ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Среди берандийцев были также противники этой войны. Они хотели бы тоже объединиться с бриннами, как это сделали васки. Он обратил повелительный взгляд в сторону берандийцев.

– К сожалению, – продолжал он, – они оказались слабее. Им пришлось спасаться бегством, чтобы избежать гибели. Будут ли бринны великодушны и примут ли они этих незнакомых союзников? Тех, кто смог спастись, так как многие из них ждут смерти в тюрьмах Берандии или безо всякой надежды блуждают в лесах.

Бринн смотрел на трех берандийцев. Анна не отвела глаз, Бушеран не шевелился. Только Клотиль опустила глаза.

– Кто отнял у нее руку? Берандийцы?

– Да, – ответил Отсо на языке бриннов.

– Это хорошо. Теперь между ними и их врагами пролита кровь. - Он снова повернулся к координатору.

– А ты, кто ты, не васк и не берандиец?

«Этот черт мог бы стать замечательным антропологом, – подумал Акки. – От него невозможно скрыть расовые различия».

– Я прибыл с противоположной стороны небесного свода, из огромной конфедерации людей, подобных мне, таких, как ты, и еще многих других. Мы узнали, что на этой земле есть плохие люди, угнетающие бриннов, и мы прибыли – один человек, как я, и человек, как ты, на летающем корабле. Однако предатели-берандийцы повредили корабль, и теперь человек, подобный тебе, пытается его исправить, чтобы мы могли обрушить огненный дождь на головы врагов. А я отправился с этим васком, чтобы помочь ему.

– Как ты можешь доказать, что говоришь правду?

– Мои спутники могут это подтвердить, они видели, когда я спускался с неба. Но лучше посмотри сам. Кто-либо из твоих воинов прячется там в траве?

– Да.

– Дай им знак, и пусть они отступят шагов на сто.

– Зачем?

– Чтобы я смог представить доказательство, о котором ты меня просишь, не убив твоих друзей.

Бринн немного подумал, потом выкрикнул приказ. Около дюжины воинов появилось из высокой травы. Акки вынул фульгуратор, проверил указатель зарядов, установил минимальную мощность и максимальную дальность, поднял руку. На расстоянии чуть больше двухсот метров трава вспыхнула от огня.

– Я не знаю, прибыл ли ты с неба, однако ты обладаешь такой силой, которой на этой земле не обладает никто. Великий вождь и люди, облеченные властью, решат. Идемте.

Они пересели в пирогу, и та быстро понеслась по озеру – гребцы были сильные и умелые. Отсо наклонился к Акки:

– Ты их понимаешь лучше меня. Спроси у них, великий вождь бриннов по-прежнему Техель-Ио-Эхан? Я был с ним раньше знаком. - Акки спросил.

– Да, Техель-Ио-Эхан все еще наш вождь.

– Это, без сомнения, облегчит первый контакт.

Нос лодки с шумом раздвинул болотную траву, и они высадились в маленькой укрытой бухточке, где многочисленные пироги покачивались на спокойной воде, привязанные к примитивным причалам. Незаметной тропой, змеившейся между кустов, они подошли к деревне. Около сотни хижин из бревен, ветвей и шкур прижимались к скале, словно к укрытию. На самом краю стояло здание из кирпича, рядом с которым находилась группа бриннов, из глиняной трубы шел густой дым.

Прибытие чужаков было замечено, хотя и не вызвало удивления. Их пригласили войти в хижину, которая была побольше других. Дверь ее представляла собой деревянную раму с резьбой в виде переплетений геометрических рисунков. Она открывалась в длинный темный коридор, за которым была еще одна дверь, и наконец, их провели в огромную пещеру. Она освещалась солнечным светом, падающим из естественного отверстия, расположенного под самым сводом. Здесь их ждала группа бриннов. У них была более светлая кожа, они сильно сутулились, и все говорило о том, что это – глубокие старики. На них были одежды из кожи с богатой вышивкой.

Сопровождающий бринн произнес несколько фраз, смысл которых Акки не уловил. Это его не удивило. Фразы были не ему предназначены, а во всех мирах и на всех планетах телепатическая передача могла быть принята только тем, кому она была адресована. Акки пожалел, что оставил свой усилитель в гравилете. Один из бриннов-стариков поднялся со своего деревянного кресла и подошел к Отсо.

