ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Такое ощущение, что ты торопишься, — хмыкнул Пендрелл.

Молдер наморщил длинный нос:

— Я не единственный, у кого от этой фотографии зависит жизнь.

Штаб-квартира ФБР, кабинет профессиональных расследований Вашингтон, округ Колумбия Тем же днем

Второй человек, которому нужна была эта фотография, сидел за длинным столом и угрюмо разглядывал знакомое зеленое сукно. Здесь ничего не изменилось. Наверное, тут вообще никогда ничего не менялось. А он уже забыл, как это — сидеть на этом краю стола. Напротив него манекенами застыли члены комиссии. Даже лица у них были как будто деревянные. Забавно, но именно сейчас он почти не волновался. Ему удалось прозвониться в больницу и вытряхнуть из врача заверение, что операция прошла вполне удачно. Теперь вам надо только ждать, произнес сакраментальную фразу врач на прощание. Он согласился ждать и именно этим теперь занимался. Ждать он умел.

На вошедшую Скалли он не обратил никакого внимания. Просто отметил, что от нее распространяются волны тревоги и беспокойства.

— Мы все еще ждем агента Молдера? — поинтересовался спецагент Боннекази.

— Да, сэр.

— Больше ждать не будем, — сидевший через стул от Боннекази человек и кивнул Скалли. — Начнем без него. Присаживайтесь.

Дэйна прошла мимо Скиннера на свое место. Вот тогда он и повернул к ней голову, будто собирался что-то сказать, но промолчал и снова принялся разглядывать стол.

— Итак, — объявил Боннекази. — Давайте снова пересмотрим имеющиеся у нас улики. Так вы говорите, что не нашли ничего, непосредственно доказывающего вину мистера Скиннера?

— Нет, сэр. Ни одно вещественное доказательство, — настолько ровным голосом начала Скалли, что Скиннер сразу понял, на каком она градусе кипения, — не связывает, — она все-таки не выдержала и закончила подчеркнуто ядовитым тоном, — господина помощника директора с обстоятельствами смерти.

— Вы делали вскрытие тела. Отметили ли вы что-нибудь необычное?

— Я взяла образец какой-то субстанции, опознать которую в лаборатории не смогли.

— То есть? — удивился Боннекази.

— Это естественным образом собравшиеся энзимы… выделения из носа и рта покойной, — невозмутимо отчеканила Скалли.

— И вы представляете, почему эти выделения оказались на теле?

Скалли постаралась принять самый безмятежный вид, какой только получится.

— Нет.

— Если вы что-то скрываете от следствия…

«Ну что ж, Старбак, если нет другого способа, попробуй сделать наоборот».

— Сэр! Мне не хотелось бы говорить за агента Молдера… — скучным голосом начала Скалли.

— Говорить — что?

Скалли растерянно оглянулась на Скин-нера в поисках поддержки, но тот сидел, подперев щеку ладонью, в позе «я вас внимательно слушаю». Ей показалось, что он не спускает с нее глаз, но на расстоянии точно сказать было трудно. Скалли набрала как можно больше воздуха. Ох, как же я сейчас получу по ушам…

— Агент Молдер считает, что это вещество — остаточные следы посещения демона.

Что интересно: никто даже не улыбнулся.

— Но у вас есть другое объяснение, — деловито подсказал Боннекази.

— Нет, — твердо сказала Скалли. — Со всем моим уважением, сэр, другого объяснения у меня нет.

Она спиной почувствовала, как изумился Скиннер. У остальных ее сообщение столь бурной реакции не вызвало. Дэйне захотелось помахать у них перед глазами рукой, проверить — отреагируют ли.

— Вы верите в паранормальные явления, агент Скалли? — спокойно полюбопытствовал Боннекази.

Крепкие ребята, подумала Дэйна.

— Все исключительные случаи, с которыми мне пришлось сталкиваться по работе, — неторопливо, чтобы не сорваться и не брякнуть лишнего, сказала она, — я рассматривала с чисто научной точки зрения. Считаю, что именно поэтому я была приписана к проекту «Секретные материалы» и приставлена помогать агенту Молдеру.

Ей все же удалось пробить брешь в невозмутимости спецагента Боннекази — он усмехнулся ее словам, чем немедленно вывел ее из себя.

