ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Затем внезапно ксилл вынырнул в нормальном пространстве, недалеки от солнечной системы.

– Берандия, четвертая планета, Хассил!

– Знаю.

– Извини, меня мучит беспокойство. Ты пытался вызвать на связь инструкторов?

– Да. Ответа нет.

– Скорее!

– Нам надо, наоборот, тормозить!

Исс управлял регулировкой большого телескопического экрана. На нем появилась планета, она увеличивалась с огромной скоростью и медленно вращалась вокруг своей оси.

– Где находится новый город, Акки?

– На берегу бухты большого острова Роана. Остров имеет форму треугольника. Вот он! Прибавь увеличение!

– Странно. Тут одни развалины. Что здесь произошло?

– Мы это скоро узнаем. Осталось не более десяти тысяч километров. Ксилл приземлился на площади, держа наготове все вооружение. Дома, построенные три года тому назад, превратились в руины. Акки и Хассил спрыгнули на землю, за ними следом двенадцать иссов с фульгураторами в руках. Никакого движения, только ужасный запах окутывал руины, трупный запах.

– Война!

– Бомбовый удар? С помощью химических взрывчатых веществ? Следов радиоактивности нет. Что бы это могло значить?

– По сведениям, полученным от инструкторов, правительственное здание находилось на этой высоте. Похоже, мало что осталось…

Крик одного из иссов заставил их подбежать. Сзади разрушенных стен лежали около двадцати людей, но одно тело среди них резко выделялось. Стройное, темно-голубого цвета, с конической головой с тремя глазами; две длинный руки заканчивались ладонями с четырьмя крючковатыми пальцами, две ноги, короткие и массивные. Существо держало в одной руке странное оружие, а на его теле были следы разрядов фульгуратора.

Бывшие координаторы посмотрели друг на друга. Воинственная раса; овладевшая межзвездными полетами, поскольку другие планеты системы не были заселены! Случай, который давно не встречался. Хассил отдал приказ:

– Алссион, к ксиллу! Прикроешь! Если нас атакуют превосходящими силами, оставь нас и свяжись с ближайшим постом Лиги! Любой ценой необходимо предупредить Совет Миров!

– Есть земной аванпост на Эльке, на расстоянии двух световых лет, – добавил Акки.

Аппарат взлетел и завис над ними. Они пошли на разведку в мертвом городе. Правительственный дворец был полностью разрушен. Все уничтожалось систематически. Разлагающихся мертвых людей было много, но они не могли больше найти трупов захватчиков.

– Очистка планеты перед колонизацией? Или просто злой умысел?

– Если твоя первая гипотеза справедлива, будем начеку, Акки. Они, возможно, уже в пути.

– О! Я бы очень хотел встретить кого-нибудь! Я сказал, что эта планета будет их навсегда. Это я подсказал выбрать Берандию! И я в ответе за всех этих мертвых!

– Ты не мог такого предвидеть.

– Смотри, следы фульгуратора! А вот оружие пришельцев. Большой Мислик, вот Этхель Тхеон!

Один из мертвых инструкторов еще сжимал в руке фульгуратор. У него не было заметных ран.

– Убит с помощью оружия, похожего на наши абиотические лучи! Но где же остальные?

Акки пожал плечами:

– Может быть, внизу? Вместе с Анной!

Мрачные поиски продолжались. Было похоже, что пришельцы методично обыскивали разрушенный город, убивая живых и добивая раненых. Акки чувствовал, как в нем закипает холодный гнев, неумолимая ненависть к этой расе убийц.

– Хуже, чем Тхерензи! Нужно любой ценой уничтожить эту расу, если она не поддается исправлению!

Передатчик просигналил на поясе исса.

– Что-то шевелится около какой-то разрушенной постройки, там, на холме.

– Приземляйтесь! Мы идем!

Едва открылся люк ксилла, они прыгнули в шлюзовую камеру и бросились к пульту управления. На экране какие-то тени махали белым флагом. Акки увеличил приближение: трое мужчин, две женщины, несколько детей… Ксилл уже приземлился.

– О! Акки, Акки, вы прилетели!

Вне себя от счастья, он держал Анну в своих объятиях, не обращая внимания на обрывки разговора, которые до него доносились. Хассил несколько раз похлопал его по руке, чтобы заставить очнуться.

– Нужно улетать! Они могут вернуться с минуты на минуту. Есть пленник их расы, он заговорит, клянусь тебе!

Акки посмотрел вокруг себя: Анна, Клотиль, старый Роан, два незнакомых молодых берандийца, пятеро детей.

