ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однажды мы встретились с его солдатами и потеряли двоих из трех наших стрелков. Мы едва спаслись, и с тех пор наша жизнь стала жизнью беглецов, без сна и отдыха. Своих лошадей мы давно обменяли у изгнанников на одежду и оружие. Приходилось все время идти, иногда бежать, прятаться, постоянно испытывая страх. Что до меня, я знала, что есть приказ взять меня живой, не причинив вреда. Бушерана и лучников ожидала смерть, Клотиль – и того хуже.

Я не знаю, как мы выжили. Однажды мы были в течение трех дней без еды, прятались в кустарниках, в то время как разведчики Неталя прочесывали лес. Охотились на зверей, это и была наша единственная пища. Не осмеливались спать, только дремали по очереди. Однажды увидели ваш гравилет, пролетевший очень высоко над лесом. Это нам придало смелости: вы нас искали.

– Это был Хассил, Анна. Но, по правде говоря, мы даже и не искали. Шансы найти вас были очень слабые!

– Но нам это придало надежду. Мы прошли через северные гроты и приблизились к проходу, который вел к васкам. Затем услышали взрывы, а позднее увидели высокие столбы дыма над горами и поняли тогда, что война нас опередила! Поскольку бринны отказывались покинуть свои низовья, мы подумали, что васки отступили, и пошли в сторону земель бриннов. Именно тогда одна из групп берандийцев нас догнала. Остальное вы знаете. А вы, Акки?

– Хорошо. После того как мы расстались с вами, мы полетели в сторону гор. Я был счастлив: мне удалось помочь одному молодому васку, на которого напал хищник, и мы были очень хорошо приняты. Потом началась война. Хассила постигла неудача. Он был сбит. После нескольких неудачных стычек я решил добраться до Хассила и нашего сбитого гравилета: там ведь осталось в запасе много другого оружия! А по пути наши дороги пересеклись.

– Как вы думаете, Бушеран и Клотиль смогут выбраться из леса?

– С ними очень смелый человек, очень сильный и храбрый. Эти васки – прекрасный небольшой народ, несмотря на некоторые свои странные идеи. Да, я надеюсь на добрый исход. И еще надеюсь, что это будет последняя война на вашей планете, по крайней мере последняя война между расами.

– Вы за этим проследите, не так ли? – сказала Анна с иронией.

– Вы меня не понимаете или не хотите понять! Отсо и Бушеран созданы, чтобы понимать друг друга. Эти люди – прирожденные вожди, руководители, призванные играть ведущую роль в своем обществе. И, как вы сказали, я за этим прослежу. Садитесь, мясо готово, насколько мне удался этот кулинарный опыт. Прошу вас!

Он подал ей несколько кусочков мяса. Они молча ели, пили из походной фляжки Акки, очень пригодившейся в этих условиях, она очищала воду.

– Теперь спите. Я немного покараулю.

– А где вы будете спать?

– У нас широкий гамак на двоих. Но не бойтесь…

– А я ничего не боюсь. Только спрашиваю себя, вдруг неуместное рыцарство заставит вас провести ночь верхом на ветке! Доброй ночи, сеньор координатор галактики.

– Доброй ночи, герцогиня Берандии. Господи, Великий Тсо! Что вы сделали со своими волосами?

– Я их подстригла. В лесу с длинными волосами невозможно ни ползти, ни бегать. Вы только сейчас это заметили?

Она вытянулась, укрылась листьями линглана, оставив голову открытой. Взошла луна Нерата, она была рыжеватой, и в ее свете лицо Анны казалось бледным и осунувшимся.

«Как она исстрадалась, – подумал Акки. – Воспитанная в роскоши при дворе Берандии, а теперь брошенная в Безжалостный лес, полумертвая от голода и бессонницы, но по-прежнему неукротимая».

– О чем вы думаете? – спросила Анна. – О том, как меня уберечь?

– Я думаю, что мне редко приходилось встречать таких смелых женщин, как вы.

– Ах! Смелость! Этот дешевый товар! Чего стоит смелость против вашего звездолета?

– Я полагал, что вы не считаете меня врагом после нашего полета на Лоону, Анна. Вы даже просили у меня кольцо в тот вечер, перед трагическим банкетом. Вы уже забыли?

