ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Молдер, у нее сломан позвоночник. Шейный отдел.

— Кроме следов пальцев Скиннера что еще мы имеем?

Скалли сделала вид, что поняла вопрос по-своему.

— Следов семенной жидкости нет, зато имеется раздражение от латекса, — сообщила она.

— По крайней мере, секс у них был безопасный, — с неуместным удовлетворением подытожил Молдер.

Скалли сложила губы в то, что считала саркастической улыбкой.

— А что у тебя?

У Молдера было много чего, он уже успел где-то порыться. Хорошо, сказала сама себе Скалли, То есть, конечно, наоборот, все очень плохо, но наконец-то мы имеем просто труп. Без крыльев, хвостов и прочего набора. Простой тривиальный труп, пусть даже с чересчур старательно свернутой шеей. Но это всего лишь труп. Железный Винни, конечно, влип накрепко, но с этим мы как-нибудь разберемся. Уверенности этому заявлению явно не хватало, но с этим она тоже как-нибудь разберется.

— Ее звали Карина Сайлес, — отбарабанил тем временем напарник. — Работала секретарем в адвокатской конторе, специализирующейся на уголовных делах.

— Говорил с кем-нибудь из ее фирмы?

— С одним из партнеров. Ее уволили несколько недель назад, — Молдер подумал и добавил, — за неосторожность.

— Неосторожность? — Скалли приподняла брови.

— Да, — все-таки Молдер как-то чрезмерно доволен. — Она подрабатывала на стороне. У одного из клиентов фирмы. У того, который содержит службу девочек по вызову.

— Дай мне пять минут, — вздохнула Скалли. — Я переоденусь.

Призрака сдуло в коридор. Скалли сняла очки, попыталась переварить информацию, решила повторить попытку позднее и тоже пошла на выход. Уже в дверях, выключив в прозекторской свет, она оглянулась.

С трупом, явно, было что-то не то. Может я и никакой доктор, решила Скалли, но на лекциях мне никто не говорил, что труп должен светиться. Даже частично.

Между тем, простой и тривиальный труп занимался именно этим.

Он светился.

Правда, в одном только месте и не очень сильно. Дэйну это слабо утешило.

Секунду Скалли принимала решение: заорать, призывая на помощь Молдера, или пойти и посмотреть самой. Было во всей этой картине что-то от детской страшилки. Что-то вроде «отдай мой кровавый палец». Чтобы не заголосить на самом деле — уж очень подмывало — Скалли напомнила себе, что на агентов ФБР трупы, как правило, не кидаются. Потом совсем некстати вспомнила все случаи из собственной практики, когда случалось совсем даже наоборот. Потом все-таки подошла к столу.

Труп светился. Точнее, светилась область вокруг ноздрей и губ, как будто девица вымазалась люминесцентной пастой, собравшись на Хэллоуин. Пришлось напомнить себе еще и о том, что на дворе март.

Свечение было голубовато-белым.

Мама, сказала сама себе Скалли. Я сильная и смелая. («Только легкая… как в том анекдоте»).

И в доказательство силы и смелости она протянула руку и коснулась губ Карины Сайлес, ныне покойной. На пальце осталась какая-то слизь. Скалли потянула из кармана диктофон.

— Добавление, — негромко сказала она в микрофон, как будто боялась кого-нибудь спугнуть, — я наблюдаю явную флюоресценцию вокруг носа и рта жертвы. Взять на заметку: проанализировать вещество.

Дом номер 1223 по Ганновер-стрит Джорджтаун

Дом номер 1223 по Ганновер-стрит в Джорджтауне сиял стеклом. Даже козырек над входом представлял из себя прозрачную галерею. Дверь квартиры открыла темноволосая, чем-то встревоженная красотка в белом костюме. Молдер сунул ей под нос удостоверение.

— Лоррейн Келлехер? — полюбопытствовал он.

— Нет, — визит федералов девицу не обрадовал. — Мадам Келлехер занята. Могу я вам чем-нибудь помочь?

А вот Скалли могла бы поручиться, что дальше порога их пускать не собираются, и изготовилась к битве. Но Молдер уже оттеснил девицу внутрь без посторонней помощи:

— Занята или не занята, нам нужно с ней поговорить.

— Хорошо, — подозрительно быстро сдалась красотка (секретарь? одна из девиц?). — Я скажу ей, что вы пришли.