– Что же произошло?

– В ксилл, Акки, медлить нельзя!

Экипаж ксилла уже вернулся, бесцеремонно волоча за собой связанное синее существо.

– Где Бушеран?

– Убит, как и другие. Мы, наверное, единственные, кто остался в живых на Берандии!

– В ксилл, Акки, или я тебя оставлю здесь, клянусь Мисликом!

Он позволил увлечь себя в ксилл. Уже в ахуне Анна рассказала ему обо всем, иногда уточняя подробности, ей помогал Роан.

– Когда мы отправились с Нерата после взрыва наших городов, нами владела безнадежность. Однако довольно скоро мы привыкли к нашему новому миру и, я полагаю, мы были бы там счастливы, если бы… Ваши инструкторы начали делать чудеса, как вдруг, дней пятнадцать назад, крестный объявил, что он обнаружил с помощью своего телескопа флотилию звездных кораблей, которые приближались к нам. Мы не проявили беспокойства, действительно ожидая несколько звездолетов с Хелка, которые должны были доставить нам машины. Я решила, что это хороший предлог посетить обсерваторию, и отправилась туда с моим сыном Акки Бушераном, которому было два года, со мной была Клотиль с ее двумя детьми. Я застала крестного очень озабоченным. Он в прошлом году побывал на Элле…

– Я знаю, я его там видел.

– Ты мне об этом, крестный, не говорил.

– Зачем растравлять старые раны, Анна?

– Хорошо. Итак, он побывал на Элле и видел там различные модели звездолетов Лиги, но ни один из них не был двухконусным, как те, огромные, которые приближались. Я не знаю, какой демон заставил меня сказать, что он наверняка не знает все типы звездных кораблей и мы просто зря теряем драгоценное время. Когда мы, наконец, решили предупредить ваших инструкторов, первые бомбы уже посыпались на Берандию и их ксилл был сразу уничтожен.

Этот кошмар повторялся в течение четырех дней. Обсерваторию разбомбили на второй день. Мы спрятались в пещере, над которой она была построена: там крестный держал свои точные измерительные приборы. На третий день захватчики высадились и началось истребление. Я узнала о смерти Хуго в тот же вечер от двух парней, которые были с ним и прибежали с тремя детьми. Я его не любила глубоко, Акки, но он был отцом моего сына и верной и надежной опорой. Без ума от горя и ненависти, я вышла из пещеры без ведома крестного и направилась к городу. Спускаясь по тропе, я увидела внизу одного из этих проклятых существ: оно направлялось к обсерватории. У меня был фульгуратор, и я могла бы его убить. Но я знала, что вы прилетите, и захотела взять его живым, чтобы вы смогли узнать, что это за чудовища и откуда они. Тогда я подождала и, когда он был точно подо мной, оглушила его ударом камня по голове, обезоружила и приволокла в наш тайник. Здесь мы ждали вас. Дважды захватчики обыскивали развалины, во не смогли найти замаскированный вход. Наконец, вчера они ушли. А потом Клотиль – она караулила руины, где погиб ее муж, – заметила ваш звездный корабль. Крестный узнал ксилл иссов и мы стали подавать сигналы.

– Что будет с вами, Анна? Берандии больше нет.

– Подчинюсь Хуго, Акки, если вы этого захотите. Вот его последнее письмо!

Она достала из-за корсажа сложенный вчетверо листок, второпях вырванный из записной книжки. Акки прочел:

«Дорогая Анна!

Берандии больше не существует! Последний инструктор погиб рядом со мной минуту назад. Я чудом остался в живых и уже скоро в свою очередь уйду во мрак. Я вас любил, когда вы еще были подростком, тем не менее я знаю, что вы меня не любили. Постарайтесь выжить, спрячьтесь. Клин, синзун, мне недавно говорил, что перерыв в десять суток в сообщениях, которые посылают инструкторы, немедленно потребует новой экспедиции для выяснения причин. Соедините свою судьбу с Акки, которого вы не переставали любить, и попросите его позаботиться о нашем сыне. Я хотел бы, чтобы он тоже стал координатором, если имеет к этому способности, – одним из тех людей, которым поручено навсегда погасить пожар войн. Это самая лучшая судьба, о которой можно было бы мечтать. Прощай, Анна. Враги возвращаются. У меня еще есть один фульгуратор, и я заставлю их дорого заплатить за мою смерть. – Прощай, горячо любимая».

47
{"b":"13324","o":1}