– Нет, конечно. Как я могла это забыть, я – дважды обязанная вам своей свободой? А вы можете забыть, что вы координатор? Разрешить ситуацию в Берандии без слез? Мне кажется, их уже немало пролилось вместе с кровью!

– Это не ваша, не моя вина!

– Ваша ошибка – в равной мере моя, Акки. Ваша потому, что своим прибытием вы все ускорили. Моя потому, что я сплела своими собственными руками сеть, куда сама и попалась! Неталь лишь исполнял мои замыслы!

– По крайней мере, вы сумели отказаться от завоеваний. Я не знаю, что нам готовит будущее, но я вам обещаю: если окончательное решение заставит вас покинуть эту планету, я найду для вас и вашего народа еще более прекрасный мир, который станет вашим навсегда. Тот же самый закон, который вас изгоняет, вас и защитит.

– Это будет мир моих внуков но никогда он не будет моим!

– У меня тоже нет родной планеты. У меня их сотни и ни одной. С тех пор как мне исполнилось восемь лет, я, наверное, не провел и трех лет на своей родной планете.

– Как же познать счастье, если нас вырывают с корнем?

– Разве счастье настолько важно? О! Я знаю! Вы думаете, что я говорю об этом на свой лад. Вы думаете, что я могу уехать на планету, на которой родился, когда мне захочется. Возможно. Однако Новатерра – моя родина больше, чем Элла, где я провел десять лет, или Арбор, где я тоже долго жил, или Дзем, где я был принят и встретил кровного брата, кто стал для меня настоящим братом и которого я, быть может, никогда не увижу. К чему столько других миров, где я терял дни моей жизни? Вы никогда – это понятно – не присутствовали на собрании Большого Совета Лиги. Раньше, во времена моего земного предка, там должен был присутствовать один делегат от каждой планеты. Теперь они столь многочисленны, что прилетают только по одному делегату от каждой конфедерации. Так вот, они собираются в огромном дворце, около шести тысяч посланцев от более чем пятидесяти тысяч цивилизаций. Даже если я всю свою жизнь проведу, перелетая с одной планеты на другую, я так и не смогу все посетить. Но в каком-то смысле все эти миры – тоже моя родина!

– Понимаю, Акки. Но я, я всегда знала только одну планету. И я, без сомнения, буду ее лишена за чужие грехи!

– Кто знает, что нас ждет впереди? Теперь спите. Завтрашний день будет тяжелым.

Он был адским. Болото мерцало в свете зари и справа, и слева, насколько хватало глаз.

Их сон нарушался мириадами насекомых и отдаленным ревом голодных хищников. Акки вызвал Хассила. Ремонт гравилета продвигался медленно. Индикатор направления показывал, что поврежденный гравилет находился по другую сторону болота, и до него было еще далеко.

Они пошли на запад, пытаясь уйти от возможного преследования. Даже на большом расстоянии от болота почва была пористой и зыбкой, они дважды чуть не провалились. К середине дня они вспугнули в чаще йириеля, и Акки поразил его лучом фульгуратора. Только теперь он задумчиво посмотрел на свой фульгуратор. Заряд подходил к концу, и оставалось всего тридцать секунд, если использовать его на полную мощность. А идти становилось все труднее из-за мягкой, зыбкой почвы, в которой увязали ноги, и бесконечных насекомых, и лиан, которые нужно было рубить и рубить, чтобы сделать проход. Трижды они были вынуждены обходить заводи – коварные выбросы болота.

Даже к вечеру им не удалось найти подходящего убежища и пришлось остановиться на кочковатом холмике, едва покрытом колючим кустарником. Мясо оленя, хотя и подкопченное, пахло отвратительно. Похоже, что никаких животных вокруг болот не водилось, и нужно было на рассвете продираться сквозь непроходимый подлесок в надежде найти хоть каких-нибудь грызунов. Дни следовали за днями. Они страдали от голода, но не от жажды благодаря фляжке Акки. Затуманенные бессонницей, они продвигались словно в бреду. Потом Анну укусил ядовитый шмель, насекомое выделило анестезирующую слюну, и Анна не сразу заметила укус. А когда Акки оказал ей помощь, то щиколотка уже распухла и девушка не могла дальше идти. Из-за этого они потеряли три дня. И тогда Акки вызвал исса.

33
{"b":"13324","o":1}