– Привет сыну моего старого союзника, – произнес он медленно на языке васков, словно ему приходилось подыскивать слова полузабытого языка. – Добро пожаловать в страну бриннов, как это сделал твой предок. Пусть моя пища будет твоей пищей, моя дичь – твоей дичью, мое оружие – твоим оружием и твоя война – моей войной!

Он повернулся к Акки:

– Тебе тоже привет, метатель молний. Ты, как ты сам сказал, прибыл с другой стороны небосвода, чтобы оказать нам помощь. Пусть знали оставят тебя, чтобы твое оружие возвратилось к тебе и чтобы твое сердце познало покой. Я верю, что ты не с этой земли, так как ни берандийцы, ни васки не могут понять наш язык, не научившись ему!

Повернувшись к Анне, он продолжал на языке бриннов, попросив Акки переводить:

– Привет и тебе, та, которая должна была быть военачальницей моих врагов, если бы предательство не отняло у тебя твою власти.

Анна вздрогнула. Откуда он это знает?

– Ты себя спрашиваешь, каким образом я это знаю? Среди рабов, которые страдают под кнутом в твоей стране, есть люди из моего народа. Они добровольно смешались с опустившимися людьми тех краев, чтобы я, Техель-Ио-Эхан, знал о каждом шаге твоих людей, о каждом передвижении твоих воинов!

- Приветствую тебя, капитан Бушеран! Ты часто был нашим врагом, но никогда не убивал ни женщин, ни детей, не добивал раненого воина. Дай Бог тебе силы еще долгое время пускать прямо в цель свои стрелы! Особенно, – добавил он, – когда они будут лететь рядом с моими.

Наконец, привет и тебе, раненая женщина из стана врагов, которая пришла искать помощи у моего народа. Пусть же проклятья всех богов падут на трусов, которые покалечили женщину! Руки их пусть отсохнут и пусть они умрут без потомства! Я, Техель-Ио-Эхан, обещаю тебе свое покровительство.

Он с достоинством сел на свое кресло и указал на свободные стулья.

– Ну что, Анна, что вы теперь думаете о «дикарях», которых вы так презираете? О! Я не сомневаюсь, и у них есть свои недостатки, и даже пороки, однако этот старый вождь мне нравится.

– Не знаю. Может быть, мы действительно были несправедливы по отношению к ним. А возможно, это просто уловка, и за этими высокопарными словами скрывается предательство.

– Могу вас уверить, что нет. Нас приняли как союзников, теперь все будет хорошо, – отрезал Отсо. – Бринн не отречется от своих слов, так же как васк.

Старый вождь молча слушал весь этот разговор.

– Зло недоверия невозможно быстро развеять, – сказал он на великолепном берандийском языке. Анна снова вздрогнула.

– Когда твой отец был юным принцем, у него слугой был бринн. Я был этим бринном. Я прожил восемь лет в Берандии, изучая ваши сильные и слабые стороны, – продолжал он с улыбкой. – Потом я бежал, убил клаина, затем бросил вызов вождю племени и по закону как победитель клаина, встал во главе своего народа. У вас меня называли зеленым псом… Твой отец, наверное, сожалел о том, что меня не стало: я был его лучшим конюхом.

Акки наклонился к вождю бриннов:

– Поскольку вы знаете все, вы должны знать, что произошло у васков…

Бринн с гордостью выпрямился:

– Я не шпионю за своими союзниками! Все, что я знаю, ты только что рассказал Иеро-Эль-Туону. Да, действительно, нужно было много горя и слез, чтобы Отсо Иратзабаль оказался здесь как беженец, весь его народ сейчас направлялся к нам в поисках убежища. Объясни нам, мне и людям, облеченным властью, что же произошло?

– Это долгая история, вождь. Женщины наши устали, капитан Бушеран тоже. Не могли бы мы отдохнуть, а потом уж говорить?

Вождь громко назвал какое-то имя. Вбежала юная девушка. Гибкая и стройная, серебристые волосы свободно падали на ее плечи. Она напомнила Акки исских студенток, с которыми он был знаком в университете Эллы.

– Моя дочь Эе-Ио-Эхан позаботиться о них. Но возможно, ты тоже устал.

35
{"b":"13324","o":1}