончил координатор. – Посмотрим? Как ты думаешь, до них очень далеко?

– Трудно сказать. Один или два часа ходьбы. Кто знает? Будем осторожны, тем более сейчас.

Они пошли туда, откуда слышались выстрелы. Лес – враг и друг одновременно – поглотил их. Они пробирались сквозь густой подлесок, между гигантскими деревьями.

Акки не успевал восхищаться пышными цветами, которые росли не на ветках, а между ними, в укромных углублениях, и давал себе слово вернуться за образцами для ботанического сада Дворца Миров на планете Рессан. Васк шел впереди, лук его был наготове, со стрелой на тетиве. Подлесок расступился, стала видна опушка. Они взошли на холм, поросший кустарником. Отсо замер. Прерывистый лай разорвал тишину.

– Собака, – прошептал, он. – Нам нужно избавиться от нашего запаха.

Он достал из сумки маленькую коробочку, наполненную бледно-зеленой мазью с сильным запахом, они намазали руки и лица. Спустя несколько минут из кустарника с шумом выскочила собака. В растерянности, держа нос по ветру, она бросалась из стороны в сторону. Стрела васка пронзила ей горло, и она с хрипом рухнула.

– Идем!

Они проскользнули между деревьев словно тени, используя малейшее укрытие, и почти наткнулись на труп истощенного человека в лохмотьях. Рядом лежал сломанный лук.

– Один из людей Бушерана! Убит пулей в голову!

Они пошли дальше. Васк держал свой лук наготове, Акки сжимал в руке фульгуратор. Из подлеска до них донеслись голоса.

Деревья становились все реже, и вскоре посередине поляны они увидели человек двенадцать, окружавших лежавшего на земле связанного мужчину. Это был Бушеран. Акки искал глазами Анну и увидел ее – привязанную к дереву, с руками, подтянутыми выше головы. Рядом с ней была Клотиль; она казалась измученной, бесконечно усталой в отчаявшейся. Герцогиня, напротив, держала голову высоко и презрительно улыбалась.

Самый главный из берандийцев сильно ударил Бушерана ногой по ребрам.

– Ну что, Бушеран? Попался! Новый герцог будет доволен! Итак, гордый капитан, будем молчать?

Пленник сел и, подняв голову, плюнул в лицо тому, кто говорил. Град ударов обрушился на него, и он упал.

– Итак, поиграем в змею, которая плюется? Ты будешь плевать, но по-другому, когда свершится герцогский суд!

Отсо потихоньку потянул своего товарища назад.

– Скольких ты сможешь уничтожить своим оружием?

– Всех, но для этого нужно перейти на другое место. Отсюда лучи могут задеть девушек.

– Хорошо, действуй. Включай свой луч, когда я пущу свою первую стрелу. Я буду считать до двухсот, чтобы ты успел подготовиться.

Акки отступил метров на десять и начал обходить поляну. Он был почти на нужной позиции, когда один из мужчин отделился от группы и позвал:

– Ир-Хой! Ир-Хой! Куда пропала эта чертова собака?

– Она не потеряется, – крикнул их вожак. – Подберите этого и свяжите дам! Мы уходим!

– Ир-Хой!

Продолжая звать, берандиец подошел к месту, где прятался Отсо. Он вздрогнул от удивления и схватился за свой меч, но молниеносный удар сабли васка поверг его на землю.

Акки прыгнул через лианы. Он услышал приглушенный крик и обернулся. Анна его увидела. Потерянная таким образом секунда могла стать роковой. Берандийцы начали разбегаться. Он стал косить их, луч фульгуратора обугливал тела и рвал стволы деревьев. Вот рухнули трое, четверо, шесть, восемь человек. Один упал, сраженный стрелой васка. Вдруг голубой луч погас.

Акки выругался. Фульгуратор раньше никогда не отказывал, и нужно же было, чтобы это случилось именно сейчас. Он со злостью сунул его за пояс и поднял руку, чтобы снять лук. Что-то сильно кольнуло его, и он упал в кустарник от нестерпимой боли в боку. «Задет, – подумал он. – Это стрела!»

Он пополз, прячась за деревьями. Оперенный конец стрелы торчал у него в боку, однако он не чувствовал теплоты липкой крови. Акки осторожно ощупал стрелу пальцами и с облегчением перевел дух. Наконечник стрелы наткнулся на корпус передатчика и смял его. Он выдернул хрупкое древко стрелы из своей одежды.

Взяв в руки лук, он двинулся вперед. Поляна была пуста, лежали только полуобгоревшие трупы. Бушеран и все еще привязанные к деревьям девушки, похоже, были целы и невредимы. Никаких следов ни берандийцев, ни Отсо. Огонь зловеще потрескивал и пожирал низкие заросли. Нужно было действовать быстро. Акки размышлял:

30
{"b":"13324","o":1}