Она припустила вверх по лестнице на второй этаж квартиры:

— Лоррейн! К тебе какие-то люди из ФБР…

Агенты тем временем оглядывались по сторонам. Мягкий ковер на полу, светлые тона, голубые и белые мягкие кресла, по размеру больше напоминавшие небольшие диваны, картины на белых стенах. Скалли скептически осмотрела одно из этих творений — красно-сине-черные загогулины на белом фоне. Молдер этого шедевра просто не заметил. Как-то раз он признался ей по секрету, что из дальтонизма тоже можно извлечь выгоду.

— Дела у них, похоже, идут в гору, — подытожила Скалли.

На лестнице опять раздались шаги. Агенты как по команде задрали головы.

— Прошу прощения, — прошелестела с высот лестницы Лоррейн Келлехер (далеко за сорок, высокая прическа, неприязненное и неприятное выражение брезгливого лица), — но я опаздываю на встречу.

— Мы хотели бы задать несколько вопросов, — решительно пошла в атаку Скалли. Молдер с интересом посмотрел на Дэй-ну, решил, что вмешиваться и оттаскивать напарницу пока рано, и промолчал. — Об одной из ваших девушек. Или Карина Сай-лес больше на вас не работает?

Дама на лестнице поправила шарф и вопросительно приподняла брови. Если бы не дорогой — немного чересчур дорогой — костюм, ее можно было бы принять за остервеневшую за долгие годы работы учительницу средних классов.

— Я опаздываю как раз на встречу с ней, — сообщила она. — Уже на десять минут.

Теперь она, кажется, все-таки заинтересовалась судьбой своей знакомой. Скалли просто не поспевала за сменой выражений на ее холеном лице.

— Не стоит беспокоиться, — подал голос Молдер. — Она не придет.

— О-о? — с волнением спросила дама. — А почему вы так решили?

— Потому что она умерла, — утешил ее Призрак. — Ее убили вчера ночью.

Нельзя сказать, что мадам Келлехер была потрясена новостью. Еще труднее оказалось отыскать огорчение в калейдоскопе ее масок. Мадам наконец спустилась к ним, и стала видна еще одна картина, раньше скрытая ее за спиной. На этот раз среди изображений можно было разобрать предметы, похожие на огрызки яблок, и что-то вроде гигантского шприца, вызывающе торчащего из ветки дерева. Все в кровавых и бурых тонах.

— Как?

Скалли посмотрела на мадам и прибавила к ее возрасту еще пять лет. Потом внимательно изучила скорбно опущенные уголки тонких губ собеседницы и злорадно решила добавить десятилетие.

— Каким образом?

— Это мы и пытаемся выяснить.

Лоррейн Келлехер несколько раз медленно опустила и опять подняла веки. Теперь она была похожа на сову.

— Не знаю, что и сказать… — прошелестела она.

— Можно, например, начать с рассказа о том, работала ли Карина вчера ночью, — вмешалась Скалли в увядающую беседу. — И о том, кто ей заплатил за работу.

— Боюсь, этого я сказать не могу, — снисходительно улыбнулась мадам.

— Может повредить клиентуре? — хмыкнул в пространство Молдер.

— Вы удивитесь, — прошипели ему в ответ, — узнав, кто мои клиенты…

— Нет, — мотнул головой Призрак. — Думаю, что не удивлюсь.

— А я, к тому же, сомневаюсь, что они захотят впутываться в уголовное расследование, — охотно подлила масла в огонь Скалли.

Дамы обменялись выразительными взглядами. Гонг, подумал Молдер, вклиниваясь между ними.

— Нам от вас нужно всего лишь одно имя, — примирительно сказал он. — Кто нанял Карину?

Мадам вдруг развеселилась.

— Скажем так, — тонкие и неприятно длинные губы еще больше растянулись в вялой улыбке. — Вы оба работаете на правительство. Я тоже.

— Хватит! — взорвался Призрак. — Кто ее нанял?

Лоррейн Келлехер тихо вздохнула. Опять пару раз проделала совиный трюк с глазами.

— Она мне звонила. Сказала, что познакомилась в баре с одним человеком. Я попросила номер его кредитной карточки.

— Как его зовут?

Мадам опять тихо вздохнула и назидательно, почти по буквам произнесла:

— Уолтер Скиннер.

3
{"b":"13330","o":1}