ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лучники схватили хозяев дома, прижали к стене Акки и Хассила. Акки мысленно передал иссу:

– Хассил, помнишь уроки борьбы кренов? Сейчас самое время вспомнить. Я оставил свой парализатор на полке у входа. Ты готов? Раз, два, три!

Схватка продолжалась менее десяти секунд. Подхваченный за ноги офицер грохнулся об пол. Исс держал двух лучников болевым захватом. Акки прыгнул, сбив с ног третьего, и обернулся с пистолетом-парализатором в руках. Спустя несколько мгновений весь патруль превратился в группу живых статуй.

– Помоги мне, Хассил! И вы тоже. Надо отнести их по одному в гравилет и провести там коротенький сеанс.

Час спустя Верньер и его семья с изумлением увидели, как лучники во главе с офицером удаляются в лес.

– Вы их отпустили? Они же обо всем доложат герцогу!

– Нет, Жак, не беспокойся. У нас в гравилете есть аппарат, который заставил их все забыть. И они будут клясться жизнью, что сегодня не заметили ничего особенного.

Глава 2

ГОРОД

Акки посадил гравилет на голую вершину холма. К северу, снизу под ним дышало море, обрамленное дюнами. К югу, за узкой долиной, возвышался замок, а к востоку – низкие крепостные стены города. На западе, позади перешейка полуострова, тянулись возделанные поля до темной опушки леса, за которым очень далеко вздымались горы. Акки удивился, что холм, на котором они приземлились, не был никак укреплен. Эта возвышенность позволяла взять под огонь долину, единственную узкую пуповину, которая связывала полуостров с материком. Он сказал об этом Жаку. Теперь уже дважды изгнанник, еще изумленный и не опомнившийся после полета, он постарался объяснить.

– Многие из герцогов собирались построить здесь второй замок, но никогда никто на это не решался, потому что боялись, что этот второй замок может захватить возможный противник. «Зеленухи», – он посмотрел на Хассила и поправился, – туземцы тоже не могли приближаться к Вермонту. Здесь жило только маленькое племя рыбаков, половину которого истребили, а остальных обратили в рабство еще задолго до моего рождения. Большие племена зелен…. простите, бриннов живут далеко за горами, и республика васков отделяет их от нас по всей границе, кроме северной, в графстве Авер. Время от времени оттуда они совершают налеты, но по большей части не бринны, а пираты васки с моря.

– Ты сказал, что туземцев обратили в рабство?

– Да, и вашему другу не стоит особенно показываться. В каждого зеленого человека без рабского ошейника стреляют без предупреждения. И мне тоже не стоит показываться в городе, – добавил он.

– Я бы никому здесь не посоветовал задевать Хассила. А что касается тебя, ты под защитой Галактической Лиги.

– О, я не сомневаюсь, что в крайнем случае за вас отомстят. И за меня тоже, заодно. Но мы от этого не воскреснем!

– Мы не дураки. Верньер. Высоко над нами, отсюда не увидишь, за пределами вашей атмосферы, плывет мой большой звездный корабль, готовый через секунду выслать сюда пятьдесят таких аппаратов, как наш. А оружие у них на борту такое, что может разнести в пыль всю эту планету, поверь мне на слово.

– Что будем делать, Акки? – спросил Хассил.

– Ничего. Будем ждать. Нам беспокоиться не о чем. Пусть они думают.

– Но, сеньор Акки, герцог наверняка не снизойдет…

– В таком случае он пошлет кого-нибудь. И я уже тебе десять раз говорил: «Не называй меня сеньором!».

Внизу у подножья замка отворились ворота, и оттуда на земных конях выехало человек десять всадников, вооруженных луками и копьями. Галопом они помчались к гравилету. Акки ждал их, опершись о короткое крыло.