— Скажите, а помощник директора Скиннер всегда был так же разборчив, как и вы?

— Простите, сэр. Я не понимаю вопроса, — Скалли в вежливом удивлении приподняла бровь. Родителей, помнится, от подобного фокуса просто распирало от негодования.

Здесь тоже сработало. Боннекази с трудом удержал себя в руках. На другой стороне стола что-то негромко фыркнул Скиннер.

— Скажем так… — Боннекази метнул гневный взгляд на без пяти минут бывшего помощника директора. — Согласны ли вы, что ваш непосредственный начальник могли попасть под очарование… под влияние агента Молдера.

— Нет, сэр, ничего подобного, — с каменным лицом соврала Скалли.

— Тем не менее, он продолжает ставить вас на дела, связанные со… сверхъестественными явлениями…

«Ну ладно, дружок. Ты сам напросился».

— Хочу верить, что помощник директора защищает нас, потому что уважает хороших работников.

— А вы защищаете его, размахивая косвенными уликами…

Была б моя воля, с мрачным удовольствием подумала Скалли, я бы размахнулась не уликами…

— Нет, сэр. Это не верно.

Договорить ей не дали. Поднялся сидящий справа незнакомый ей человек, пригласивший ее садиться и которого она сначала приняла за секретаря.

— На этом все, господа, — возвестил он.

— А я еще не закончила!

— Нет, вы уже закончили, агент Скалли. Все.

Она опять оглянулась на Скиннера. Тот опять смотрел куда угодно, только не на нее. Тогда Скалли встала из-за стола и нехотя вышла в коридор.

* * *

Ну же, Молдер, где тебя носит… Или телефон потерял?

— Алло?

— Молдер?..

— Эй, — услышала она из-за спины. — Я здесь.

Молдер с телефоном в одной руке и сложенной бумагой во второй стоял сзади.

— Ты все пропустил, — тут же обрушилась на него Скалли. — Правда, что бы ты ни сказал, это ничего не изменило бы.

Молдер почему-то был подозрительно бодр и возбужден для пиковой ситуации:

— Где Скиннер?

Скалли кивнула на двери кабинета.

— Лишается работы.

— Они что, уволили его?

— Спасибо, что не расстреляли.

Молдер что-то взвесил про себя, остался доволен. Все-таки он что-то чересчур доволен жизнью. Необычное для него состояние. Особенно, если учесть ситуацию.

— И воспользовались для этого нами, верно? — сообщил он радостно. — «Секретными материалами».

Открыл Америку. Поздравляю. Дальше что? Пойдем и напоследок доложим об этом Скиннеру, чтобы он тоже порадовался?

— …обнаружили его слабое место… Пойти спросить, что ли, где оно у него?

Это же информация на миллион долларов.

— …и стали на него давить.

— Для чего?

— Чтобы подсидеть нас, конечно. Убери Скиннера, и вся наша защита — фьюить!

Здорово. Чтобы не взорваться, Скалли отобрала у Молдера бумагу, которой он помахивал у нее перед носом.

— И на кого это я смотрю?

— На человека, который вчера ночью угнал машину Скиннера и пытался убить его жену.

Ну и рыло, чуть было не брякнула Скалли, разглядывая распечатку.

— Не понимаю. Зачем было заваривать такую сложную интригу? — тряхнула рыжими волосами Скалли. — Дешевле пристрелить.

— Уже пробовали, — напомнил Молдер. Скалли постаралась не покраснеть. Получилось плохо. — Еще одна попытка была бы слишком очевидной даже для них. И потом, я думаю, что мертвый Скиннер для них опаснее. Лучше пусть живет, барахтаясь в том дерьме, которое они на него вылили.

— Что это за урод? — Скалли почувствовала, что скоро кончики ушей у нее можно будет использовать вместо спичек, так они горели.

— Понятия не имею. Дэнни ничего не сумел найти на него. Но не теряет надежды.

— А как мы его отыщем?

Молдер наставительно поднял указательный палец.

— Этот парень, — сказал он, — пешка. А пешка всегда делает первый ход.

Скалли яростно улыбнулась.

— Проститутка, — сказала она. — Этот парень нанял проститутку.

9
{"b":"13330","o":1}