Всадники приближались. На них были короткие блестящие кольчуги поверх кожаных курток, шлемы и у каждого – маленький круглый щит. Все были высокого роста, крепкого сложения, и лица их выражали дерзость и вызов людей, которым никогда никто не мог противостоять. Да, это были прекрасные образцы рода человеческого, и Акки почувствовал своего рода гордость, что хотя бы частично принадлежал к потомкам этой расы. В конечном счете ему незачем было краснеть за своих земных предков, хотя земляне лишь сравнительно недавно присоединились к Галактической Лиге, правда, приведя с собой сразу более ста человеческих племен. После первого контакта восемьсот лет назад, установленного иссами, началось тайное переселение избранных землян на Новатерру. Улетело около тысячи человек. После этого все связи с Землей были прерваны. Бок о бок с синзунами, иссами и другими членами Лиги земляне-новатеррианцы сражались против мисликов, этих металлических созданий, которые гасили звезды. За это время позабытая Земля быстро прогрессировала. Шестьсот лет прошло с тех пор, как звездолет «Арго» достиг системы Альфа Центавра, затем, освоив в свою очередь путь через гиперпространство, земляне освоили, колонизировали множество планет, установили контакт с другими расами, но так и не образумились. Начались разорительные и опустошительные звездные войны, которые шли с переменным успехом. Но теперь вот уже три столетия великая федерация включала в себя все земные колонии и их союзников под эгидой Земли. Пять столетий прошло с тех пор, как целый флот звездолетов покинул Землю и отправился к Большому Магелланнову облаку. С тех пор о судьбе этих звездолетов ничего не было известно, и земляне называли их «пропавшие корабли». Вполне возможно, что от экипажа одного из них происходили люди на планете Нерат.

Сто пятьдесят лет назад астронавты с Новатерры предприняли экспедицию в одну из самых отдаленных галактик, откуда, по-видимому, происходили их предки, и установили контакт с земной федерацией. Поскольку там уже царили мир и согласие, федерация целиком была принята в Лигу человеческих миров, и ее делегаты с тех пор заседали на Рессане вместе со ста пятьюдесятью другими федерациями, входящими в Галактическую Лигу. Стрелоподобные звездолеты землян сражались против мисликов рядом с «летающими тарелками» – ксиллами иссов, яйцевидными кораблями синзунов, эллиптическими звездолетами Новатерры, сферическими – кайенов, тетраэдрами креннов…

Каждая федерация посылала десять делегатов. Единственное исключение было сделано для Новатерры. Она имела своих особых представителей, ибо они являлись единственными людьми из Солнечной системы в необозримой галактике иссов. И кроме того, они были единственными, кто был настолько биологически близок к синзунам, что эти две расы могли породниться. Однако этого было бы недостаточно, чтобы дать им такую особую привилегию. Главное было в том, что они вместе с синзунами были первыми людьми с красной кровью – а потому нечувствительными к Смертоносным излучениям мисликов, – которые присоединились к Лиге и помогли иссам остановить мисликов, а затем постепенно перейти в наступление на них.

Акки был прямым потомком первого победителя мисликов, землянина Клэра, и лично пользовался второй привилегией, духовной принадлежностью к иссам, что позволяло ему и его семье жить, сколько ему захочется, на Элле, планете иссов. И эта привилегия была уникальной, ибо Стальной закон непререкаем: на одной планете может быть только одно человечество, одна разумная раса – за исключением Рессана, резиденции Лиги всех человеческих миров.

Экспансия различных рас в галактиках с самого начала привела к колониальным конфликтам, войнам, бесконечным жестокостям, геноциду, к неразрешимым проблемам. Порой колонисты ни в чем не были виноваты: они высаживались на планете, находили, что она вполне для них пригодна, считая, что на ней никого нет, и начинали ее осваивать. А на другом континенте под сенью леса жили примитивные туземцы. И когда их обнаруживали, у колонистов возникал непреодолимый соблазн уничтожить этих примитивных аборигенов бесследно, чтобы не потерять плодов своих усилий на распашку полей, на постройку поселков и городов. В противном же случае им оставалось только вести бесконечные тяжбы в Галактическом трибунале, угрожать применением силы и устрашать федерацию страшным призраком войны между мирами. Поэтому Лига создала специальный отряд инспекторов, которые могли самостоятельно принимать на местах все необходимые решения и отчитывались только перед Великим Советом, а решения их поддерживались всеми силами Галактической Лиги. Этих людей отбирали с детства, координаторы проходили жесточайшие тренировки, и физические, и моральные. Любое правительство, планетное, межзвездное или галактическое, обязано было давать им свободный доступ для любой инспекции.

4
{"b":"13324","o":1}